• Главные новости
  • Популярные
Скобрев: просто пытался хорошо делать свою работу
Фото: Fotobank.com/Getty Images
Текст: Артём Загумённов

Скобрев: просто пытался хорошо делать свою работу

Иван Скобрев, завоевавший во вторник свою вторую медаль в Ванкувере, рассказал, что оставил все силы на олимпийском овале, и признался, что результатом удовлетворён.
24 февраля 2010, среда. 07:40. Сочи-2014
Конькобежец Иван Скобрев 13 февраля, в первый игровой день Олимпиады, завоевал для сборной России первую медаль Игр, которая долгое время оставалась единственной. После бронзы на дистанции 5000 метров Иван едва не добрался до подиума в забеге на 1500 метров, но проиграл третьему месту 3 сотых. И вот на "десятке" Фортуна вновь повернулась к россиянину нужным местом: добыто серебро. После забега Иван рассказал о заслуженности своей медали, отметил заслугу в успехах болельщиков и портала "Чемпионат.ру", а также поделился планами на будущее и поведал, что он собирается делать для развития конькобежного спорта в России.

— На последних кругах вы думали, что идёте на серебро или на бронзу? То есть вы поняли, что Крамер допустил ошибку?
— Я не мог понять, почему Свен заканчивает дистанцию на моей дорожке, так как видел, что одним коньком он был справа, а поехал влево. Я думаю, он уже сам стал понимать, что допустил ошибку. Что сказать, такое случается. Это не только соревнования организма, выносливости и ног, но и головы. Ты должен справиться с давлением болельщиков, спонсоров, родных, страны, потому что 25 кругов выполнять правильные движения, правильные входы, правильные выходы весьма тяжело. Видимо, Свен был настолько уверен в своей победе, ему было тоже непросто, это спорт... В какой-то момент он надломился, хотел как лучше, а допустил ошибку. Это случается, я честно за него переживаю. Конечно, я не рад такому конфузу, Свен заслужил своё золото. Но, видимо, одного ему пока хватит, пусть готовится к Сочи (смеётся).

— В вашей карьере что-то подобное случалось?
— Вы знаете, был один раз, на чемпионате Европы в Коллалбо. Я вошёл в большую дорожку на "десятке", но быстренько перепрыгнул на маленькую, кстати, я тоже сидел за соперником, за Марком Тайтертом, кажется. Мы с ним вместе вошли на большую дорожку, но я тут же поправился, тогда ещё не было таких "злых" правил. Сейчас мы не имеем права ни наехать на фишку, ни задеть блок. Так что тогда меня простили, тем более я с большой на маленькую перепрыгнул, буквально одну фишку проехал по чужой дорожке. Но вообще такое случается. Я знаю, что Чэд Хедрик допустил такую ошибку, имея возможность выиграть чемпионат мира, сейчас Свен... Представляете, как обидно? Я вот даже представить себе не могу.

— Расскажите, как вообще происходит смена дорожки: кто отвечает, кто следит, на автомате ли всё или каждый раз думаете?
— Да мало что контролируешь. Там пашешь и пашешь. Думаешь о том, чтобы нормально дышать, о том, как сделать правильный шаг при повороте, не наступить на этот долбаный блок. Потому что на последних кругах всегда боишься наступить на эту фишку. Так что все мысли о том, чтобы нормально доехать, сделать всё верно. У меня сегодня получилось, у Свена нет, я честно переживаю за него.

Я не мог понять, почему Свен заканчивает дистанцию на моей дорожке, так как я видел, что одним коньком он был справа, а поехал влево. Я думаю, он уже сам стал понимать, что допустил ошибку. Что сказать, такое случается. Это не только соревнования организма, выносливости и ног, но и головы. Ты должен справиться с давлением болельщиков, спонсоров, родных, страны, потому что 25 кругов выполнять правильные движения, правильные входы, правильные выходы весьма тяжело.
— Выстрел от корейца был для вас неожиданным?
— Он был неожиданным скорее на "пятёрке", чем на "десятке", мы ждали от него результата. Кореец был одним из ориентиров, ещё Алексис Контин, на них стоило равняться. Кореец показал лучший результат, я в это время раскручивался со Свеном и видел, что он бежит почти все круги из 31 секунды. Старался быть близко, но всё, что я смог сделать, это пробежать вот так... Всё-таки у корейца была возможность на последних кругах видеть голландца и догонять его, мне же было тяжело догнать Свена, поэтому я пытался работать на себя, на свою скорость, пытаться удержать круги хотя бы в пределах 31 секунды.

— Если продолжать разговор о корейце, то как можно объяснить его успешный переход из шорт-трека в конькобежный спорт?
— Ну почему спринтеры переходят в бобслей и разгоняют боб? Он же не на санках катался, а на коньках, да, может быть у него был своеобразный овал, другие коньки, другая длина катка, но он спортсмен, тоже тренировался, работал над упражнениями, над посадкой, то есть всё то, что делаем мы... Мы не знаем физиологию корейца, я у него кровь не брал, не смотрел, какие у него там показатели по биохимии.

— Вы после "полторашки" сказали, что было бы интересно с Крамером пробежать десятку. Что подумали, когда так и получилось?
— Подумал, что здорово. Но больше я обрадовался последней паре, чем Крамеру, потому что у меня уже были все карты на руках, я знал все секунды и просто пытался выполнять свою работу хорошо, по-моему мне это удалось.

— Вы старались держаться за Крамером?
— Я пытался держать его на расстоянии, поначалу это отлично получалось, мы шли близко, но потом он сделал рывок, наверное, специально, чтобы я за ним не сидел, потому что скорость потом была почти одинаковой, разрыв в 70-80 метров сохранялся.

— Вы потрясающе выложились по дистанции. У вас каждый круг был 31 с копейками. То есть это была единственная тактика, которая позволяла претендовать на медаль: без рывков, без смены экипажа?
— В прошлом интервью я говорил, что хочу рискнуть, но сегодня я понял, что рисковать нет смысла: всё-таки Свен есть Свен, его было бы трудно победить. Хотя, может быть, если бы я ехал к нему близко, то он бы не допустил ошибку (смеётся). А так я заработал серебро.

— А график на какой результат был?
— Мы пытались быть ближе к корейцу. Я видел, что у него был неудачный круг, на 31,4 он проехал. Я думал, что если удержу 31 секунду или чуть меньше, то есть так, как я и раскатывался на разминке сегодня, то будет здорово. Я попытался... Мне очень комфортно бежалось из 31. Решил ничего не менять и пытаться хотя бы получить то, что я заслужил.

— Перед выходом на лёд вы знали, что наши биатлонистки выиграли?
— Нет, честно, не знал. Поздравляю! Я только смотрел наши забеги по ТВ в разминочной комнате, настраивался. Поздравляю, это круто!

— Иван, вы говорили, что чувствуете давление спонсоров. Как спонсоры могут давить на спортсменов?
— Ребята, знаете, сколько мне стоило четвёртое место на "полторашке"? Потому что сделай один шаг – и ты получишь минимум тысяч сто евро, а я вот остался четвёртым... В Череповце Вологодской области, допустим, у нас нет премиальных за четвёртое место, а за третье есть.

— Вы, кстати, видели флаг Череповца? Кто его держал?
— Да, я видел флаг. Здесь мэр города, здесь Сергей Фокичев, наш олимпийский чемпион. Также Николай Гуляев, чемпион Олимпиады в Калгари, представитель Вологодской области. Так что большая группа поддержки. Сегодня была супруга министра Виталия Леонтьевича, видимо, сам он был на биатлоне. Но меня сразу же с ним соединили. Кажется, был и Тягачёв. Во всяком случае он только что звонил, планировал приехать, с Кибалко они разговаривали. Была моя девушка, были мои крёстные, это те люди, которые со мной не только когда я побеждаю, но и когда проигрываю. Я рад в первую очередь, что они были здесь, что они насладились этой победой. Да и все россияне, которые болели за меня. Я очень переживал после моей первой медали, я был на троне в районе четырёх дней, мне это уже стало доставлять дискомфорт. Но, как видите, сейчас попёрло, получаем одну медаль за другой, так что спасибо всем, кто переживал, спасибо всей нашей стране, потому что уже некоторые начали писать негативные комментарии после моей бронзы, мол, что у тебя за карма такая? Лучше бы Скобрев вообще не завоёвывал эту бронзу (смеётся). Но всё получилось, я очень этому рад! Спасибо всем, кто пишет и плохое, и хорошее, я искренне рад любым отзывам и любым комментариям к своим выступлениям.

— Чего вам стоило после первой медали не расслабиться, не поддаться эйфории и дальше продолжать готовиться?
— Да ничего это не стоило! Это работа, я очень люблю своё дело. Когда ты на коне, когда всё получается, то почему бы не продолжать получать удовольствие от этого! Я больше получаю удовольствие от общения с вами, с болельщиками, с близкими, чем, например, от общения с бутылкой водки.

Мы пытались быть ближе к корейцу. Я видел, что у него был неудачный круг, на 31,4 он проехал. Я думал, что если удержу 31 секунду или чуть меньше, то есть так, как я и раскатывался на разминке сегодня, то будет здорово. Я попытался... Мне очень комфортно бежалось из 31. Я решил ничего не менять и пытаться хотя бы получить то, что я заслужил.
- А часто бывает общение с такой компанией?
- Не-не-не, вот именно что это не доставляет мне никакого удовольствия, мне нравится делать свою работу, получать внимание журналистов, болельщиков и со своей стороны пытаюсь вдоволь общаться со всеми, чтобы никого не обидеть.

- Почему Фабрис не бежал сегодня?
- Он провёл разминку, Маркетто оценил его нынешнее состояние, и они вместе решили, что бежать 10 000 м сейчас смысла нет, потому что Энрике не до конца готов бежать на высоком уровне, а бороться за пятые-шестые места смысла нет – впереди ведь командная гонка. Там они наверняка попытаются завоевать медали. Нам, кстати, надо сейчас сесть, подумать и обсудить, как сделать хорошую команду…

- А сейчас не обидно вам, что не отобрались в командную гонку, тем более учитывая вашу нынешнюю форму?
- Знаете, это очень сложный вопрос для меня, на самом деле я сам переживаю… Я могу сказать одно: следующая Олимпиада будет нашей, домашней, и там мы точно будем представлены в командной гонке.

- Иван, до отъезда я беседовал с нашим олимпийским чемпионом Евгением Куликовым, и он сделал прогноз – в Ванкувере с медалями должны быть Скобрев и женская команда. А вы верите в наших девчонок?
- Верю, и искренне желаю им удачи, потому что девчонки молодцы, они работают, пытаются объединиться. Не всё получается у них, Валерий Алексеевич Муратов уже ходит, нервничает который день. Я пытаюсь им помочь, чем могу, всё-таки я опытный командный гонщик и брал на себя львиную долю кругов, когда мы бежали командную гонку, так что могу что-то советовать. Сделаю всё возможное, чтобы настроить их, надеюсь, что моя очередная медаль тоже воодушевит их. Девчонки заслуживают медали, они все у нас умницы, красавицы, надеюсь, у них всё получится.

- Гуляев сказал, что вам теперь по силам стать абсолютным чемпионом мира. Что думаете насчёт этого высказывания?
- Полагаю, что сказать-то он сказал, а сам этого не хочет, потому что как раз он был последним нашим чемпионом мира (смеётся). Нет, Николай Алексеевич поздравил меня после гонки, спасибо ему. Я буду биться, ведь Свен, как оказалось, тоже человек, тоже может ошибаться. На "полторашке" к тому же я привёз ему приличный задел, так что посмотрим, что да как, надеюсь, плечо пройдёт… В принципе с каждым днём оно всё лучше и лучше, а здесь к тому же делают всё возможное и невозможное, чтобы восстановить его. Это спорт, я сделаю всё, что смогу, а там посмотрим, что получится. Но могу точно сказать, что эйфории никакой нет, я считаю, что все эти медали заслужил, не все ведь знают, как я потел, начиная с мая, как мне было тяжело… Кстати, читайте блог на "Чемпионат.ру", там всё подробно и интересно расписано.

- Это реклама.
- Это не реклама, это ребята, которые реально меня поддерживали, верили в меня, Артём - один из тех, кто обещал мне эти медали, когда я ещё сам в них не верил, так что ему тоже спасибо.

- Скажите, а в какой момент сегодняшней гонки вы поняли, что у вас серебро? Когда финишировали, или когда кто-то вам подсказал, или когда посмотрели на табло?
- Ну, я услышал, что Свен дисквалифицирован… Ребят, честно говоря, то, что я был за ним, это всё равно было круто. А это серебро – оно ведь не по заслугам, потому что если бы Свен правильно прошёл дорожку, то у меня была бы только бронза. Безусловно, я отпахал и рад, что получу там на 20, 30, 50 тысяч больше денег, однако я заслуживал лишь бронзы. Кореец молодец, Свен тоже молодец, но, видимо, так совпали звёзды сегодня, что я взял серебро. Если болельщиков это серебро обрадует больше, чем бронза, то я порадуюсь за них, но при этом я не рад ошибке Свена – неправильно говорить, что это здорово.

- Поэтому вы не решились сегодня на тот забег босиком, что исполнили после первой медали?
- Просто я был в последней паре, поэтому мне не пришлось снимать коньки (смеётся). Тогда-то я уже ждал ребят, и было тяжело сидеть в коньках. Сегодня же мне было легче отойти после дистанции, к тому же я понимал, что уже на подиуме, а когда радуешься, эйфория охватывает, тогда и усталость быстрее проходит.

Я очень переживал после моей первой медали, я был на троне в районе четырёх дней, мне это уже стало доставлять дискомфорт. Но, как видите, сейчас попёрло, получаем одну медаль за другой, так что спасибо всем, кто переживал, спасибо всей нашей стране, потому что уже некоторые начали писать негативные комментарии после моей бронзы, мол, что у тебя за карма такая? Лучше бы Скобрев вообще не завоёвывал эту бронзу...
- Плечо вас сегодня не беспокоило?
- Нет, на "десятке" оно особо не тревожит, потому что рука за спиной, и не было никаких моментов, которые доставляли бы мне дискомфорт.

- На мониторах перед забегом нам показывали, что вы настраивались в наушниках. Какую музыку слушали, если не секрет?
- А, на самом деле я не меломан, слушаю всё подряд. Играл там и "Сплин", и какие-то американские группы, особых музыкальных предпочтений нет.

- Иван, марафонцы говорят, что марафон начинается после 35 км. А когда начинается "десятка"?
- Последние пять кругов. Это тот момент, когда тебе надо уже перебороть себя, рисковать во время поворотах, потому что уже не чувствуешь, как ставишь ногу, делаешь всё механически, и надо рисковать, не бояться поставить ногу чуть-чуть острее, сделать чуть больший крен. Безусловно, при этом можно ошибиться и упасть, но если слишком много думать об этом, то начнёт падать скорость, потому что будешь сильно напрягать ноги. Так что надо держать прежний ритм и ни о чём не думать… А длятся эти пять кругов целую вечность.

- Вы не боитесь, что после вашего успеха и неучастия Фабриса давление на Маркетто в Италии станет ещё сильнее?
- Так надо сделать всё возможное, чтобы он был не в Италии, а в России. Думаю, мы будет работать над этим. Опять же не могу сказать ничего про Сочи-2014, но хочется собраться буквально после окончания этого сезона и провести хорошие переговоры… Я не говорю при этом о своём достатке или о безоблачной старости, я говорю о том, чтобы мы создали команду, хорошую, конкурентоспособную команду. Мне хочется выходить на своём, родном катке в своей стране и показывать результат, а не только "возить тележку". Поэтому я считаю, что мы должны сделать всё возможное, и не только с моей стороны, но и со стороны министерства, со стороны личных спонсоров, со стороны городов, за которые будут выступать ребята. Нужно ведь не только привлечь классного тренера, но и создать команду высокого уровня.

- А вы верите, что это реально? Думаете, Маркетто понравится, к примеру, Череповец?
- Ну, мы ведь не говорим о Череповце… Речь о России, у нас отличные катки в Москве, Коломне, так что надо приложить все усилия, чтобы суметь использовать их. Кроме того, надо выслушать план самого Маркетто относительно тренировок, того, где он хочет провести сборы – например, такие сборы, какие он проводил в этом году, в России просто невозможны, поэтому так или иначе придётся выезжать за рубеж. Нужно привлекать к тренировкам с нами и зарубежных спортсменов – того же Фабриса, кого-то из голландцев, искать различные варианты. Думаю, сейчас многие будут заинтересованы в том, чтобы тренироваться с нами, так что надо правильно составить маркетинговый план…

- То есть какие-то разговоры относительно этого ведутся, по крайней мере, в теоретическом плане?
- Конечно, новый президент союза конькобежцев России Алексей Кравцов очень заинтересован в этом, кроме того, министр уже пообещал дать определённую зарплату маркетологам. Ещё у меня есть крёстный, который готов участвовать в этом мероприятии – он уже меньше переживает за свои пароходы, чем за конькобежный спорт (смеётся). Он каждый день здесь, вчера вот несколько раз звонил мне, уточнял, не перепутал ли я что – они живут очень близко от овала, и он очень не хотел опаздывать на мою тренировку. Так что есть люди, которые болеют нашим видом спорта, в том числе богатые люди, это очень здорово, а я надеюсь оправдывать их надежды и приносить медали нашей стране.

- Имеет ли какое-то значение, что свою медаль вы выиграли в главный мужской день в нашей стране, 23 февраля?
- Поздравляю всех военнослужащих с этим праздником. Собственно говоря, это же ещё и день Защитников Отечества… У нас, я считаю, серьёзная армия, хотя она, конечно, и требует модернизации, но мы на пути к этому. Я очень рад, как сейчас складывается обстановка в моей стране, как мы защищаем себя, так что хочется пожелать, чтобы у нас всё получилось, и поздравить всех военнослужащих, всех защитников Отечества. Кстати, я считаю, что спортсмены, мужики – это отчасти тоже те, кто защищает Отечество. Но думаю, что лучший подарок, чем тот, что сделали наши биатлонистки на 23 февраля, сделать было трудно, тем более что от девушек такой подарок приятен втройне.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 4
11 января 2015, воскресенье
26 мая 2014, понедельник
10 апреля 2014, четверг
7 апреля 2014, понедельник
24 марта 2014, понедельник
20 марта 2014, четверг
19 марта 2014, среда
18 марта 2014, вторник
17 марта 2014, понедельник
16 марта 2014, воскресенье
15 марта 2014, суббота
На ваш взгляд, станет ли в покере популярен формат Кубка Наций?
Да
692 (38%)
Нет
1148 (62%)
Проголосовало: 1840
Архив →