Глава компании "Интеррос" Владимир Потанин
Фото: Николай Петросян, "Чемпионат.com"
Текст: Лев Россошик

Потанин: ключевым должно стать слово "новое"

Беседа с президентом компании "Интеррос" Владимиром Потаниным состоялась в лондонском Russia.Sochi.Park после презентации новой программы Российского международного олимпийского университета.
4 августа 2012, суббота. 14:00. Другие
— В ходе презентации вы заявили, что готовы выделить 20 грантов для слушателей первого набора РМОУ по программе МSA (Мастер спортивного администрирования). Откуда поступят деньги — от компании "Интеррос" или из созданного вами фонда — и как будут отбираться эти 20 счастливчиков?
— Разумеется, из фонда. Для меня создание Олимпийского университета — проект благотворительный. Что же касается грантов, то мы поступим так же, как действует подобная программа моего благотворительного фонда для других, не имеющих отношения к спорту вузов. Речь о стипендиях для лучших студентов из 60 лучших вузов страны. Существует целая процедура отбора, в результате которой в каждом университете мы отбираем только 20. И с олимпийским университетом, надеюсь, мы договоримся таким же образом — руководство РМОУ проведет на конкурсной основе отбор номинантов. Лично я не собираюсь иметь к этому какое-либо отношение — решение будет за конкурсной комиссией.

Олимпийские игры — все-таки праздник. Организовано все нормально. Много волонтеров, все такие доброжелательные, готовы прийти на помощь, чего-то объяснить. Причем я езжу обычными маршрутами, хожу по нормальным зрительским билетам. Единственное, долго приходиться идти: на то же плавание пришлось двигаться в толпе минут 20. В общем, прикольно.
— Олимпийский университет, еще даже не имея своего обиталища, уже начал работу. Это так?
— Все верно. И на презентации об этом говорилось. Cотрудники Оргкомитета "Сочи-2014", Олимпстроя, администрации Сочи уже прошли обучение. Кроме того было проведено несколько семинаров для представителей региональных спортивных министерств. И к нашему приятному удивлению, руководство отдельных краев и областей откликнулось на наше предложение, несмотря на то что за обучение необходимо было внести определенную, пусть и не очень большую сумму. Так что сегодня уже около тысячи слушателей прошли обучение по программам РМОУ. Как образовательное учреждение университет уже работает. Открытие же университетского кампуса состоится в 2013 году. Иными словами, к сочинским Играм в нем будут обучаться первые студенты.

— Какова сумма вложений в университетский проект?
— Наверное, миллиардов 15 в рублях. Кстати говоря, я очень удивился, когда узнал, насколько спортивное образование подобного рода востребовано и насколько желающие его получить готовы за это платить. Существует достаточно большое количество организаций, которые заинтересованы в том, чтобы их персонал был хорошо обучен. А поскольку современный спорт становится все более и более популярным в мире, строятся новые арены, и, естественно, требуется немало специалистов, разбирающихся во всех вопросах, с этим связанных, профессионалов не хватает. И заинтересованные организации готовы пойти на затраты, чтобы обучить своих людей.

Есть и другая проблема: многие спортсмены после завершения активных занятий весьма бледно выглядят по жизни. И им необходима адаптация к новым, послеспортивным условиям. Разумеется, спонсорскую составляющую никто не исключал, и для начала мы определили эти первые 20 стипендий, создадим эндаумент — базовый капитал университета. Так что все варианты должны быть использованы — и коммерческая составляющая также должна присутствовать. Мы также хотели бы обучать менеджеров высокого класса, управляющих серьезными клубами, например футбольными или баскетбольными. И лекции им должны читать специалисты мирового уровня. Такие, как президент Международной федерации хоккея Рене Фазель, например, или Мишель Платини, или Франц Беккенбауер. Такого рода краткосрочные семинары — на несколько дней или на одну-две недели, они также должны быть окупаемы.

— Что представляет собой университетский городок?
— Комплекс, в котором строится университет, состоит из четырех корпусов. Один из них учебный, остальные — отели. Один будет использован как общежитие для студентов. Причем университет не будет постоянно платить за эти номера — только по мере надобности. Так же, скажем, как и за большой конференц-зал. Университет им будет пользоваться только необходимое число дней в году, для больших форумов. Мы специально продумали подобное разделение, чтобы университет занимался исключительно образовательными программами, а не превратился в контору по управлению недвижимостью.

Все инвестиции "Интерроса" в Сочи оцениваются примерно в 2,5 миллиарда долларов. Это огромный, даже немыслимый по своим масштабам проект. Когда мы его начинали и когда ни о какой Олимпиаде даже речь не шла, а была идея просто создать настоящий российский горный курорт, предполагалось, что мы затратим на него порядка 40 миллионов долларов.
— А что, действительно уже есть желающие прочитать там лекции?
— Их немало. И подписанные во время Олимпийских игр в Лондоне соглашения о сотрудничестве с двумя британскими университетами — один из британской столицы, а другой из Шеффилда — говорят об этом.

— С РМОУ все понятно. Теперь поговорим о "Розе Хуторе", основном проекте "Интерроса", в который компания вложила уже немалые деньги. Кстати, сколько?
— Все инвестиции "Интерроса" в Сочи оцениваются примерно в 2,5 миллиарда долларов. Это огромный, даже немыслимый по своим масштабам проект. Когда мы его начинали и когда ни о какой Олимпиаде даже речь не шла, а была идея просто создать настоящий российский горный курорт, предполагалось, что мы затратим на него порядка 40 миллионов долларов. Но когда появилась идея проведения Игр, когда выяснилось, что помимо чисто горнолыжных проектов придется сооружать сноуборд-парк и фристайл-центр, а потом еще и горная Олимпийская деревня возникла, затраты возросли в разы. Сегодня уже очевидно, что "Роза Хутор" — курорт высшего европейского класса, где уже функционируют 40 километров трасс, а к Олимпиаде их будет уже сто. Это примерно третья часть от Куршевеля. Качество же трасс, подъемников и всего вообще необходимого оборудования — очень высокое.

В ходе проходивших в начале года этапов Кубка мира разговаривал со многими зарубежными спортсменами и тренерами и слышал исключительно комплименты в адрес создателей курорта. Теперь мы можем с полным правом утверждать, что у нас в стране есть место для подготовки высококлассных горнолыжников. За счет чего выигрывают представители стран, где этот вид спорта давно в почете? Прежде всего за счет того, что там встают на лыжи сызмальства, года в три. И годам к 10 они уже так катаются, что за ними не угонишься. И своих детей я поставил на лыжи в 3-4 года. А наши горнолыжники начинают серьезно заниматься этим видом лет на десять позже. Отсюда и отставание. Теперь наличие такого курорта вселяет надежду, что после пары олимпийских циклов у нас в стране появится полноценная команда, которая будет способна конкурировать на олимпийских горнолыжных соревнованиях.

— Несмотря на кризис и некоторые проблемы с финансированием, строительство на "Розе Хутор" не прерывалось?
— Это невозможно, потому что в 2013 году все строительство должно быть закончено. Примерно 70 процентов средств уже освоили. Поначалу мы считали, что соотношение затрат своих и заимствованных будет 30 к 70. Мы старались выдержать эту пропорцию, но после того, как проект с 40 миллионов в начале увеличился до миллиарда, потом до полутора, а теперь зашкаливает за два, наблюдательный совет ВЭБа разрешил нам перейти на систему 10 к 90 с нашим обязательством восстановить прежнее соотношение. Кроме того, следует учитывать, что часть расходов связаны непосредственно с проведением зимних Игр, то есть с выполнением так называемого госзаказа. По нашим расчетам, 16 миллиардов рублей были потрачены именно под эти требования.

В основном составе нашей футбольной сборной сейчас, кроме Алана Дзагоева, нет ни одного футболиста моложе 30 лет. И к следующему чемпионату может остаться вообще один этот парень. И сейчас ключевым должно стать слово "новое". Нам, наверное, больше бы подошел какой-нибудь Моуринью с его современными взглядами на игру.
В связи с тем что "Роза Хутор" изначально задумывался как частный курорт, государство признает необходимость компенсировать нам дополнительные расходы на Олимпиаду, скажем, на создание условий для паралимпийцев в Олимпийской деревне, что сразу увеличило общую стоимость проекта на 15 процентов. Причем такие же проблемы касаются не только нас — других инвесторов тоже. Чтобы вернуть проекты к своей коммерческой окупаемости, мы насчитали, как я уже сказал, 16 миллиардов рублей. Из них 8 нам готовы вернуть, 4 отмели, а еще по 4 миллиардам остались вопросы. Все это происходило в декабре прошлого года. Но пока мы ничего не получили.

— Ваши впечатления о лондонской Олимпиаде?
— Первые впечатления — позитивные. Может быть, из-за того что Олимпийские игры — все-таки праздник. Организовано все нормально. Много волонтеров, все такие доброжелательные, готовы прийти на помощь, что-то объяснить. Причем я езжу обычными маршрутами, хожу по нормальным зрительским билетам. Единственное, долго приходится идти: на то же плавание пришлось двигаться в толпе минут 20. В общем, прикольно. Пока все представляется продуманным. Мне интересно посмотреть, как себя люди ведут, как создается вообще праздничная атмосфера: с одной стороны, чтобы все было дисциплинированно, а с другой — чтобы это еще не напрягало людей.

— Всем известно, что вы — большой любитель спорта. И болезненно воспринимаете неудачи отечественных спортсменов, например футболистов.
— Футбол — всенародно любимый спорт. Но в нем ничего интересного не происходит. А вот хоккей преобразился. И зрителей на трибунах много, и более непредсказуемая борьба. И результат — налицо. Много новых интересных игроков появилось. Часто беседую с мои другом Славой Фетисовым, который, как мне кажется, незаслуженно забыт в связи с сочинской Олимпиадой. Благодаря своим связям, контактам, человеческому потенциалу Фетисов очень помог в продвижении кандидатуры Сочи перед выборами в Гватемале в 2007 году. Так вот, главное кредо Фетисова, и я с ним в этом отношении полностью согласен, — в любых соревнованиях должен торжествовать спортивный принцип.

Если продукт зрелищный, в него вкладывают деньги, есть средства — появляются молодые спортсмены, спонсоры становятся заинтересованными лицами. Придумал КХЛ Александр Медведев, который сам играет в хоккей, любит его и понимает. А помогали ему те же Владислав Третьяк и Фетисов. Иными словами, люди, которые знают эту игру и понимают, что необходимо, чтобы она стала всеобщим достоянием. И замечательно, что не все решают деньги. Вспомните тот же "Салават Юлаев", один из самых богатых наших клубов, который не смог выиграть Кубок Гагарина, хотя делегировал две пятерки в сборную и был, казалось, гораздо сильнее остальных. Или взять питерский СКА с его финансовыми возможностями и шапкозакидательским настроением, который никак не может добраться до решающих матчей в борьбе за главный трофей. В футболе такого пока нет.

— Ваше мнение о приглашении в футбольную сборную Фабио Капелло?
— Чемпионат мира в нашей стране пройдет в 2018 году. Это очень хороший способ поднять уровень отечественного футбола. Мы все ждем, что произойдут перемены к лучшему, что у нас появятся новые игроки. В основном составе нашей сборной сейчас, кроме Алана Дзагоева, нет ни одного футболиста моложе 30 лет. И к следующему чемпионату может остаться вообще один этот парень. И сейчас ключевым должно стать слово "новое". Нам, наверное, больше бы подошел какой-нибудь Моуринью с его современными взглядами на игру. Так что, при всем уважении к Капелло, у которого блестящий послужной список и который, безусловно, по праву считается выдающимся специалистом, он на роль новатора не годится. Ему уже 66 лет, и в свое время из "Реала" он был уволен, несмотря на победу клуба в чемпионате, за то, что команда демонстрировала скучную игру. Мы хотим того же? Опять хотим зацепиться какой-нибудь четвертьфинал или полуфинал, а потом смаковать это несколько лет? Единственное, чему нас может научить Капелло, — это как играл "Реал" в 2002 году.

— А кто, на ваш взгляд, должен возглавить РФС?
— Тот, кто любит футбол и кто готов отдать свой ресурс на его благо, а не пытаться получить что-то от должности президента РФС. Это должен быть либо богатый человек и хороший менеджер, либо чиновник с организаторскими навыками и административным ресурсом. Это должен быть сильный энтузиаст, а не слабый бюрократ.

— Фамилии не назовете?
— Процесс принятия кадровых решений не является прозрачным на сегодняшний день, поэтому строить предположения — дело неблагодарное. Происходит какой-то междусобойчик, люди варятся в собственном соку и утратили критичное отношение к тому, как это смотрится извне. Это одна из главных проблем. Приглашение Капелло в этом смысле — дань тому самому наваристому бульону. Ничего нового, хотя дядька он хороший.

— Каково ваше мнение об обсуждаемой сейчас инициативе, предполагающей частичное участие государства в управлении спортивной федерацией, раз уж эта структура более чем на 50 процентов финансируется из бюджета?
— Меня до этого спрашивали, как я собираюсь влиять на распределение денег, выделенных в качестве грантов РМОУ, и я ответил: никак не собираюсь. Тот, кто выделяет деньги, должен отдать их тем, кому доверяет. Потому это должны быть профессионалы и люди увлеченные, которых не надо контролировать. Если же организацию возглавляют те, кого надо контролировать, значит, это слабая федерация, в которой следует сменить руководство и поставить знающих людей. Какой смысл выделить деньги некомпетентным людям, а потом командовать ими при помощи окрика — это что за форма управления? А где делегирование полномочий и разделение ответственности? Сначала дали деньги, а потом указывают, что надо делать и как их потратить. И напрашивается логичный итог: "тогда не спрашивайте с нас за результат, рулите сами, а мы в сторонке постоим". И будут правы.

— Помимо горных лыж, чем еще увлекаетесь?
— Честно говоря, горные лыжи не основное мое увлечение. С детства я летом всегда играл в футбол, а зимой в хоккей. И стараюсь продолжать занятия до сих пор, насколько позволяют травмированные коленки. Последний раз играл с младшим сыном в футбол, так повредил ногу, до сих пор не проходит, хотя уже времени много минуло с того злополучного матча. Плюс всегда любил играть в настольный теннис, в бадминтон, даже разряды спортивные были по этим видам. А на горные лыжи я встал гораздо позднее — в начале 90-х годов. Поэтому квалификация не ахти какая, хотя катаюсь нормально. А вот дети на лыжах стоят хорошо. Плюс люблю водные виды спорта — лыжи, аквабайк. Мои старшие дети в этих дисциплинах даже чемпионами России и мира стали.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 7
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Что вы думаете о победе Антона Бабикова в Эстерсунде?
Архив →