Спасем олимпийскую велотрассу в Крылатском
Евгений Слюсаренко
Автор:
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат» / РИА Новости

Спасём олимпийскую велотрассу в Крылатском!!! От кого… Для чего…

На легендарное место претендуют структуры, связанные с Романом Абрамовичем, а также городские власти. Что будет дальше – неизвестно.

Олимпиада 2022 / Олимпизм 0

«Есть реальная угроза в год юбилея Олимпиады потерять уникальный объект – велотрассу в Крылатском. Это может случиться в ближайшие недели», — сообщил полмесяца назад президент Федерации велоспорта России, трёхкратный олимпийский чемпион Вячеслав Екимов.

Так неожиданно очередная серия проекта «Чемпионата» с метафорическим посылом «Медведь прошёл», который задумывался как ностальгическая ревизия сохранившихся за 40 лет следов московских Игр, обрела актуальную серьёзность. Тяжело считать такую угрозу виртуальной, имея перед глазами состоявшееся исчезновение других строек Олимпиады-80: стрельбища в Мытищах и Стадиона юных пионеров на Ленинградском проспекте.

Да, речь идёт о той самой легендарной трассе, на которой наша страна в последний раз заполучила олимпийского чемпиона в индивидуальной групповой гонке – Сергея Сухорученкова. Больше в этой дисциплине побед за следующие 40 лет у нас не было.

Сергей Сухорученков (СССР), Чеслав Ланг (Польша), Юрий Баринов (СССР)

В прошлую субботу группа активистов организовала внушительный флешмоб – «Обнимаем олимпийскую трассу в Крылатском». Суть акции состояла в том, чтобы привлечь внимание к проблеме не открытыми обращениями или письмами куда-то высоко (на одном из таких обнародованных писем стоит резолюция президента России Владимира Путина в адрес мэра Москвы Сергея Собянина – «прошу рассмотреть и доложить»; с тех пор прошло два года).

Организаторы придумали другое: полностью заполнить малое кольцо полотна велосипедистами – по примерным подсчётам, для этого, учитывая длину кольца в 4,3 км, надо было чуть больше двух тысяч человек на велосипедах. И это, по многочисленным свидетельствам, сделать удалось. Акция освещалась во многих крупных медиа и соцсетях, и вне зависимости от конечного итога наличие в городе такого сплочённого сообщества, желающего отстаивать свои интересы, большое достижение.

Теперь о сути претензий и о том, правда ли, что олимпийскую трассу скоро снесут или планируют это сделать. Действительно, сразу у двух структур – департамента городского имущества Москвы и ООО «Медикал Эстейт» (компания, связанная с Millhouse Романа Абрамовича) – уже несколько лет есть юридические претензии к владельцу объекта, ЗАО «Спортивно-экологический комплекс «Лата Трэк». Городские власти требуют признать, что трасса эксплуатируется с такими нарушениями, что давно утратила спортивное назначение, а потому следует отдать её городу (что будет с ней дальше, не уточняется).

Представители владельца «Челси» оспаривают право на несколько сотен метров трассы: если исходить из проведённого несколько лет назад межевания, то часть велополотна де-юре принадлежит им, и эту часть планируют использовать под строительство (подчёркивая, что на всю трассу как таковую не претендуют). Участники субботнего флешмоба специально на асфальте провели жёлтую линию по границе кадастровых участков: слева – то, на что претендуют застройщики, справа то, что останется.

Очередные слушания прошли несколько дней назад, следующие состоятся в сентябре.

Что такое «Лата Трэк» и почему частная компания владеет олимпийским объектом? Потому что в советское время трасса длиной 13,6 км, включающая большое и малое кольца, строилась на средства и принадлежала такому могущественному общественному монстру, как Профсоюзы (ВЦСПС). После распада СССР владение дорогой по наследству перешло к Московской федерации профсоюзов, а та в свою очередь в 2003 году передала её компании «Лата Трек» (войдя при этом в состав учредителей). Схема по выводу общественной собственности в частные руки вполне классическая.

У спортивного сообщества сложное отношение к нынешним собственникам полотна. С одной стороны, им удалось главное – сохранить спортивное назначение трассы, что по нынешним меркам уже немало. Бесплатный проход для индивидуальных тренировок тоже говорит в их пользу.

С другой – им припоминают не самый рачительный уход за покрытием (собственно, полностью его не меняли с того самого олимпийского 80-го), проведение автогонок (хотя на особо охраняемую природную территорию проезд машин должен быть запрещён), случающиеся конфликты как с устроителями соревнований, так и с жителями района. Собственно, организаторы акции «Обнимаем трассу» особых иллюзий по отношению к нынешним собственникам не испытывают, подчёркивая это в своём обращении.

Признать недействительным право собственности «Латы Трек» на велодорогу – это, может быть, и хорошо для дальнейшего развития спорта, но, учитывая притязания девелоперов, это всё может вылиться в застройку этой природной территории и велодороги.

Очевидно, что однозначно чёрных и белых в этой истории нет. Как бы ни хотелось грудью защитить историческое место, важно понять – защитить от кого? Что будет после победы какой-то из сторон? Каковы их истинные интересы? Одно можно сказать совершенно точно: своё 40-летие олимпийская велотрасса в Крылатском встречает не в лучшей в форме (кто бы ни был в этом виноват). От Олимпиады-80 на ней остался, собственно, потрескавшийся асфальт и… дорожные столбы. И это не те артефакты, которые бы хотелось оставить навсегда.

В этом смысле судьба другого велосипедного объекта в Крылатском выглядит почти благополучной. Да, лучшие дни велотрека явно остались позади. Уникальное покрытие из сибирской лиственницы, на котором в период с 1980 по 1989 год было установлено 123 мировых рекорда (а за всё время существования – более 200) по-прежнему готово к большим скоростям, но по-настоящему великих событий здесь не было уже давно. Такого, например, как знаменитый поцелуй победного трека швейцарским чемпионом Робертом Дилл-Бунди. После возвращения из Москвы 21-летнего парня довольно долго травили за этот спонтанный и трогательный жест, посчитав это коммунистической пропагандой.

Причина постепенного угасания великого трека проста: по современным правилам Международного союза велосипедистов длина круга должна составлять не более 250 м, а на велотреке в Крылатском оно – 333,3 м. То есть соревнования уровня этапов Кубка мира, чемпионатов мира и Европы нам не отдают — только среди младших возрастов и/или в неолимпийских дисциплинах. Они, справедливости ради, постоянно в этих стенах проводятся – как всероссийского, так и международного масштаба. Но это, как вы понимаете, не тот эффект.

Ситуацию, наверное, могла бы исправить полномасштабная реконструкция велотрека, сейчас производящего на наблюдателя грустноватое впечатление своей обшарпанностью, но это прерогатива его владельца – спортивного центра профсоюзов «Крылатское» (кстати, одного из учредителей «Лата Трэк»). Судя по официальному сайту, собственник активно сдаёт все возможные площади в коммерческое использование – и далеко не всегда речь идёт о спорте. Поговаривают об интересе московских властей выкупить легендарное место, но договориться пока не удаётся. У этой неприкаянности есть и плюсы: объект по-прежнему сохраняет неповторимую винтажность – мало где ещё в Москве можно найти нетронутые свидетельства проведения Олимпиады.

У кого более-менее всё хорошо в Крылатском, так это у олимпийского гребного канала. На этом искусственном водоёме сборная Советского Союза выиграла пять золотых медалей, из них три взял Владимир Парфенович из Минска (это до сих пор не побитый рекорд – ни один байдарочник на одной Олимпиаде не выигрывал больше).

Канал среди всех спортивных точек района – старожил, построен ещё к чемпионату Европы по академической гребле 1973 года, затем к Олимпиаде-80 обновлён и в постсоветские времена тоже потихоньку приходил в запустение. Но ему повезло – собственником его оставались московские власти, и в начале нулевых годов состоялась глобальная модернизация. С тех пор там прошло множество крупных международных стартов, в том числе в 2014 году чемпионат мира по гребле на байдарках и каноэ, а в 2016-м – чемпионат Европы. Спортсмены-любители, конечно, ворчат: объект режимный, допуск на территорию с каждым разом всё более ужесточается – это не вольница с велотрассой. Но канал живёт – вот что главное.

Это к мнению, что олимпийская инфраструктура Москвы-80 настолько устарела, что спустя столько десятков лет единственное, что с ней можно сделать, – это снести в труху. И построить на их месте что-то желательно по минимуму относящееся к спорту – земля нынче дорога.

Есть и другой выход, и о нём мы ещё не раз поговорим.

Это был третий материал нашего олимпийского проекта «Медведь прошёл». Напоминаем, что до 3 августа (дня, когда состоялась торжественная церемония закрытия Игр-80) мы будем рассказывать об оставшихся следах проведения в столице нашей страны этого грандиозного события. Читайте по ссылке наши истории, смотрите актуальные и архивные фото. К следующему юбилею своими глазами увидеть эти следы будет ещё сложнее.

Комментарии (0)