Все новости
Дария Конурбаева
Фото: Fotobank.ru/Getty Images
Гальперин: восемь операций за шесть лет – тяжело
О своём возвращении в большой спорт, неудаче на чемпионате мира в Шанхае и подготовке к Играм в Лондоне – в интервью бронзового призёра Олимпиады-2008 по прыжкам в воду Глеба Гальперина.
Другие / Водные виды спорта

Последним большим стартом для Глеба Гальперина стала Олимпиада-2008. В Пекине прыгун выиграл две бронзы на вышке — в индивидуальном виде и в синхроне с Дмитрием Доброскоком. После Игр спортсмена замучили травмы, приведшие к череде операций, из-за которых Гальперин был вынужден уйти из спорта. Но, как показало время, прощание вышло, что называется, «не навсегда». Осенью 2010 года Глеб начал понемногу тренироваться, вернулся в сборную и выиграл чемпионат России. Сейчас спортсмен вовсю тренируется на базе «Озеро Круглое», активно готовясь к лондонской Олимпиаде. Корреспондент «Чемпионат.com», посетивший один из самых известных тренировочных центров в России, не упустил возможности побеседовать с Гальпериным.

Я был на грани того, чтоб заканчивать со спортом навсегда, попрощаться с прыжками. Не мог уже терпеть постоянное восстановление: была череда травм, операции шли одна за одной. Очень сложно было. Помогали безумная поддержка родителей и вера в меня нашего главного тренера Олега Алексеевича Зайцева.

— Глеб, что может заставить призёра Олимпиады и двукратного чемпиона мира вернуться в большой спорт через 2,5 года после ухода из него?
— Несбывшаяся цель, наверное. Она у меня есть, я к ней иду. Главной мотивацией возвращения было олимпийское золото, которого я пока ещё не добился. По большому счёту только это и заставляет меня переступать через все неудачи и идти дальше.

— Как долго принималось окончательное решение о возвращении?
— Решение было очень сложное. Я был на грани того, чтоб заканчивать со спортом навсегда, попрощаться с прыжками. Не мог уже терпеть постоянное восстановление: была череда травм, операции шли одна за одной. Я ведь плечо прооперировал, потом в ноге нашли ещё какую-то кость неправильную, ещё третья операция на плечо… Очень сложно было. Помогали безумная поддержка родителей и вера в меня нашего главного тренера Олега Алексеевича Зайцева. Он ездил по врачам, поддерживал, говорил, что я нужен команде. И вроде потихоньку всё пошло-пошло. Сначала не получалось, пару стартов я проиграл. Но потом выиграл чемпионат России и попал на чемпионат мира.

— Возвращение далось тяжелее в физическом, или эмоциональном плане?
— Я думаю, и так и так было тяжело. Потому что сам по себе я спортсмен, который не обладает каким-то суперданными, колоссальной выносливостью. Конечно, было трудно. И сейчас очень тяжело готовиться. Но мы работаем.

Я летал в Германию после чемпионата мира, там мне проверяли колено, с которым есть проблемы. Операцию делать не стал, потому что нет сил уже: восьмая операция за шесть лет – тяжело. Пока что тренироваться и выступать с такой проблемой терпимо. Надеюсь, не будет критически болеть.

— Если сравнивать ваше нынешнее физическое состояние с тем, что было три года назад – насколько велика разница?
— Сейчас я, в принципе, далёк от пика форма, потому что у нас только начало сезона. Если сравнивать дооперационное состояние и то, в котором я находился на чемпионате мира, то думаю, что они примерно равны. Может быть, чуть-чуть похуже в этом году было. Но надеюсь, что к Олимпиаде я наберу необходимую форму, чтобы выйти на пик к лету.

— Сейчас травмы не беспокоят?
— Конечно, беспокоят. Спросите у любого спортсмена: всегда у всех что-то болит. У меня есть травма колена, которая уже не пройдёт. Ну, может, только если я со спортом закончу. Дело в том, что я летал в Германию после чемпионата мира, там мне проверяли как раз это колено. Операцию делать не стал, потому что нет сил уже: восьмая операция за шесть лет – тяжело. Пока что тренироваться и выступать с такой проблемой терпимо. Надеюсь, не будет критически болеть.

— Вы сами для себя можете объяснить, что случилось на чемпионате мира, и почему не удалось пробиться в финал?
— Не знаю, правда. Скорее всего, это была моя ошибка изначально. Дело в том, что беспокоящее колено как раз мешало этот прыжок делать — 4,5 оборота вперёд. Я очень мало его тренировал. То есть не беспокоит нога – я его прыгал, есть дискомфорт – чуть-чуть отложу. И подготовка вышла скомканной с этим прыжком. Именно он меня подвёл. Хотя был готов я не сказать что супер, но хорошо. Я очень хотел попрыгать в финале, спустя 2,5 года пробиться туда, почувствовать это соперничество. Но не получилось. Ну ладно, впереди Кубок мира.

Прыжки в воду, как и любой вид спорта, меняется, усложняется. Ребята, которые сейчас пришли, прыгают очень сложную программу. И прыгают её легко, в то время как мне некоторые моменты даются тяжело. Потенциально они, конечно, очень сильные. Вполне серьёзные спортсмены, которые могут рассчитывать на самые высокие места.

— Знаете о том, что до финала вам не хватило столько же очков, сколько и в квалификации на Олимпиаде в Афинах?
— Знаю, конечно. Но на закономерность эту не обращаю внимания. В Афинах я был очень молод, поэтому, если честно, не зацикливаюсь на том результате. А сейчас я знаю, что проиграл совсем чуть-чуть, и вдвойне обидно: столько готовиться, столько терпеть — и опять не попасть в финал.

— За время вашего отсутствия в спорт пришли новые молодые спортсмены. Что можете сказать о конкурентах по российской сборной?
— Прыжки в воду, как и любой вид спорта, постоянно меняется и усложняется. Ребята, которые сейчас пришли, прыгают очень сложную программу. И прыгают её легко, в то время как мне некоторые моменты даются тяжело. Потенциально они, конечно, очень сильные. Вполне серьёзные спортсмены, которые могут рассчитывать на самые высокие места.

— Какие главные старты будут у вас в преддверии Олимпиады?
— Основной старт – Кубок мира в феврале. Если я попаду в команду, конечно, а я надеюсь, что попаду. Надо завоевать лицензию, которую я не получил, не попав в финал на чемпионате мира. Надо её брать сейчас на Кубке мира. Плюс чемпионат Европы у нас будет в апреле месяце. Ну и чемпионат России, так что вот три таких основных соревнованиях на пути Играм.

— На что делаете сейчас больший акцент в ходе подготовки, на сложность прыжков или на стабильность их исполнения?
— Сложность я уже усилил, она у меня по максимуму во всех программах. После травмы я не дотягиваю, конечно, до тех ребят, которые ещё сильнее, но на уровне можно бороться. Поэтому акцент сейчас делается на точность прыжков. Не на количество, а именно на качество. То есть прийти, сделать три раза, потому что здоровье не позволяет много прыгать. Сделать три раза, но качественно.

Комментарии (0)
Рассылка лучших статей за неделю

Подпишитесь на рассылку и получайте самые интересные материалы портала одним письмом

Введите корректный e-mail
Загрузка
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
Спасибо!

Для завершения подписки остался один шаг. Проверьте свою почту.

Партнерский контент