В матче за звание чемпиона мира по шахматам сохраняется равенство
Фото: "РИА Новости"
Текст: Михаил Чесалин

Недостаточное преимущество

В третьей партии шахматного матча за титул чемпиона мира между Вишванатаном Анандом и Борисом Гельфандом действующий обладатель короны имел перевес, но не смог конвертировать его в победу.
15 мая 2012, вторник. 00:30. Другие
Минувшее воскресенье принесло двум лучшим шахматистам мира долгожданный отдых, а шахматным специалистам время, чтобы осмыслить первые две партии захватывающей финальной встречи. По их итогам можно сказать, что Ананду скорее пока приходится отбиваться от осторожных, но в то же время острых атак претендента, а тот, в свою очередь, не боится слегка давить на действующего чемпиона мира.

Многие представители шахматного мира считают, что зрители вряд ли смогут увидеть первое неравное распределение очков раньше четвёртой-пятой партии, но, забегая вперёд, необходимо отметить, что в третьем раунде схватки умов едва не был зафиксирован первый очковый перевес. Хотя обо всём по порядку.

Ананд в этот раз играл белыми фигурами, соответственно обладал правом первого хода. В распоряжении Гельфанда оказались фигуры чёрного цвета, и в его власти было определять степень агрессивности своей защиты. Наверняка вспомнив, что лучшая защита — это нападение, Борис второй раз подряд (играя чёрными) выбрал несвойственную себе, хотя, как видно, хорошо изученную перед матчем, защиту Грюнфельда. Неизвестно, смог ли он этим удивить индуса, но проблем доставил немало.


Достаточно редко можно увидеть партии, в которых Ананд продумывает свои ходы настолько тщательно и в целом тратит на размышление больше времени, чем соперник. Это действительно значит, что Гельфанд ставит сложные задачи перед чемпиономом, делает такие ходы, которые не получается исследовать за полминуты. Впоследствии такое долгое, несвойственное чемпиону раздумье, возможно, стоило ему победы в партии.

Бросалась в глаза и манера поведения игроков за шахматным столом. Точнее, если Вишванатан вёл себя спокойно именно "за" столом, то Борис, кажется, большую часть времени находился "около" него или вообще отлучался за пределы сцены, где разворачивались события. Временами он выглядывал откуда-то из-за кулис, обычно видел, что белые ещё не походили, и нырял обратно. Израильский шахматист словно не желал наблюдать, с каким каменный спокойствием его соперник анализирует ситуацию.

В пресс-центре же никакого спокойствия не было и в помине. Известные советские и российские шахматисты и тренеры, отечественные и иностранные журналисты на разных языках, глядя на экраны, анализировали ситуацию, пытаясь найти наиболее предпочтительные пути развития и предугадать действия шахматистов. Временами из глубины этой группы раздавался голос: "Вот, я же говорил", и триумфатор, предсказавший, казавшийся неожиданным ход, с победоносным видом оглядывал своих коллег.

Страсти кипели везде, где стояли экраны, на которых транслировалась встреча. Кто-то вспоминал, в каких партиях он употреблял такой ход, кто-то сравнивал этот матч с другими известными финалами, а кто-то вовсе отдыхал в тишине, изредка поднимая взгляд на экран. В основном зале стояла абсолютная тишина, лишь организаторы едва слышно ступали по залу.

На сцене тем временем Гельфанд создавал угрозу за угрозой, а Ананд с завидным спокойствием справлялся с опасностями. Шахматисты действовали агрессивно и уверенно шли на размены, уменьшая количество материала на столе. После одной из серий таких разменов Вишванатан приобрёл формальное преимущество в одну пешку. Однако позиция Бориса была более атакующей, так что даже видные специалисты не решались сказать кто же в итоге получил решающее преимущество, и просили отложить прогнозы на два-три хода вперёд, когда расположение фигур на столе должно было стать прозрачнее.

Ананд в какой-то момент очень серьёзно призадумался, что неудивительно. На столе сложилась ситуация из тех, которые принято называть "счётными". Борьба за преимущество и инициативу закончилась, и шахматистам оставалось только своевременно и внимательно исследовать все возможные ходы. Несмотря на то, что чемпион владел преимуществом, инициатива по-прежнему исходила от претендента, он рисковал, в какой-то момент даже пошёл ва-банк, и как оказалось впоследствии, выбрал верное решение.


К 30-му ходу уже окончательно стало ясно, что теперь время становится главным соперником обоих шахматистов. У Ананда оставалось около десяти минут, у Бориса чуть менее двух десятков. И, пожалуй, это стало решающим фактором. Вишванатан имел реальный шанс довести дело до собственной победы, но недостаточное количество времени не позволило ему должным образом проанализировать ситуацию на доске и обезоружить Гельфанда.

Можно сказать, что ничья стала, безусловно, закономерным итогом. Гельфанд мощно атаковал, Ананд красиво защищался. Участники финального матча вновь поделили очки поровну, предложив экспертам в этот раз яркую игру, которая, однако, не принесла успеха ни одной из сторон.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 3
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
Верите ли вы, что 12 российских призёров Сочи-2014 употребляли допинг?
Архив →