Комиссарова: летом мне было трудно
Фото: Антон Денисов, "РИА Новости"
Текст: Мила Волкова

Комиссарова: летом мне было трудно

Мария Комиссарова, лидер российской сборной по ски-кроссу, рассказала о своём переходе из горных лыж во фристайл, успехах на последних этапах КМ и работе под руководством австрийского тренера.
28 января 2012, суббота. 17:00. Другие
Мария Комиссарова находится в команде по фристайлу первый год. Несмотря на это, результаты спортсменки растут с каждым стартом: в Австрии она заняла 23-е место, а на последнем этапе КМ во Франции стала 14-й и 10-й. Сейчас Мария входит в 30 лучших спортсменок по ски-кроссу, согласно мировой классификации, и является лидером российской сборной.

Летом мне было трудно. Я смотрела, как мои подруги по команде из горных лыж занимаются слаломом, когда мы встречались на ледниках. Мне очень хотелось проехать, но сейчас у меня другие цели. Мне очень нравится ски-кросс и обстановка на КМ. Все тренеры, все сокомандники друг другу помогают, поддерживают.
— Мария, расскажите, почему решили перейти из горных лыж в ски-кросс?
— В том году я ещё была в сборной по горным лыжам. Но из-за травм меня отстранили от команды. Тогда я решила, что надо попробовать себя в новом виде спорта, тем более что мои товарищи по команде из Санкт-Петербурга давно звали меня. Рассказывали, что очень хорошие тренеры, обстановка и коллектив. Так и оказалось. Всё очень нравится. Нет такого напряжённого состояния, хочется стремиться и показывать высокие результаты. Всё идёт настолько хорошо, что боюсь потерять это ощущение.

— Значит, не жалеете, что перешли в ски-кросс?
— Летом мне было трудно. Я смотрела, как мои подруги по команде из горных лыж занимаются слаломом, когда мы встречались на ледниках. Мне очень хотелось проехать, но сейчас у меня другие цели. Мне очень нравится ски-кросс и обстановка на КМ. Все тренеры, все сокомандники друг другу помогают, поддерживают. Егор Коротков у нас занял два вторых места недавно. После этого подумала – все из одного теста, значит, тоже так смогу.

— Когда начали тренироваться со сборной по фристайлу, и есть ли отличие в подготовке по сравнению с горными лыжами?
— Тренироваться я начала с июня. У нас были контрольные нормативы, по которым шёл отбор в основной состав. Из десяти горнолыжниц в итоге взяли только пять. Подготовка проходила как на снегу, так и в зале. Большой акцент делали на упражнения со штангой, закачивали мышцы рук и ног, чтобы потом не было травм. Эти виды спорта очень похожи, поэтому подготовка также похожа. Тренер по физической подготовке у нас австриец. В том году он работал со сборной России по сноуборду, а в этом – с нами.

— А в горных лыжах у вас были российские тренеры?
— Я пять лет была в сборной, и у нас каждый год менялся тренер. Сначала были российские, потом из Словакии – очень хорошие тренеры. У меня с ними были лучшие результаты, но почему-то их отстранили от работы. Потом были словенские специалисты, я с ними работала последние два года.

— Получается, работать с иностранными специалистами вам не привыкать?
— Да. Я хорошо знаю английский, языкового барьера у меня нет. Думаю, что это тоже очень важно. Сейчас учу ещё и немецкий. У нас все тренеры говорят по-немецки, и хочется их понимать, когда они нас обсуждают.

— Правда ли, что с австрийским тренером изменился характер нагрузок? Они стали более интенсивными?
— Нагрузки все продуманные. Если мы приезжаем за неделю до КМ на место, у нас бывает три дня отдыха, бывает и больше. Он нас сильно не загружает, даёт отдыхать.

— Марио Рафетцедер работает только с женской сборной или ещё и с мужской?
— У нас нет разделения. Мальчики и девочки — все вместе.

— Вы с ними соревнуетесь? Используете в качестве спарринг-партнёров?
— У нас отдельно идёт женский зачёт и мужской. А на тренировках – да. Когда мы попадаем в финал, то на тренировках накануне нужно ездить в четвёрках, в тройках, чтобы почувствовать, как это. Недавно у нас попали в финал двое мужчин и две девочки. И мы на тренировке вместе соревновались.

— В чём разница прохождения трасс в горных лыжах и фристайле?
— В слаломе частные резкие повороты, а в ски-кроссе много всяких различных препятствий – трамплины, волны. В ски-кроссе тактика, т.е. линия прохождения трассы, имеет большое значение. У нас перед квалификацией есть просмотр, и наш тренер всегда нам подсказывает, как проходить конкретную трассу. У него большой опыт работы со сборной Австрии, он воспитал чемпионов мира. Также важен старт; в горнолыжном спорте он совсем другой. Нужно постараться как можно быстрее уйти со старта, потому что от него зависит 90 процентов результата.

В слаломе частные резкие повороты, а в ски-кроссе много всяких различных препятствий – трамплины, волны. В ски-кроссе тактика, т.е. линия прохождения трассы, имеет большое значение. У нас перед квалификацией есть просмотр, и наш тренер всегда нам подсказывает, как проходить конкретную трассу.
— Удовольствие от такой сложной трассы с препятствиями получаете, или пока есть некоторый страх?
— Да, очень много адреналина. Особенно когда вчетвером едешь, хочется всех обогнать.

Летом мы тренировались – прыгали с больших трамплинов. Сначала было очень страшно, но сейчас я чувствую себя намного увереннее. Хотя прыжки у меня пока страдают. Повороты прохожу нормально, а с прыжками бывают проблемы.

— Пока квалификация вам удаётся лучше, чем борьба в финале. С чем это связано?
— Ски-кросс очень похож на горные лыжи. В квалификации это так – ты едешь один. Там я чувствую себя более уверенно, и с каждым этапом уверенности прибавляется. А когда стоишь на старте вчетвером, появляется очень большое волнение.

— Какие результаты обычно показываете в квалификации?
— Сейчас был этап во Франции, где я стартовала одной из последних и приехала с восьмым результатом. Я, честно говоря, была немножко шокирована, потому что до этого никогда не попадала в финал, а тут сразу восьмой результат. Но чувствовала себя уверенно на той трассе, и на тренировках всё получалось, понимала, что смогу попасть.

— После попадания в финал стали задумываться о борьбе за подиум?
— Конечно. Сейчас я чувствую подъём, прилив сил. Когда попадаешь в финал, понимаешь, что это возможно. И так у всей команды. Нам Марио постоянно говорит — вы можете побиться за призы, подняться на подиум.

Из десяти горнолыжниц в итоге взяли только пять. Подготовка проходила как на снегу, так и зале. Большой акцент делали на упражнения со штангой, закачивали мышцы рук и ног, чтобы потом не было травм.
— Существует ли контактная борьба в финале?
— Да, можно выставлять локти.

— Кто самые жесткие в этом смысле соперники?
— Французы. Все наши мальчики знают это, и все их боятся. Не хотят попадать с ними в заезды, потому что они сумасшедшие. До середины сезона показывают результаты, а потом все "ломаются", все с травмами. У них одна цель: старт – финиш.

— С кем-то из зарубежных спортсменов общаетесь? Какими-то спортивными тонкостями обмениваетесь, или это не принято обсуждать?
— Да, я общаюсь с канадцами, со швейцарцами, с немцами. Все очень дружелюбные, где-то подсказывают, советы дают. Они уже чемпионы мира, лидеры общего зачёта в ски-кроссе, поэтому помогают, зная, что я только первый год выступаю. Кажется, я самая младшая на КМ.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Что вы думаете о победе Антона Бабикова в Эстерсунде?
Архив →