Дмитрий Егоров Дмитрий Ерыкалов
,
«Чемодан сопротивлялся, но застегнулся. Как немцы в финале!»
Спецкоры радуются победе хоккеистов, возмущаются американскими биатлонистами, а затем прощаются, но не уходят.
Зимняя Олимпиада 0

Спецкоры «Чемпионата» завершают своё громкое пребывание в олимпийском Пхёнчхане в рамках рубрики «Трое из Просторашино». Спецкор Ерыкалов радуется хоккею, Куимова радуется отлёту из этого прекрасного места. Только спецкор Егоров ничему не радуется, злопамятно раскрывая неприглядные детали из жизни американских биатлонистов в России.

Ерыкалов вспоминает победное утро

Итак, победа! Для многих игроков сборной России по хоккею эта Олимпиада — первая в жизни. Абсолютно для всех это первый финал. С какими мыслями они просыпались сегодня в Олимпийской деревне? Что ели на завтрак? Следили ли, с какой ноги встать с кровати? Интересно же будет вспомнить потом.

Для меня это тоже первые Игры. Перед Сочи меня отцепили как молодого (но не обязательно перспективного). Складывать буквы в предложения я начал спустя пару месяцев после Ванкувера. Нагано я ещё не застал, а вот Солт-Лейк смотрели всем классом. И, пересматривая полуфинал с американцами, не верили, что гола Самсонова в реальности не было.

Мой день финала начался со сборов. Уже вечером закрытие Олимпиады, потом сразу на поезд до Сеула, там ночь в режиме бомжей, и мы почти дома. Корейская косметика, бутылки соджу и целая армия «Сухарянов»… Распухший чемодан посопротивлялся, но всё же застегнулся. Ровно как немцы в финале!

Дорога в Олимпийский парк в этот особый день была, кажется, такой же, как и все эти недели. Одни и те же маршруты подталкивают снять ремейк «Дня сурка». Пусть и на камеру телефона. Но что-то неуловимое в последний день Игр всё же изменилось.

«Россия!» — кричат, заприметив мой пуховик с триколором, ребята из Казахстана. «Ну что, всё написал? Хорошего дня!» — обескураживает доброжелательностью тот самый спекулянт, что запрещал себя снимать и называл меня крысой. На небе спустя два дня непогоды выглядывает солнце. И главное: мы — чемпионы!

Спецкор Егоров вспоминает, как американцы рвали рубаху

Знаете, кто такой Макс Кобб? По должности он президент Союза биатлонистов США. По внешности и повадкам — чистый Джордж Буш Младший. А по факту — лицемер и чмырь. Комментатор Губерниев придерживается ровно такого же мнения.

Почему чмырь? Да потому человек он морально опустившийся. Клоун без собственного мнения. Он ведь мог озвучить решение бойкотировать этап Кубка мира в Тюмени сразу после решения исполкома IBU — и это было бы честно и прямо. Но Макс выждал неделю и сделал это точно перед заседанием МОК по вопросам снятия санкций к России. Хороший человек? Да нет, чмырь он.

Ну и лицемер, потому что всегда там, где выгодно, болтал о любви к России. Я лично был свидетелем, как пьяный Макс говорил добрые слова олимпийскому чемпиону Евгению Редькину и просил бесплатного перелёта и размещения в Ханты-Мансийске для своих спортсменов. Потом Кобб упал, порвал рубашку и просил Редькина на ней расписаться на память.

За денежку американский чмырь готов на всё. И называть его политическое лицемерие борьбой за чистоту спорта — это обман категории допинговой.

Спецкор Куимова прощается, но не улетает

Олимпиада закончилась для меня раньше, чем ожидалось, — всему виной корейские поезда, на которые, как оказалось, нет мест на ближайшие несколько дней. Ни бесплатных для журналистов, ни за деньги. Совершенно случайно на сайте остался один единственный билет на день, а спецкорам Егорову и Ерыкалову достались два на самый последний поезд 25 февраля. Доехав в горы с чемоданом, я была вынуждена с ним же мчаться обратно, потому что риск не успеть на единственный поезд был слишком велик. И хоть бы кто-нибудь помог с этими 18 килограммами, которые я пыталась сначала затащить в автобус, а потом вытащить. Но ничего, успела. Хорошо, что в Сеуле есть знакомые, которые не оставили меня один на один со злосчастным чемоданом.

Лыжный марафон я досматривала, уже сидя на диване. И в тот момент в груди что-то защемило: хочу обратно. Пусть в день приходилось ездить на 10 автобусах, дошираки в последнее время уже не лезли, синяки под глазами стали видны за километр, но быть там, чувствовать эту атмосферу — очень здорово. Несмотря ни на что. И жаль, что проблемы с транспортом отобрали у меня лишний день на Играх.

P.S. Все эти благостные строчки спецкор Куимова написала перед выездом. Следующие три часа она жестоко о них жалела. Её рейс из Сеула постоянно задерживали — меняли самолёт, потом искали в её сданном багаже зарядку для телефона (это в Корее запрещено), наконец, ожидали вылета китайских рейсовых самолётов… В итоге через три часа всех приключений заключительный кадр из олимпийской Кореи от спецкора Куимовой выглядит так.

Комментарии (0)
Узнавайте о новых статьях первыми

Подпишитесь на рассылку и узнавайте о самых интересных и важных новостях первыми

Введите корректный e-mail
Загрузка
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
Спасибо!

Для завершения подписки остался один шаг. Проверьте свою почту.

Партнерский контент