Один день на гонке "Париж-Ницца"
Фото: Юлия Толокнова
Текст: Юлия Иванова

Один день на гонке "Париж-Ницца"

Корреспондент "Чемпионат.com" в компании спортивного директора "Катюши" Дмитрия Конышева преодолел 180-ти километровый этап гонки "Париж-Ницца". О полученных впечатлениях – в нашем материале.
8 марта 2012, четверг. 15:30. Другие
Утро седьмого марта. Наконец-то французская погода решила порадовать нас теплом и солнышком. Я спешу в отель, где живет команда. После убедительных рассказов про биорезонансную диагностику решаюсь испытать это чудо медицины на себе. Наш док колдует над загадочного вида машиной, подключает ко мне какие-то провода, несколько минут и – voilà. Осталось расшифровать информацию и вынести вердикт. Потом Александр проводит со мной тест на тонус мышц, такой же, как и для спортсменов, и я начинаю верить в чудо. Многие спортсмены, особенно матёрые профессионалы, скептически относятся к такому роду диагностик и предпочитают классическую медицину. Но это, по словам доктора, пока "жаренный петух не клюнет".

Не отходя от кассы, то есть, от чудо-машины, Александр вспоминает: "Анхель Висиозо приехал на "Париж-Ниццу" с температурой 37,8. Он плохо себя чувствовал, сказал, дома у него дети болеют, наверно от них заразился. У него было состояние, при котором участвовать в такой гонке практически невозможно. Я его сразу же протестировал, и оказалось, что настоящая причина – обострение инфекции в кишечнике. Там у него жутким аллергеном светились не переваренные молочные продукты. Конечно, мы начали лечить его не от горла, а от живота и уже на следующий день Анхель у нас стал, как новенький. Он сам не верил в происходящее, раз десять бегал мерить температуру. В итоге на втором этапе гонки показал лучшее время из всех гонщиков "Катюши", став шестым. А вот с молодёжью гораздо проще, они как раз любят попробовать всё новое".

Док, конечно, с удовольствием рассказал бы ещё пару-тройку заготовленных историй, однако мне уже пора на ресепшен, где коллеги-жуналисты во главе с пресс-атташе "Катюши" Виталием Абрамовым обсуждают план на день и российские перспективы на очередном этапе. "Сегодня есть задача уйти в отрыв! Рассчитываем, конечно, на Эдуарда Ворганова. Средние горы – как раз его специализация. Он в хорошей форме!", — считает Абрамов. Его мнению можно доверять. Уточнив ещё несколько деталей, направляюсь к ставшему уже родным "Мерседесу", и водитель Серёжа везёт меня к месту старта гонки.
Часть болельщиков предпочитает смотреть гонку в комфорте

Часть болельщиков предпочитает смотреть гонку в комфорте


Брив-ла-Гальярд — красивый старый город, настоящий представитель французской провинции. Его улицы, ресторанчики, маленькие магазины словно сошли с самых-самых романтических фотографий. Жители городка неспешно двигаются к старту этапа, или занимают места за столиками уличных кафешек, находящихся на пути гонки. Старт запланирован на 11.50, а это значит, что у меня есть несколько свободных минут, чтобы прогуляться по улочкам. Повсюду меня сопровождает нереальный аромат свежайшей выпечки. Без сомнения, круассаны – это лучшее, что есть у французов. Отведав "райскую булочку", я спешу на старт.

Компанию в этот день мне составляет спортивный директор команды Дмитрий Конышев. Скажу сразу: ощущения от пяти часов, в течение которых мы ехали, нет, мчались то в гору, то с горы передать словами невозможно. Тот, кто этого не почувствовал на собственной шкуре, никогда не поймёт, о чём речь. Впервые отправляясь на горный этап "вживую", я и представить не могла, что меня ожидает. Виталий, Серёжа, сочувственно глядя на меня, без конца подбадривали, предупреждали, что это сложно, но интересно, давали ценные советы. Я же слушала их "в пол-уха", совершенно не сомневаясь в собственных возможностях и разглядывая гонщиков, готовящихся стартовать.

Впрочем, чем больше ребят из "Катюши" подходило ко мне и желало успеха, тем сильнее мне казалось, что всё, быть может, не так уж и просто. В ожидании старта я максимально близко подкралась к собранию нашей команды, в котором участвовали и спортсмены и директора, и старательно "развесила уши", ожидая узнать какие-то исключительные подробности настроя на гонку. Оказалось, ничего особенного, просто множество технических подробностей. "Это обязательная процедура перед каждым стартом. Мы обсуждаем планы на гонку, задачи, тактику и стратегию", — расскажет мне потом Конышев. Иду к механикам. Спецы не обращают на меня никакого внимания, деловито выставляя настройки именных велосипедов и проверяя, всё ли в порядке.

Мне вручают дорожный паёк. В него входят банан, яблоко, "Сникерс", бутылочка воды и нечто, смахивающее на датский хот-дог: мясо, салат, сыр и соус между двух длинных булочек. Такие "перекусики" делает наш повар Джанпаоло Кабасси, ласково именуемый в команде Пашкой. С видом заговорщика Сергей делится со мной страшным секретом: "На гонки, проходящие во Франции, все команды везут с собой повара, потому что французская еда – это самая кошмарная еда в мире!!! То ли дело — итальянская! Если бы в итальянских ресторанах были такие грязные кухни, как здесь, их бы моментально прикрыли. И никогда не понятно, что ты ешь, ведь они смешивают всё подряд. Из-за проблем с кишечником с гонки уже уехало пять человек!"

Ещё неделю назад я бы с жаром кинулась защищать один из идеалов своего детства – мировое господство французской кухни – однако чудесный запах вышеупомянутого сэндвича почему-то меня остановил. Быстренько переговорив с собственной совестью и решив, что круассаны – всё равно лучше всех, а остальное не так важно, я уселась в машину Дмитрия Конышева. В автомобиле уже находились механик Галли, испанец по происхождению, и запасные колеса для велосипедов. Через 178 километров нас ожидал город Родес, но гораздо ближе были несколько вершин второй и третьей категорий сложности.
Дмитрий Конышев (в центре) проводит последние приготовления к старту

Дмитрий Конышев (в центре) проводит последние приготовления к старту


Старт. Мы на приличной скорости мчимся по узким улочкам города, поспевая за колонной велогонщиков. Дмитрий ведёт нашу "Шкоду" просто идеально, лавируя между другими техмашинами и автомобилями полицейских, сопровождающих гонку. Я сижу молча, пытаясь понять, что происходит. Единственно, что мне в этот момент удаётся блестяще – во время схватиться за ручку при очередном крутом повороте. Неожиданно Дмитрий давит на газ, начинает сигналить, и мы вырываемся вперёд, оставив позади и пелотон, и полицейских.

Конышев связывается по рации с Меньшовым, находит его в плотном потоке гонщиков и вот уже Денис, держась за автомобиль, просит, чтобы ему поменяли колеса: "Мне нужны 23-е, 25 сегодня не надо". Дмитрий уточняет у Галли, есть ли необходимый размер, тот отвечает, что опросил всех и всем нужны были 25-е, а Дениса не спросил. Дима советует Денису: "Тогда 25 не включай".

Постепенно мы поднимаемся в гору, а город остаётся внизу. Вид открывается потрясающий, домики Брив-ла-Гальярда отсюда кажутся игрушечными. По обочинам стоят люди, приехавшие заранее. Для французов велогонка – событие масштаба целой страны. Болельщики выкрикивают "salut!", аплодируют, поддерживая всех участников "гонки к солнцу". Большая часть поддержки достаётся отстающим.

Я уточняю у Конышева диспозицию: "Пять человек уехали в отрыв, но Эдуарда среди них нет. Если бы он уехал — было бы здорово", — говорит он. Галли на испанском предлагает мне перекусить, я отказываюсь. Он шутит: "Вот же красавица, не ест, не пьёт. Никаких расходов на неё не нужно". Мужчины смеются, но я слишком занята гонкой, чтобы отвечать им.

За бортом 13 градусов тепла. По рации приходит информация, что к лидирующей группе присоединились ребята из команды Rabobank. В воздухе кружит вертолет с огромной камерой на боку. Это телевидение. Тем временем Меньшов уточняет у Дмитрия, сколько километров осталось до следующей горы. Конышев даёт ему соответствующие указания. А на заднем сидении устанавливается подозрительная тишина. Я поворачиваюсь и вижу, как живописно Галли дремлет среди колёс. Впрочем, механик начеку и тут же делает вид, что на самом деле очень занят. Дмитрий говорит мне: "Я смотрю за ним в зеркало, он почти уснул. Вот ты пишешь, я — рулю. А он ничего не делает. Зачем мы его везём?". Смеёмся.

Постепенно гонка достигает своего апогея. Конышев говорит, что особо ничего не поменяется. Несколько гонщиков из отрыва разыграют финиш, а нашим дана установка держаться поближе друг к другу, чтобы избежать начавшихся на спусках падений. Мы обгоняем Александра Кристоффа, потом летим вперёд к Меньшову, застывшему на обочине с проколом. Галли мгновенно просыпается и за несколько секунд меняет колесо.
Во Франции даже дети по-настоящему болеют велоспортом

Во Франции даже дети по-настоящему болеют велоспортом


Финиш не за горами. Болельщиков становится все больше и больше, а это верный знак того, что мы приближаемся к городу. На отметке 165 км Дмитрий командует: "Давайте собирайтесь, собирайтесь, парни!!!" Парни собираются, а Хавьер Флоренсио финиширует четвёртым. Я выхожу из машины. Самочувствие нормальное, немного поламывает колени и покачивает. Но полученные впечатления мгновенно заставляют забыть обо всех неудобствах. Никогда бы не подумала, что это может быть так увлекательно. После такого путешествия ряды фанатов велоспорта пополнились ещё одним бойцом. Который, разумеется, будет болеть за "Катюшу".
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 3
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Что вы думаете о победе Антона Бабикова в Эстерсунде?
Архив →