• Главные новости
  • Популярные
Продолжение интервью олимпийского чемпиона Бьорна Ферри
Фото: Fotobank.ru/Getty Images
Текст: Александр Круглов

Ферри: горжусь тем, что не употреблял допинга

Во второй части интервью олимпийский чемпион и победитель гонки чемпионов Бьорн Ферри рассказал о преимуществах и недостатках большого роста, шоу-гонках и распространении биатлона в России.
7 апреля 2012, суббота. 21:30. Другие
Ферри: после Сочи побегаю ещё пару лет

— Вы один из самых высоких биатлонистов в мире. Большой рост в биатлоне – это преимущество или недостаток?
— Я думаю, как и в лыжных гонках, размер у нас не имеет значения. К примеру, Тед Армгрен с ростом 174 см бегает так же быстро, как я, хотя у меня 194 см. У норвежцев тоже есть высокие и небольшие ребята. Мне кажется, что в крутую горку маленьким вбегать легче, а вот на равнине и спуске легче, если ты большой и сильный.
Мне понравилась в прошлом году гонка в Москве, всегда нравится "Шальке". Это действительно замечательные соревнования, и они вполне могут быть этапами Кубка мира, например, в формате суперспринтов или смешанных эстафет.

— А в финишном спринте длинноногие спортсмены имеют преимущество?
— Там всё решает сила. Но многое зависит и от состояния снега. Вот здесь в Тюмени на мягком снегу я не могу использовать всю свою мощь, а вот на твёрдом снегу я действительно имею преимущество.

— Четыре года назад во время финальной вечеринки в Хольменколлене вся ваша команда нарядилась в костюмы Элвиса Пресли. Какие ещё оригинальные наряды вы надевали на закрытии сезона?
— На следующий год мы обязательно что-нибудь придумаем. Однажды в Ханты-Мансийске мы все пришли на вечеринку с усами, а как-то в Осло оделись в женские платья. Это тоже было очень весело, но костюмы Элвиса Пресли пока остаются нашим высшим достижением. В этом году мы решили воздержаться от таких шуток, потому что уже каждый год их ждут от нас и иногда нужно делать паузы, но в будущем вас ждут новые сюрпризы.

— Что бы вы изменили в нынешних правилах биатлона?
— Ничего. У нас действительно очень хорошие, захватывающие для телевидения соревнования. Так, на чемпионате мира в масс-старте до последнего рубежа на победу претендовали около десяти спортсменов. Считаю, что у нас необычайно зрелищный вид спорта для телевидения. Если же мы начнём всё менять, это будет глупо. Может быть, стоит телевидению поэкспериментировать с техническими новинками, чтобы привлечь ещё больше зрителей, увеличить количество камер и сделать гонку живее.

— А могут ли городские гонки, вроде Рождественской или Гонки чемпионов, войти в программу Кубков мира?
— Мне понравилась в прошлом году гонка в Москве, всегда нравится "Шальке". Это действительно замечательные соревнования, и они вполне могут быть этапами Кубка мира, например, в формате суперспринтов или смешанных эстафет.
К примеру, накануне Кубка мира в Эстерсунде я бы провёл смешанную эстафету в Стокгольме, и это стало бы превосходным стартом сезона. Не нужно начинать сезон с 20-километровой гонки, потому что она скучная. Если ты не разбираешься глубоко в этом спорте, то тебе сложно следить за этой гонкой, в отличие от преследования, масс-старта или эстафеты, где ты сразу после финиша понимаешь, кто победил и кто лидирует в любой момент гонки.

— Но разве можно совсем отказаться от "классики". В лыжных гонках ведь практикуют 50-километровые марафоны два-три раза за сезон?
— Конечно, она важна для сохранения биатлонных традиций, но основную долю мирового календаря должны занимать более зрелищные виды.

— Несколько лет назад вы хорошо общались с Дмитрием Ярошенко. Сейчас вы продолжаете поддерживать отношения?
— У нас были очень хорошие отношения до допингового скандала, поэтому для меня стало шоком то, что он всех нас обманывал. Он всегда был очень открытым, немного говорил по-английски и показался мне добрым парнем. Мне было бы интересно, чтобы он объяснил, почему он стал употреблять допинг.

— Вы знаете, что он признал свою вину, во время дисквалификации написал книжку о вреде допинга для детей и ездил по стране с семинарами, на которых рассказывал молодым спортсменам, как нужно себя вести, чтобы не употреблять допинг?
— Правда? Тогда передайте ему от меня большой респект. В его ситуации допустимо только такое поведение. Мне кажется, у вас в России в тот момент была другая система, и спортсмены не до конца задумывались, что они принимали. Хотел бы, чтобы ваши молодые спортсмены не повторили этих ошибок и никогда не употребляли допинг.
Прежде всего, я был поражён тому, что у вас на старт вышло 95 спортсменов. В Швеции соревнуются не более десяти мужчин и женщин. Я слышал об этом раньше, и понимаю, что с таким количеством профессиональных спортсменов Россия просто обязана иметь сильную национальную сборную.
Например, для меня чистота в спорте – это самая важная вещь в моей жизни. Я горжусь тем, что я выиграл золотую медаль Олимпиады, никогда не употребляя допинга. Думаю, что сейчас в спорте стало меньше допинга, потому что если бы все обманывали, то я бы ни за что не смог победить. Я, конечно, очень сильный спортсмен, но не настолько суперталантлив, чтобы побеждать тех, кто использует допинг.

— Какое впечатление произвели на вас всероссийские соревнования?
— Прежде всего я был поражён тем, что у вас на старт вышли 95 спортсменов. В Швеции соревнуются не более десяти мужчин и женщин. Я слышал об этом раньше и понимаю, что с таким количеством профессиональных спортсменов Россия просто обязана иметь сильную национальную сборную. Также у вас много стадионов по всей стране и в спорт вкладывается много денег, поэтому российский биатлон просто обязан быть лучше шведского. Также я заметил, что многие ребята из региональных команд весьма хорошего уровня и могут соперничать со мной. Я только не понимаю, откуда у них финансовая поддержка для занятий спортом? Ведь в Швеции деньги выделяются только на национальную команду, а если ты туда не попадаешь, тебе придётся заниматься чем-нибудь другим.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 7
7 декабря 2016, среда
Что вы думаете о победе Антона Бабикова в Эстерсунде?
Архив →