Ильнур Закарин
Фото: Пресс-служба ФВСР
Текст: Юлия Иванова

Закарин: в нашем спорте личной победы не бывает

О тепловом ударе и штрафе в 100 франков, победах в Адыгее и Донецке, спортивной мечте, главном болельщике и положительном примере Фабиана Канчеллары — в интервью Ильнура Закарина.
19 июня 2012, вторник. 14:00. Другие
— Ильнур, поздравляю вас с лучшим результатом среди россиян в многодневке "Джиро Чиклистико д’Италия". На пятом этапе вы заполучили себе розовую майку лидера генеральной классификации и никому не отдавали её практически до конца гонки. Что потом случилось?
— Спасибо большое за поздравление. Мы планировали этот пятый этап, там было настоящее бездорожье, знаменитое место Strada biancha, в переводе на русский — "Белая дорога". Мы атаковали, я сумел уехать от лидеров, финишировал первым и получил розовую майку.
Когда случился тепловой удар, я потерялся, у меня потемнело в глазах. Мы ехали на вираже в гору, там нет ограждений, и я чуть не улетел в пропасть, но, слава богу, очнулся и поехал дальше. В велоспорте происходит и такое.
Потом команда помогала, работала на меня и довезла лидером до решающего восьмого этапа. На нём у меня случился тепловой удар, и, говоря велосипедным жаргоном, я "поплыл". Конечно, я старался, но проиграл слишком много, и сохранить майку не удалось.

— То есть после теплового удара вы продолжали гонку, не сошли с трассы?
— Да. Меня команда довезла до последней горы, до начала подъёма. За 10 километров до финиша я поехал с лидерами, но потом мне стало очень плохо, и в итоге я "словил" целых девять минут отставания.

— Что это за история, когда вы чуть не уехали в пропасть?
— Да, было. Когда случился тепловой удар, я потерялся, у меня потемнело в глазах. Мы ехали на вираже в гору, там нет ограждений, и я чуть не улетел в пропасть, но, слава богу, очнулся и поехал дальше. В велоспорте происходит и такое.

— Как сейчас себя чувствуете?
— Сейчас у меня всё в порядке, вроде восстановился. Завтра вылетаем на чемпионат России в Воронеж, постараемся там показать всё, на что способны.

— Вы сдавали какие-то анализы?
— На следующий день после гонки я сдавал анализ крови на гемоглобин, гематокрит. Необходимо убедиться, все ли показатели в норме. Результат пока не известен, его позже скажут.

— Какие штрафные санкции были применены к команде?
— Во-первых, когда я чуть не улетел в пропасть, ко мне подъехал Николай Морозов, чтобы оценить моё состояние, смогу ли я доехать до конца. Дал мне поесть и попить. Так как до финиша было совсем немного, по регламенту нахождение технички в этой зоне запрещено, поэтому мне выписали штрафные секунды, а команде — штраф в размере 100 франков. Во-вторых, после финиша я отлёживался в машине и не смог выйти на награждение. Я сохранил майку лучшего гонщика по очкам и должен был присутствовать на награждении. За неявку меня ещё раз оштрафовали дополнительными секундами, а команду – 150 франками.
Мы были до конца уверены в победе, поэтому сделали ставку на меня. Я готовился в Армении, чувствовал себя хорошо. В первые дни на разделке, в горном этапе я показывал хороший результат. Поэтому вся команда без остатка работала на меня. Может быть, это стало ошибкой, но на них, как известно, нужно учиться.

— Как считаете, тренер Николай Морозов сделал ошибку, сделав ставку в гонке только на вас?
— Мы были до конца уверены в победе, поэтому сделали ставку на меня. Я готовился в Армении, чувствовал себя хорошо. В первые дни на разделке, в горном этапе я показывал хороший результат. Поэтому вся команда без остатка работала на меня. Может быть, это стало ошибкой, но на них, как известно, нужно учиться.

— Кто ещё из "Катюши"смог бы побороться за победу?
— Сергей Чернецкий и Гена Татаринов. Они больше всех помогали мне, а значит, чувствовали себя хорошо и могли сами побороться за высокие места.

— В Армении как-то по-особенному готовились?
— На сборах мы специально подготовили организм, чтобы к третьему этапу я набрал нужную форму. Первые два этапа были равнинными, на них мы раскатывались и подводили форму к своему пику.

— Вам больше нравится ездить в горах?
— Да, я больше специализируюсь на горах и в разделке.

— Сами для себя планировали выиграть гонку?
— С самого начала у нас была такая задача, мы пытались её решить. Жаль, немного не хватило. Может даже, и везения тоже.

— Весной этого года вы одержали первую профессиональную победу в карьере, выиграв гонку "Гран-при Донецка". Приятные воспоминания остались?
— Меня удивило то, что многие из украинцев в Интернете, в Facebook поздравляют и поддерживают меня. Многих из них я вообще не знаю, они пишут, что с Украины. Это была моя первая победа, они это знают и поддерживают, говорят много тёплых слов в мой адрес. Так что больше всего воспоминаний именно об этом.

— Как считаете, велоспорт на Украине популярен?
— Я думаю, да. У них есть сильные команды, сильные гонщики, и велоспорт сейчас там, как мне кажется, находится на подъёме.

— Победа в Донецке — ваша личная заслуга или и успех всей команды?
— В нашем виде спорта личной победы не бывает. Все победы, высокие результаты – всё это благодаря команде. В Донецке было видно, что отлично сработала вся команда, и я не считаю, что это только моя заслуга.

— Оцените уровень организации Гран-при Донецка в сравнении с аналогичными европейскими гонками.
— Мне очень понравился и приём, и организация. Всё было хорошо, я думаю, что гонка прошла на достойном уровне. Как минимум не хуже, чем в Европе.
Сам по себе я спокойный человек, редко когда волнуюсь. Обычно сплю хорошо, за гонку не переживаю, но вот перед тем злополучным восьмым этапом я действительно.

— Следующим успехом стала победа в многодневке "Гран-при Адыгеи". Расскажите, что это была за гонка.
— Ещё в начале сезона я отметил для себя эту гонку, хотел её проехать хорошо. И, подводя "ногу", я очень хорошо чувствовал себя на этой гонке. Опять же, благодаря команде, мне удалось выиграть эту многодневку.

— В Адыгее много гор?
— В Адыгее мы тренировались ещё юношами, там хватает серьёзных вершин.

— То есть местные трассы хорошо подходят под вашу специализацию?
— Да, мне нравятся такие горочки, как там.

— Вы уверенно начали этот сезон. Как планируете его продолжить и где закончить?
— Сейчас поеду на чемпионат России, потом отправлюсь домой в Татарстан, отдохну немного. Дальше по плану — соревнования в Европе, мы поедем гонки высшей категории, по профессионалам. Хотелось бы показать себя там, успешно выступить на какой-нибудь гонке и завершить сезон так же стабильно, как он и начинался.

— В каких командах катались до "Катюши" и как попали к Морозову?
— Это мой первый сезон в "Катюше". Я много ездил за свой регион, за Татарстан. Потом я выступал за подмосковную команду "Премьер". В прошлом году участвовал в этой же гонке — "Джиро Чиклистико". На ней, видимо, Николай Григорьевич меня заметил и пригласил к себе в команду.

— У вас есть спортивная мечта?
— Вот тут вы меня озадачили. Наверно, самореализоваться, повысить своё мастерство и профессионализм.

— Перед стартом обычно испытываете волнение?
— Сам по себе я спокойный человек, редко когда волнуюсь. Обычно сплю хорошо, за гонку не переживаю, но вот перед тем злополучным восьмым этапом я действительно занервничал. Меня поддерживало так много людей, что я до конца осознал, насколько это престижная гонка. Ну и накрутил себя, видимо.

— Кто ваш главный болельщик?
— Моя девушка Виктория, она меня всегда поддерживает. Она бывшая спортсменка, тоже занималась велоспортом, но в этом году решила оставить спорт и заняться учёбой. Мне важно её мнение, всегда стараюсь прислушиваться к ней.

— Какое событие, связанное с велоспортом, запомнилось вам больше всего?
— Мне всегда нравилось, как Фабиан Канчеллара на великих гонках отъезжал перед финишем и вырывал победу. У меня всегда была и есть мечта попробовать сотворить что-то подобное.

— Можно сказать, что Канчеллара ваш кумир?
— Да, я думаю, это совершенно справедливо.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
Что вы думаете о победе Антона Бабикова в Эстерсунде?
Архив →