Шпрунг: мой контакт с биатлоном не прерван
Фото: ekip-center.ru
Текст: Александр Круглов

Шпрунг: мой контакт с биатлоном не прерван

В преддверии нового сезона "Чемпионат.com" возобновляет рубрику "Lost" о биатлонистах ещё недавно бывших на виду, но выпавших из поля зрения болельщиков. Сегодня наша героиня — Анна Шпрунг.
17 ноября 2011, четверг. 20:00. Другие
В 1998 году Анна Шпрунг стала в составе сборной России последней победительницей командной гонки на чемпионате мира, а спустя год переехала на родину своего мужа в Австрию, где провела пять сезонов в составе национальной команды. О своей послеспортивной жизни и происходящем в австрийском и российском биатлоне она рассказала корреспонденту "Чемпионат.com"

— Анна, насколько известно, после окончания карьеры вы с мужем купили ресторан в Рамзау. Не могли поподробнее рассказать об этом бизнесе?
— Честно говоря, я думала, обо мне в России совсем забыли. Наш ресторан расположен прямо на лыжном стадионе, где регулярно проводятся международные соревнования по северному двоеборью, а лыжники в основном тренируются на лыжероллерах, но к нам заходят редко, предпочитая питаться в гостинице. Разве что кто-то из знакомых придёт. Также зимой к нам приходит много любителей лыжного спорта.

Сейчас я тренирую детишек в дополнение к официально спортивной школой Австрии. Работаю с ними над стрельбой и техникой лыжного хода. Также я общаюсь со спортсменами и тренерами национальной команды, которая нередко приезжает сюда.
— По биатлону скучаете?
— Я не изолирована от биатлона. Сейчас я тренирую детишек в дополнение к официально спортивной школой Австрии. Работаю с ними над стрельбой и техникой лыжного хода. Также я общаюсь со спортсменами и тренерами национальной команды, которая нередко приезжает сюда. У нас хороший контакт с Оксаной Рочевой, моим тренером Леонидом Гурьевым. Также в нашем заведении был семинар для медиа при участии всего руководства международных лыжной и биатлонной федераций. Так что мой контакт с биатлоном не прерывается.

— На этапы Кубка мира выезжаете?
— В прошлом году я даже была гидом у чрезвычайно уполномоченного посла России в Австрии. Он оказался активным любителем спорта и попросил рассказать о внутренней борьбе спортсменов на трассе и рубеже. Сейчас я уже заказала билеты на чемпионат мира в Рупольдинг и планирую посетить этап в Хохфильцене.

— Насколько велик интерес к биатлону в Австрии?
— В последние годы дети сильно интересуются биатлоном. Такой всплеск обоснован успехами биатлонистов последних лет. В особенности здесь популярны Доминик Ландертингер, Симон Эдер и Кристоф Зуман. После Олимпиады в Ванкувере, можно сказать, интерес к биатлону вырос вдвое.

— Кроме того, в Австрии появилась полноценная женская команда, чего не было в ваше время?
— Да, но уровень этой команды ещё оставляет желать лучшего. Нужно понимать, что ведущие биатлонные сборные очень долго шли к своему высочайшему уровню, а Австрия находится только в начале этого пути. Кроме того, в сравнении с большими странами, где биатлоном занимается много спортсменов, у австрийских тренеров практически отсутствует выбор.

— А как оцените происходящее в российском биатлоне и чего ждете от нового сезона?
— Мне очень интересно, как сложится работа у Пихлера. Вольфганга я знала ещё до переезда в Австрию. Мы с ним обсуждали даже возможные совместные тренировки. К сожалению, из-за организационных проблем у нас не получилось совместной работы, но остались очень хорошие отношения. Я очень хорошо отношусь к нему, как к человеку, и хотела бы посмотреть, как он состоится, как тренер. Одно дело, когда ты никому неизвестного спортсмена выводишь на мировой уровень, и совсем другое – когда принимаешь команду с готовыми звёздами и таким количеством олимпийских чемпионок. Задача — не только вернуть их на высший уровень, но и добиться регулярных попаданий в число призёров, как это было раньше. В моё время у нас была очень сильная команда, а после моего ухода конкуренция ещё и выросла. Прошлогодний же провал сильно ударил по девчонкам. Из-за домашнего чемпионата мира они испытали серьезную психологическую нагрузку и сами расстроились от таких результатов. Поскольку все спортсмены холерики, они говорят сразу то, что думают. Это и стало причиной срыва отдельных спортсменок. Но в новом сезоне, я верю, что девчонки выйдут на новый уровень подготовки, сцепят зубы и хорошо выступят.

В последние годы дети сильно интересуются биатлоном. Такой всплеск обоснован успехами биатлонистов последних лет. В особенности здесь популярны Доминик Ландертингер, Симон Эдер и Кристоф Зуман. После Олимпиады в Ванкувере, можно сказать, интерес к биатлону вырос вдвое.
— Биатлон после вашего ухода сильно изменился?
— Сильно изменилось финансовое положение биатлонистов, что имеет как плюсы, так и минусы.

— В чём вы видите минусы?
— Есть поговорка, что художник должен быть наполовину голодным, то есть когда тебе всё подносят на блюдечке, думаешь, что так будет всегда, и немного расслабляешься. Если же у тебя стимул разорвать всех, чтобы добиться хорошей премии – это одно, а когда эта премия становится постоянной, чувство голода уходит.

— Наверное, поэтому некоторые нынешние биатлонисты рады самому факту попадания в сборную и не ставят себе целей выиграть Олимпиаду и стать лучшими в мире?
— Может быть, но это, как правило, недалёкие спортсмены, потому что любой ребёнок, когда идёт в спорт, мечтает победить на Олимпиаде. Очень жаль, если под влиянием денег и других материальных благ они об этом забывают, потому что тогда труднее достичь в спорте высшей точки.

— Почему, выйдя замуж за австрийца, вы решили сменить спортивное гражданство, а не продолжить выступать под российским флагом, как это сделала Ольга Зайцева?
— Когда Ольга вышла замуж за словака, изменились правила переходов. За год до меня лыжник Михаил Ботвинов перешёл в Австрию, и у тренеров возникло подсознательное мнение, что я тоже могу уйти из команды и боялись, что их работа может пропасть даром. В то время я входила в четвёрку лучших спортсменок, поэтому им было жалко расставаться со мной, но тогда ещё не было правила двухлетнего карантина, что позволило мне перейти беспрепятственно.

— На ваш взгляд, это правило справедливо?
— Трудно сказать. С одной стороны, я понимаю тренеров, потому что за хорошей формой спортсмена порой стоит десяток лет труда и масса моральных, физических и финансовых инвестиций. Я понимаю, что их жалко терять, но в том же хоккее есть система контрактов. Люди свободно выступают за клубные команды, а на чемпионаты мира и Олимпиады приезжают в составе сборных.

Поскольку все спортсмены холерики, они говорят сразу то, что думают. Это и стало причиной срыва отдельных спортсменок. Но в новом сезоне, я верю, что девчонки выйдут на новый уровень подготовки, сцепят зубы и хорошо выступят.
— Как вы считаете, клубная система в биатлоне имеет будущее?
— Это было бы очень интересно. А уж как интересно было бы смотреть эстафету, в которой Магдалена Нойнер бежала бы вместе с Ольгой Зайцевой, Анной Богалий и, к примеру, Хеленой Экхольм. Мне было очень обидно, что в Австрии я не могла бегать эстафету. Из-за этого я не могла вернуть себе ту же форму, что была в сборной России, и полностью раскрыться, как спортсмен. Будучи единственной спортсменкой в команде, я испытывала постоянный прессинг из-за того, что показываемые мной результаты не соответствовали уровню выступлений в сборной России. Это можно было сравнить с тем, с чем в прошлом сезоне девчонки столкнулись в Ханты-Мансийске.

— А вот Анастасия Кузьмина, наоборот, считает, что ей проще тренироваться одной в Словакии и не испытывать необходимости постоянно отбираться в команду. Однако другой стороной медали является отсутствие спарринг-партнёров.
— Мы с ней разные люди. Мне нужен был спарринг-партнёр моего уровня, а ещё лучше несколько. Тогда было бы проще состязаться на высоком уровне.

— Вы хорошо знакомы с Ботвиновым. Могли бы прокомментировать его привлечение к суду по допинговым вопросам?
— Мы поддерживаем отношения чисто в человеческом плане, наши дети вместе ходили в садик в одну группу, обсуждали перестройку его дома с его женой, но этого вопроса в разговоре не касались. Я не настолько любопытный человек.

— Ваша дружба семьями помогала вам адаптироваться в Австрии?
— В тот момент, когда я переехала в Австрию, Миша жил ещё в Обертиллиахе, а общаться мы стали гораздо позже, когда он уже переехал в Рамзау. Поначалу я больше общалась с русскоговорящими девчонками, которые вообще далеки от спорта. Здесь осело много наших людей, и каждый может найти себе компанию по интересам.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 2
9 декабря 2016, пятница
Верите ли вы, что 12 российских призёров Сочи-2014 употребляли допинг?
Архив →