Продолжение интервью спортдиректора "Итеры-Катюша" Алексея Щебелина
Фото: katushateam.com
Текст: Юлия Иванова

Щебелин: главная цель – медали чемпионата мира

О любимчиках и критике, ближайших гонках и медалях чемпионата мира, доверии Морозова и главной победе в карьере – во второй части интервью спортивного директора "Итеры-Катюша" Алексея Щебелина.
21 июня 2012, четверг. 17:30. Другие
Часть 1 — Щебелин: после финиша кулаками не машут

— На каком уровне сейчас выступает команда?
— Я бы сказал, что в этом году мы очень и очень прибавили. Зимой вносили корректировки в план тренировок и сезон начали немного по-другому. Видно, что это принесло пользу, потому что в июне прошлого года о 18 победах мы могли только мечтать. Плюс Ильнур Закарин был в розовой майке – майке лидера на "Джиро Чиклистико д’Италия". Жаль, проиграли, а то, я думаю, это была бы самая важная победа для команды.

В Европе я разговаривал с французами, итальянцами, они говорят: возьми у вас любого гонщика, он будет достойно выглядеть в Про-туре. Я смотрю на них, у каждого есть победы, все помогают друг другу. То есть нет такого, что я хочу выигрывать и не буду из-за этого помогать партнёру. Идёт какая-то взаимность. Скажу больше: в этом году у нас получилось сделать именно дружескую команду.
— Кто из гонщиков, на ваш взгляд, является кандидатом № 1 на переход в профессиональную "Катюшу"?
— Если честно, я даже не знаю, потому что в этом году у нас команда такая, что любой готов перейти. Я даже сам удивляюсь. В Европе я разговаривал с французами, итальянцами, они говорят: возьми у вас любого гонщика, он будет достойно выглядеть в Про-туре. Я смотрю на них, у каждого есть победы, все помогают друг другу. То есть нет такого, что я хочу выигрывать и не буду из-за этого помогать партнёру. Идёт какая-то взаимность. Скажу больше: у нас получилось сделать именно дружескую команду. В этом году это очень большой плюс, ведь тяжело, когда 18 человек особо не знакомы друг с другом. В такой ситуации тяжело сориентироваться. Когда парни друг друга знают, им проще общаться между собой и в гонке, и в быту.

— Расскажите про внутрикомандный климат, про отношения гонщиков с тренерским штабом.
— Николай Григорьевич нам как отец, к нему все относятся как к главе семьи. У меня с гонщиками не очень большая разница в возрасте, я ребятам скорее как брат. Но, несмотря на это, они меня слушают, мы можем более спокойно обсудить с ними личные вопросы. У нас отношения, основанные на доверии. При этом первые два года мне было тяжело, потому что я только слез с велосипеда, и у них ко мне было предвзятое отношение: если человек гонялся, это ещё не означает, что он станет хорошим тренером. Но за три года, что мы вместе с ребятами, наши отношения изменились, стали более доверительными.

— Есть ли в команде гонщики, к которым вы относитесь с особым пиететом?
— Нет, я бы не сказал, потому что для меня они все одинаковы, все равны. Любимчиков нет, хотя с тем же Сергеем Рудасковым в некоторых вопросах я больше общаюсь, чем с другими. Впрочем, я со всеми могу спокойно поговорить на любую тему, отругать, похвалить, не важно, выигрывает спортсмен что-либо или нет. Я считаю, что тренер не должен иметь любимчиков – это меняет отношение и к тренеру и отношение между спортсменами в команде.

— Как ребята воспринимают вашу критику?
— В некоторых вопросах соглашаются, когда понимают, что ошиблись. Естественно, что у каждого есть своё мнение и любая моя критика обсуждается. Вместе мы разбираем все ошибки, допущенные во время гонки: что было сделано правильно, что нет. Поэтому у нас более демократичные отношения.

— Расскажите о ближайших гонках, в которых выступит команда.
— Следующий шаг – это, естественно, начавшийся чемпионат России, потом с 28 июня по 1 июля будет "Тур Чехии", потом по программе у нас чемпионат Европы для "андеров". Дальше пока сложно сказать, но для нас, как и для любой команды, в планах – победа на чемпионате мира. Мы каждый год делаем на это упор, и подготовка вся идёт для получения медали на чемпионате Европы и чемпионате мира. Остальные гонки больше рассматриваются как подводящие, как тренировки. Для Николая Морозова мечта всей жизни – медаль на чемпионате мира.

— Для должности спортивного директора вы достаточно молоды. Почему закончили профессиональную карьеру гонщика?
— Мне в этом помог Морозов. В тот год, когда мне предложили попробовать себя в роли спортивного директора, я ещё не собирался заканчивать карьеру. Мы пересеклись с Николаем Григорьевичем на одной из гонок в Италии, и он предложил мне попробовать. Я хотел гоняться дальше, но мне было уже 27 лет, а я катался в небольшой континентальной команде. Нужно было идти дальше, в Про-тур, а для этого необходимо показывать более серьёзные результаты. На собрании федерации Морозов предложил мою кандидатуру, объяснив это тем, что видит во мне больше тренера, чем гонщика. С его слов я жил один в Италии, у меня не было ни тренировок, был сам по себе, но, несмотря на это, показывал результат. Для него это говорило о наличии способностей к тренерской работе. Вот так я и попал в Общероссийский проект развития велоспорта.

Сесть на велосипед не проблема – было бы желание. Но когда гонки идут одна за одной и каждый день проводишь в машине по шесть часов, большого желания выдерживать дополнительную нагрузку нет. Хочется просто расслабиться и отдохнуть. Но на Туре Сербии я один раз выезжал и катался, так что ещё ничего не потеряно. Велосипед нельзя бросать.
— Вы всегда выступали за иностранные клубы?
— Я начинал в советской спортшколе. В юниорах я уехал в Италию, был там полгода. Потом поменялся регламент, и на два года пришлось вернуться, гонялся с нашей школой, один год мы базировались в Бельгии, потом во Франции. Затем итальянскую команду закрыли, и я полсезона прокатался в России. Когда остался без команды, мне помог Геннадий Ерошкин, мой наставник. Я катался в Греции, а с 2009 года стал тренером "Итеры-Катюша".

— Какую гонку в своей карьере вспоминаете с особыми чувствами?
— Это гонка, которую я в 2008 году. Circuito Montanes – испанская гонка. Для испанцев она имеет такое же значение, как "Джиро Био" для итальянцев. Для меня это была значимая победа, в этой гонке участвовали велосипедисты, которые сейчас гоняют в Про-туре, выступают за Rabobank, Garmin.

— В какой роли чувствуете себя уверенней?
— В некоторых ситуациях — в роли спортивного директора, иногда как гонщик. В обычную жизнь многое переносится из спорта: человек, который прошёл всю эту школу, в жизни не потеряется. Если у спортсмена есть уверенность в ногах, будет и уверенность в голове. Велоспорт – это спорт, где нет халявщиков. Если спортсмен пришёл за результатом, он будет работать. А это всё через пот, а порой и через кровь. Тех, кто прочувствовал это, уже ничто не испугает.

Для нас, как и для любой команды, в планах – победа на чемпионате мира. Мы каждый год делаем на это упор, и подготовка вся идёт для получения медали на чемпионате Европы и чемпионате мира. Остальные гонки больше рассматриваются как подводящие, как тренировки. Для Николая Морозова мечта всей жизни – медаль на чемпионате мира.
— Сейчас садитесь на велосипед?
— Пытаюсь. Сесть на велосипед не проблема – было бы желание. Но когда гонки идут одна за одной и каждый день проводишь в машине по шесть часов, большого желания выдерживать дополнительную нагрузку нет. Хочется просто расслабиться и отдохнуть. Но на Туре Сербии я один раз выезжал и катался, так что ещё ничего не потеряно. Велосипед нельзя бросать.

— Какие обязанности выполняет спортивный директор команды "Итера-Катюша"?
— Основная задача – обеспечить все необходимое гонщикам для победы. Это и программа тренировок и советы, грамотно организовать перелёты, гостиницы, распорядок на сборах. Гонщику остаётся думать только о гонке и результатах.

— Если бы вы оказались на необитаемом острове и смогли получить только одну вещь, что бы это было?
— Первая мысль, которая пришла в голову – велосипед. Хоть чем-то можно было бы заняться (улыбается).
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
Верите ли вы, что 12 российских призёров Сочи-2014 употребляли допинг?
Архив →