Ханс-Михаэль Хольцер
Фото: Getty Images
Текст: Александр Круглов

Хольцер: на звонок Путину я бы не решился

Во второй части интервью Ханс-Михаэль Хольцер рассказал о главных претендентах на победу в "Туре", современных тенденциях в велоспорте, олимпийской трассе, изучении русского языка и научном подходе.
26 июня 2012, вторник. 14:00. Другие
Часть 1 — Хольцер: Меньшов – наш лидер, и мы ему доверяем

— Кого вы видите главными соперниками Меньшова на "Тур де Франс"?
— Конечно, это Кэдел Эванс и Брэдли Уиггинс. Что касается других претендентов, то ими могут быть Леви Лейфеймер, Алехандро Вальверде, Роберт Гесинк, под вопросом Франк Шлек. Наконец, кто мог посчитать претендентом на победу в "Джиро" Рюдера Хешедаля? Возможно, если это было бы так, то Пурито не проиграл бы ему эти 16 секунд. У Saxo Bank в этом году нет "генеральщика", Argos-Shimano везёт спринтерский состав, так же как и некоторые команды вроде Omega Pharma. Таким образом, далеко не у каждой команды будут гонщики на общий зачёт, но порядка 10-12 команд будут за него бороться. Очень хороший состав у Sky, где Уиггинсу будут помогать Ричи Порт, Майкл Роджерс и другие. Мне приятно, что Денис не входит в список главных фаворитов и не мелькает на первых страницах газет. Однако я надеюсь, что наша команда во главе с Денисом сможет дать достойный ответ мощным коллективам Sky и BMC.
Мне приятно, что Денис не входит в список главных фаворитов и не мелькает на первых страницах газет. Однако я надеюсь, что наша команда во главе с Денисом сможет дать достойный ответ мощным коллективам Sky и BMC.

— На "Вуэльте" едва не выиграл Крис Фрум, "Джиро" досталась Хешедалю, а главным фаворитом "Тура" считается Уиггинс. Приходит время больших парней?
— Хешедаль не такой уж и тяжёлый, он высокий, но очень сухопарый. Денис как раз такого же типа, только чуть пониже ростом. В принципе, в своё время таким же высоким и худым был Бьярне Рийс. Так что прямой тенденции я не вижу, но дело в том, что если ты хорош только в горах и не можешь ехать быстро "разделку", то тебе крайне сложно выиграть большой тур. В этом и недостаток Пурито.

— Почему на последней "Джиро" практически не было сольных атак в горах в стиле Контадора, Армстронга, Пантани и других великих гонщиков?
— Это сложно объяснить, но я говорил на эту тему со многими специалистами. Вот это, видимо, новая тенденция велоспорта. Силы ведущих гонщиков примерно равны, что становится видно после "проверки паспортов", поэтому никто не решается идти на риск. Изначально газеты критиковали за это гонщиков, но потом признали, что эта "Джиро" была невероятно интересной. Никто не мог уйти в одиночный отрыв за 10-15 километров до финиша. А это знак того, что в новое время велоспорт стал более расчётливым. Гонщики могут рассчитать свои силы и скорость, с которой необходимо преодолевать каждый подъём, чтобы прежде всего не проиграть. На этой "Джиро" Liquigas верили в Ивана Бассо и задавали темп в пелотоне, но они не могли поднять его до такой скорости, которую бы выдержал Бассо, а остальные не выдержали. Они чётко делали свою работу, но этого оказалось недостаточно.
Спортивный успех страны определяют звёзды, которые, в свою очередь, вырастают не на пустом месте, а в конкурентной среде. За год мы не перевернём вселенную, поэтому главное — правильно определить стратегию развития. С первого дня работы мы много уделяем внимания анализу, используем в своей работе науку.

— Так, может, просто дело в Бассо, который оказался не готов к этой гонке на 100 процентов?
— Бассо был в хорошей форме, но другие были готовы ещё лучше. К тому же у них просто не было другого шанса. Они были сконцентрированы не на одном этапе или чём-то другом, а на том, чтобы дать Бассо возможность сделать один рывок и перехватить розовую майку. На заключительных этапах им было уже очень тяжело, потому что у них не было другой идеи. Да, их капитан не выдерживал темпа гонки в последние дни, и тактика Liquigas по раздёргиванию пелотона могла кому-то показаться странной. Но если бы они не делали этого, темп был бы ещё ниже и до финиша добралась бы куда большая группа, и последним рывком ещё больше гонщиков могли оставить Бассо позади.

— По поводу олимпийской трассы мне приходилось слышать два противоположных мнения. Одни говорят, что на финиш приедет большая группа, в которой велики шансы на успех у Марка Кэвендиша, а другие считают, что эта гонка будет похожа больше на классику, где могут проявить себя такие гонщики, как Филипп Жильбер, Алессандро Баллан, Фабьян Канчеллара и Александр Колобнев. Вам какая позиция ближе?
— Конечно, я бы предпочёл второй вариант (смеётся). Что касается моего личного мнения, то я бы дал 65 процентов на второй вариант, потому что трасса действительно очень тяжёлая, и мне кажется, что чистые спринтеры вроде Кэвендиша или Андре Грайпеля не усидят в группе, разве что такие, как Тур Хусховд и Оскар Фрейре.

— В прошлом году вы работали с Кэвендишем. У него действительно такой несносный характер, как утверждают слухи?
— Вам об этом лучше спросить у Себастьяна Вебера, который проработал с ним три года. Я же не знаю его настолько хорошо. Ясно лишь одно, что все великие спринтеры – эгоисты. У них всегда своё на уме, и они думают только о своём успехе, но в этом амплуа это абсолютно нормально.

— Вы не собираетесь выучить русский язык?
— В настоящий момент у меня нет времени для того, чтобы тщательно заняться языком. Но я уже знаю отдельные слова и учусь читать на кириллице. Я уже могу читать имена и фамилии гонщиков в финишных протоколах. Даже в самолётах я читаю для тренировки имена собственные на бейджах персонала и в газетах. Мне их легче понять. Но для того, чтобы бегло говорить по-русски, у меня просто нет времени. Я говорю на английском, французском, итальянском и немецком. По-русски я могу понять, о чём идёт разговор, иногда даже могу ответить на вопрос на русском ещё до того, как его переведут, но свободно говорить мне пока тяжело.

— У вас много общего с биатлонным тренером Вольфгангом Пихлером?
— Да, ему тоже приходится изучать русский язык, русский менталитет, и он также пытается вывести спорт в России на новый уровень. Как-то я читал в интервью, что он в случае проблем готов позвонить Путину. Вот на это я бы никогда не решился.

— Что нужно для того, чтобы российский велоспорт был столь же успешным, как немецкий?
— На самом деле я не вижу большой разницы в организации велоспорта в Германии и России. Возможно, у нас в стране общий уровень чуть выше, но это отставание не критичное. Спортивный успех определяют звёзды, которые, в свою очередь, вырастают не на пустом месте, а в конкурентной среде, где с ними взаимодействуют десятки и сотни других сильных гонщиков. Конечно, за год мы не перевернём вселенную, поэтому главное — правильно определить стратегию, которой будет придерживаться Общероссийский проект развития велоспорта, и неотступно ей следовать. С первого дня работы мы много уделяем внимания анализу, используем в своей работе науку, за которую у нас отвечает Себястьян Вебер, и пробуем что-то новое. К примеру, глядя на успехи Эванса, Хешедаля и Жан-Кристофа Перо, Себастьян предложил и нашим гонщикам использовать тренировки на маунтинбайке.

— Это правда, что если Денис Меньшов выиграет "Тур", вы готовы идти пешком от Парижа до Москвы?
— (Смеётся.) Теперь вы мне будете постоянно об этом напоминать. Да, я дал такое обещание.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Что вы думаете о победе Антона Бабикова в Эстерсунде?
Архив →