Показать ещё Все новости
Показать ещё Все новости
Арнд Пайффер
Дмитрий Егоров
Открытый враг России. Кто обыграл Фуркада, Бё и «Спартак»
Немец Пайффер обвинял наших спортсменов во всех грехах. Теперь он стал олимпийским чемпионом.
Олимпиада 2022 / Биатлон 0

Нынешний сезон казался гонкой двух гениальных атлетов. Фуркад и Бё меняли друг друга на первом месте с таким постоянством, будто в этом виде спорта никого, кроме них, не существует. И даже в Корее, где биатлонный стадион заполняется в два раза хуже, чем лыжный, у Мартена были личные фанаты.

Девочки, которые проверяют винтовки до старта, под страхом увольнения пронесли прямо на рабочее место календари с изображением Фуркада и были вне себя от радости, когда Мартен подписал их перед гонкой.
Жаль, что гонка — что для француза, что для норвежца — закончилась уже на первой стрельбе. Ветер был против лидеров и разгонял порывы ровно в тот момент, когда Бё с Фуркадом приходили на стрельбище. Итог – три промаха и мгновенное выбывание из борьбы.

Популярнее Мартена и Йоханнеса в Пхёнчхане был лишь человек, стартовавший под первым номером. Комично, но Тимофея Лапшина вряд ли допустили бы до Игр, доверяй ему тренеры в сборной России, но, год назад переехав в Корею, он смог выступить на Олимпиаде в качестве надежды нации. Тимофей мечтал об этом четыре года назад в Сочи, но не получил даже шанса, зато сейчас корейское телевидение чуть ли не ежедневно крутит фильмы о русском, который может выиграть для новой страны медаль.

«Я не предавал родину». Главный фанат «Спартака» в Южной Корее
Он побеждал вместе с Шипулиным, но отказался от России. И всё равно Тима Лапшин готов красить бороду в красный и хочет футболку «Спартака».

В течение сезона Тимофей пытался максимально абстрагироваться от разговоров о России и допинге, но после гонки в Пхёнчхане сказал главные слова: «Сегодня я выступал за две страны. За Корею, которая меня приняла, и за родину, которая у меня в сердце. За всех ребят, которые не смогли здесь оказаться».

Лапшин был очень хорош. Он выдал чуть ли не лучший первый круг и лишь не прошедший габарит в «стойке» лишил его сенсационной медали. Тимофей, кстати, единственный, кто украшает чехол от винтовки символикой футбольного клуба. На спине у него гладиатор с красно-белым ромбом – и, похоже, это как раз та история, когда «Спартак» может стать чемпионом Олимпийских игр по мотивам известной кричалки.

Двум другим россиянам, Антону Бабикову и Матвею Елисееву, пришлось ещё сложнее. Ещё молодые парни, ещё и неудачно выступающие в этот сезоне, в минуту превратились в людей, от которых в России требует медаль примерно каждый. И, учитывая популярность биатлона, серьёзную критику после неудач – оба россиянина оказались под мощным давлением. Они сколько угодно могут отрицать всю тяжесть ноши, но 4 и 5 промахов – это не только ветер, но и нервы.

— Может, нам пора нанять психолога? – неожиданно выдал Матвей.
— Для меня Олимпиада – это не главный старт в жизни, — ещё жестче зарядил Бабиков. – Не чувствую, что всю жизнь шёл к тому, чтобы так – выступать без команды, в таких условиях.

Антон Бабиков

Антон Бабиков

Фото: РИА Новости

По обидному стечению обстоятельств на первое место в непредсказуемой гонке сенсационно взобрался Арнд Пайффер – самый публичный враг российского спорта.

Вот одна из его актуальных фраз о наших спортсменах, представленная немецкой прессой пару недель назад.
«Фарс, что такие спортсмены, как лыжник Легков или скелетонист Третьяков, после вердикта CAS вновь считаются олимпийскими чемпионами. Это пощёчина для тех, кто мог бы стать первым. Индивидуальная вина просто не может быть доказана. Но в конце концов было установлено наличие допинговой системы и подмены проб в Сочи-2014. К русским уже было приковано внимание в плане допинга – в биатлоне в том числе, и отчасти наивно полагать, что на домашней Олимпиаде ничего не было».

В Пхёнчхане только что выигравший Пайффер оказался с глазу на глаз с нашими ребятами.

— И мы его поздравили. Какие обиды? Арнд по крайней мере честен и принципиален по отношению к допингу. Это его позиция, — сказал Бабиков. – Он ведь не хуже, чем те, которые улыбаются в лицо, но сами думают иначе. Пайффер не льстит, да и мы можем поставить себя на его место. Ведь сами не понимаем, может, делаем что-то недостаточно для доказательства, что с допингом всё было не так.

После пресс-конференции мы подошли к Пайфферу с простым вопросом – враг он наших или нет? Начали с Шипулина.

— Знаю Антона много лет, с юношеского чемпионата 2008 года, — неожиданно с болезненной интонацией начал Арнд. — Антон – отличный спортсмен, он не показывает аномально высокие результаты только на крупных турнирах, он стабилен. Всегда верил, что Шипулин – чист. Я не знаю, почему его тут нет. А вы знаете?

— Нет.
— Думаю, ему очень трудно, потому что он тоже ничего не понимает. Нам хотелось бы получить объяснение. В биатлонной семье это большой вопрос.

— Сегодня вы говорите добрые вещи об Антоне, но до этого негативно высказывались об Александре Легкове и Александре Третьякове – они ведь тоже не показывали аномальных результатов и всегда были на высоте.
— Он не будет отвечать. Всё-таки хотелось бы обсуждать золотую медаль, — остановил пресс-атташе сборной Германии, хотя Пайффер был готов сказать своё мнение.

Арнд встал и извинился. Вообще, он всегда казался хорошим парнем. Как-то подписывал мне кучу автограф-карт для болельщиков сборной Германии в России, говорил добрые слова о нашей стране. Просто, похоже, он настолько чувствительный и сомневающийся парень, что даже толком не смог отпраздновать золотую медаль.
Так и сказал: «Когда финишировал — думал: ок, я был не так быстр сегодня, хорошо, если в шестёрке. Потом тренеры заметили: «Похоже, мало кто тебя может обогнать». И когда последний спортсмен закончил гонку, я лишь подумал: «Ладно, всё неплохо, если на сегодня даже такого выступления достаточно». Вот и всё. Но мы же понимаем, что моя победа – стечение обстоятельств и проделки ветра».

Пайффер очень похож на русского. Я даже не удивился, когда прочитал в «Википедии», что его маму зовут Елена Фёдоровна.

В этой эмоциональности Пайффер очень похож на русского. Я даже не удивился, когда прочитал в «Википедии», что его маму зовут Елена Фёдоровна. И это пока стало моим главным проколом на этих Играх.

— Арнд, вашу маму зовут Елена Фёдоровна? — задал последний вопрос я.
— С чего вы взяли? – выпучил глаза немец.

— Так написано. Она из России?
— Да вообще нет, — сказал Арнд и в голос засмеялся. Вместе с ним как-то подобрел и пресс-атташе сборной Германии, мол, ну и шутят у вас…

Враг ли Арнд для наших спортсменов? Так его назвать сложно. Или невозможно. Поэтому не стоит ругаться, сокрушаться или завидовать. Лучше второй день подряд закончить биатлонный текст словами баскетболиста Сергея Панова. «Надо просто самим вести себя прилично, жить по правилам, тренироваться и побеждать».

Комментарии (0)
Партнерский контент