Владимир Славский
Фото: Екатерина Чеснокова, "РИА Новости"
Текст: Михаил Чесалин

Славский: ситуация изменилась коренным образом

О революционных изменениях в отношении к прыжкам на лыжах с трамплина и лыжному двоеборью, а также задачах, стоящих на выступление в Сочи, – в интервью вице-президента федерации Владимира Славского.
13 марта 2012, вторник. 18:00. Другие
— Владимир Федорович, два года назад вы говорили о сложившейся парадоксальной ситуации, в которой, с одной стороны, вид спорта, фактически, умирает, с другой — руководство требует высоких результатов на Олимпиаде в Сочи. Как сейчас обстоят дела?
— В 2010 году я действительно открыто и прямо говорил о том, что на тот момент даже минимальных условий для развития лыжного двоеборья в России не было. Из тех стран, которые стремятся быть лидерами в спорте, мы оказались единственными, кто не имел ни одного современного лыжного трамплина. И я говорил о том, что на протяжении нескольких последних лет перед федерацией стояла задача сделать всё, чтобы просто спасти такие виды спорта, как наш.

В организационном плане ситуация изменилась коренным образом. После того как мы выиграли право на проведение Олимпийских игр в Сочи, я, понимая, что ситуация, безвыходная, обратился к президенту России с письмом, в котором настаивал на необходимости серьёзных преобразований в том случае, если мы собираемся решать важнейшие проблемы.
— На сегодняшний день ситуация изменилась?
— В организационном плане ситуация изменилась коренным образом. После того как мы выиграли право на проведение Олимпийских игр в Сочи, я, понимая, что ситуация безвыходная, обратился к президенту России с письмом, в котором настаивал на необходимости серьёзных преобразований в том случае, если мы собираемся решать важнейшие проблемы

— Какие проблемы были, на ваш взгляд, самыми важными?
— Главная проблема, которая была у нас постоянно, – отсутствие финансирования федерации. Мы не имели спонсоров, я практически лично финансировал федерацию, которая за 18 лет моей работы не получила от государства ни копейки. Вторая важная проблема – отсутствие спортивной базы. Сейчас, после моего обращения к президенту, ситуация кардинально изменилась. В 2010 году нам нашли спонсора, создали попечительский совет. И вот теперь федерация вышла на совершенно новый уровень. Мы сейчас имеем солидное штатное расписание, можем решать финансовые вопросы, которые объективно не может решить Министерство спорта.

— То есть с финансированием теперь никаких проблем нет?
— В этом году бюджет федерации составляет 65 млн рублей – это очень солидная сумма, которая позволяет решать наши проблемы. Кроме того, министерство обеспечивает финансирование подготовки сборных команд. Вопросов к финансированию у нас сейчас нет. Теперь уже речь идёт о руководителях федерации, о тренерах и спортсменах. Как они себя проявят в новых, благоприятных условиях.

С созданием инфраструктуры всё меняется. Вот за эти два года мы провели три специальных семинара с приглашениями зарубежных специалистов. В марте проведём такой семинар в Чайковском. Наши тренеры просто "закисли", потому что с внешним миром не общались 30 с лишним лет, а сейчас мы даём им возможности для обмена опытом.
— За последние годы было введено в эксплуатацию несколько новейших тренировочных комплексов. Кажется, что и в этом вопросе ситуация меняется к лучшему. Так ли это?
— Ситуация со спортивной базой серьёзно изменилась. Полным ходом идёт выполнение программы, которую я долго пробивал и которую Виталий Мутко подписал в 2009 году. Программа о строительстве пяти центров нашего вида спорта по всей стране выполняется по плану. В Чайковском построен комплекс трамплинов, аналогов которому не было ни в СССР, ни в России, и мы можем сказать, что по оснащённости этот комплекс – лучший в мире. Пять трамплинов, два кресельных подъёмника, современнейшее технологическое оборудование, лифты, летнее покрытие, чтобы комплекс работал круглый год – вот это основа для подготовки резерва и достижения высшего спортивного мастерства. Кроме того, первого июля введём в эксплуатацию комплекс в Нижнем Тагиле, полным ходом идёт восстановление учебно-тренировочной базы в Кавгалово, началось строительство в Нижнем Новгороде, ну и, конечно, есть спортивные сооружения в Сочи. Вот эти пять центров помогают нам решить проблему подготовки спортсменов и позволяют выйти на международную арену, поскольку теперь мы сможем организовывать соревнования международного уровня. Всё это работает на наши будущие успехи.

— То есть вы удовлетворены тем, как развивается инфраструктура?
— Полностью! Я в своё время много сил в это вложил, и сейчас, когда проблемы постепенно исчезают, я чувствую полное удовлетворение. Есть абсолютная уверенность в том, что мы двигаемся в верном направлении. Решающую роль в этом сыграл Виталий Мутко, подписав программу развития, до этого я просто обивал пороги, все что-то обещали, но никто ничего не делал.

— Вы и с Владимиром Владимировичем Путиным недавно успели лично пообщаться?
— Да, у нас 15 февраля был прямой телемост с ним, кроме него там всё спортивное руководство страны было. Рассказали об успехах и проблемах. Мне задали вопрос, какие есть проблемы, а я ответил, что проблема есть всего одна, самая важная – подготовка резерва в регионах. Вот это для нас сейчас вопрос номер один.

Ситуация меняется, и СМИ будет о чём говорить. Например, рассказывать о проведённых соревнованиях в новых комплексах. Вот соревнования в Сочи прошли, и сразу о них все заговорили. Сама обстановка будет другая, и отношение СМИ станет соответствующим. Раньше-то что было показывать? Разве только мучения на трамплинах, с которых не то что прыгать, ходить было опасно.
— А есть кому резерв готовить? Как у нас обстоят дела с тренерскими кадрами?
— С созданием инфраструктуры всё меняется. Вот за эти два года мы провели три специальных семинара с приглашениями зарубежных специалистов. В марте проведём такой семинар в Чайковском. Наши тренеры просто "закисли", потому что с внешним миром не общались тридцать с лишним лет, а сейчас мы даём им возможности для обмена опытом.

— Что вы можете сказать об освещении вида спорта в СМИ. Есть положительная динамика?
— Конечно, ситуация меняется, и СМИ будет о чём говорить. Например, рассказывать о проведённых соревнованиях в новых комплексах. Вот соревнования в Сочи прошли, и сразу о них все заговорили. Сама обстановка будет другая, и отношение СМИ станет соответствующим. Раньше-то что было показывать? Разве только мучения на трамплинах, с которых не то что прыгать, ходить было опасно. А сейчас мы начнём этапы Кубка мира проводить, сюда приедут ведущие специалисты, лучшие спортсмены, и сразу интерес появится.

— До Олимпиады в Сочи осталось всего два года. Что ещё нужно успеть сделать за это время?
— Основные, крупные центры у нас уже есть, главная проблема теперь – это работа в регионах. Нужно изменить отношение на местах к этим видам спорта. Перелома пока не наступило, но он ожидается. Кроме того, когда отношение поменяется, то необходимо, не затрачивая гигантских средств, восстановить учебно-тренировочные трамплины, найти средства на инвентарь для детей и организовать их участие во всероссийских соревнованиях. Вот те проблемы, которые сейчас нужно решать на местах. Если разобраться с этими вопросами, то ситуация с подготовкой резерва поменяется коренным образом.

— Успеем ли мы до Олимпиады воспитать для сборной новых спортсменов или придётся усиленно тренировать тех, кто есть?
— Я думаю, может быть, один или два человека появятся, но всё равно придётся выбирать из тех, кто есть на сегодняшний день. Мы можем не успеть с воспитанием нового поколения. Что касается имеющихся спортсменов, то мы уже сегодня можем конкретно сказать о перспективах и результатах каждого человека, но тему эту я пока поднимать не буду. У меня особое отношение, особый взгляд на этот вопрос, и всё это будет обсуждаться по итогам сезона на совещании, до которого я бы не хотел что-то комментировать.

— Как вы думаете, Олимпиада — это трамплин, после которого стоит ожидать продолжительного полета, или же спустя пару лет интерес к виду спорта со стороны руководства снова угаснет?
— Я думаю, что повернуть ситуацию вспять будет сложно, потому что мы имеем не один центр в Сочи, а пять по всей России. Мы будем прогрессировать и после Сочи, до 2014 года развитие только разгоняется. Потом всё пойдёт, как надо.

— Стоят ли конкретные задачи на Олимпиаду?
— Они были и есть: бороться за медали. Однако сложно сразу ждать чудес. Необходимо, чтобы и болельщики, и руководство видели положительные тенденции, причём не только в нашем виде спорта. Если будет положительная динамика, стремление к высоким результатам, то тогда всё это закончится успехом на Олимпийских играх в Сочи.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Кто победит в матче за титул чемпиона мира по шахматам?
Магнус Карлсен
992 (31%)
Сергей Карякин
1651 (51%)
Всё равно. Я вообще не понимаю ажиотажа вокруг шахмат
584 (18%)
Проголосовало: 3227
Архив →