Партия № 5. Скоростная ничья
Фото: Владимир Вяткин РИА "Новости"
Текст: Михаил Чесалин

Партия № 5. Скоростная ничья

О том, как Гельфанд решил все вопросы в дебюте и почему Ананд не смог ничего противопоставить своему сопернику, – в анализе пятой партии чемпионского матча от гроссмейстера Евгения Бареева.
18 мая 2012, пятница. 15:00. Другие
Пятая партия шахматного матча за титул чемпиона мира не принесла никому из игроков долгожданного очка. Шахматисты продолжают играть миролюбиво, возможно, желая решить судьбу короны в последних партиях. Вчера шахматисты пожали друг другу руки уже после 26-го хода, затратив на игру меньше двух часов.

Партия оказалось достаточно сложной для анализа, поскольку какой-то новизны в ней почти не было, а практически все ходы носили очевидный характер, и, кажется, гроссмейстеры не скрывали друг от друга каких-то тайных намерений. Тем не менее вопросы после завершения очередного сражения всё же остались, и "Чемпионат.com" обратился с ними к известному гроссмейстеру Евгению Ильгизовичу Барееву.

– Евгений Ильгизович, чего вы ожидали от пятой партии матча, и совпало ли это с тем, что происходило на доске?
– Скажем так, не совпало. Потому что я всё-таки ожидал, что Ананд продолжит подбирать ключи к защите Грюнфельда и двигаться в направлении закрытых дебютов. Ананд пошёл e4, что, с одной стороны, стало проверочным ходом, с другой, он, может быть, время выигрывает на подготовку интересных идей каких-то. Если бы Гельфанд играл те дебюты, которые Ананд играл до матча, то, наверное, Ананд бы и показал что-то интересное.
Шахматы. Матч за звание чемпиона мира

Стенограмма пятой партии: 1. e4 c5 2. Кf3 Кc6 3. d4 cxd4 4. Кxd4 Кf6 5. Кc3 e5 6. Кdb5 d6 7.Сg5 a6 8. Кa3 b5 9. Кd5 Сe7 10.Сxf6 Сxf6 11. c4 b4 12. Кc2 O-O 13. g3 a5 14.Сg2 Сg5 15. O-O Сe6 16. Фd3 Сxd5 17. cxd5 Кb8 18. a3 Кa6 19. axb4 Кxb4 20. Кxb4 axb4 21. h4 Сh6 22.Сh3 Фb6 23.Сd7 b3 24.Сc6 Лa2 25. Лxa2 bxa2 26. Фa3Лb8 27. Фxa2

Счёт в матче: 2,5:2,5
Но Гельфанд сразу свернул, сыграл своего рода аналог защиты Грюнфельда, но в сицилианской защите. В варианте Свешникова тоже требуется глубокая, далёкая подготовка, работа с компьютером, движение в этом ключе. И, для того чтобы показать там перевес, нужно помнить очень много вариантов, потом персонально готовиться прямо к партии, повторять и анализировать. А в той ситуации, в которой оказался Ананд, он, конечно, ничего не мог показать. Видно было, что партия быстро закончится вничью. К следующей партии он, может быть, посмотрит что-то в своих анализах, и это будет более интересная встреча, а так он вынужден был просто свернуть борьбу.

– Говорят, разыгранный вчера вариант сицилийской защиты раньше был гораздо более популярен и игрался чуть ли ни в трети всех партий на высшем уровне, это так?
– Немного преувеличено, конечно, но популярность этого варианта зашкаливала. В конце 1990-х и начале 2000-х очень много шахматистов его играли. В принципе, с тех пор белые особо ничего не придумали. Но очень капризная теория у него. Конечно, какой вариант более популярен, тот и продолжает досконально и глубоко изучаться, потому что более слабым шахматистам гораздо легче идти по магистральным направлениям, чем самим что-то придумывать. Поэтому чем больше шахматистов занимается вариантом, тем он становится более применяемым. А так как сейчас играть вариант Свешникова не так модно, то и гораздо меньше он исследуется. Но количество теории не уменьшилось. Огромные тома уже написаны к этому моменту, и знать надо безумно много, чтобы белыми даже не получить перевес, а просто завоевать какую-то позицию и создать чёрным определённые проблемы в игре.

– Можно ли было в пятой партии сказать, что уже на выходе из дебюта шахматисты семимильными шагами приближаются к ничьей?
– Да, там даже принимались ставки, что партия закончится за час.

– Шахматисты, в общем-то, были близки к этому.
– Дело в том, что Ананд был поставлен в тяжёлые условия. Он просто не готов был теоретически. Простыми средствами невозможно добиться перевеса в варианте Свешникова, а сложных он, очевидно, не помнил, потому что не готов был именно к этому варианту. И эта неготовность заставила его свернуть борьбу, по сути.

– Можно ли сказать, что Гельфанд, играя чёрными, уже в третий раз подряд определяет направление развития партии?
– Он не просто определяет направление развития партии, он определяет направление развития матча. Очевидно, что всё идёт по его сценарию. Именно так, как он себе всё это представлял, так, как он этого хотел. Он пытается удержать чёрный цвет и без риска ведёт белыми свои партии к ничьей. Ждёт, с одной стороны, ошибки, с другой стороны, говорит, мол, я готов решить исход матча двумя последними партиями, и если ты хочешь, то играй в мою игру. Ананд в третьей партии имел возможность перевернуть ход матча, но для этого ему надо было выиграть партию. Но и сейчас, по-прежнему, ему надо выиграть партию, чтобы начать диктовать свои условия.

– Вчера Гельфанд был близок к тому, чтобы провести пешку. Ясно, что Ананд всё контролировал, но, тем не менее, ситуация складывалась интересная. Насколько часто в матчах такого уровня шахматисты проводят пешки.
– Если покопаться, то, думаю, можно какие-то случаи найти. Но, честно говоря, не так часто. Даже если проводят, то обычно обоюдно.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
Что вы думаете о победе Антона Бабикова в Эстерсунде?
Архив →