Алексей Ашапатов
Фото: Getty Images
Текст: Олег Семенков

Ашапатов: я только начал жить!

О жизни после Лондона, победах на Паралимпиаде, любимом хобби и вопросах журналистов – в интервью знаменосца России Алексея Ашапатова.
18 сентября 2012, вторник. 17:00. Другие
— Алексей, то, что вы были знаменосцем сборной России на Паралимпиаде в Лондоне, являлось дополнительной психологической нагрузкой или, наоборот, окрыляло?
— Нет, психологической нагрузкой это не было, а было хорошим стимулом, поддержкой. Такая честь добавила мне сил и положительных эмоций. Думаю, в какой-то мере это помогло мне добиться того результата, который у меня есть.

— Не волновались перед тем, как выходить на всеобщее обозрение с флагом страны?
— В такие моменты волнение всегда присутствует, потому что это очень ответственная и почётная миссия. Каждый будет переживать во время церемонии, всё-таки ты несёшь знамя родной страны. Я уже не раз имел честь делать это, и каждый раз в глубине души была буря эмоций. Это своего рода адреналин.

После Игр я не успел даже толком посмотреть фотографии из Лондона, потому что времени нет вообще. У меня же помимо церемоний и награждений было ещё одно важное событие – в субботу состоялась свадьба. Все эти хлопоты не оставляли свободного времени.
— Известно, что ваше хобби — рыбалка. Уже успели после Паралимпиады заняться любимым делом?
— После Игр я не успел даже толком посмотреть фотографии из Лондона, потому что времени нет вообще. У меня же помимо церемоний и награждений было ещё одно важное событие – в субботу состоялась свадьба. Все эти хлопоты не оставляли свободного времени. Но погода сейчас хорошая, так что надеюсь выбраться порыбачить.

— Опыта вам не занимать. Лондонские две золотые медали вызвали бурю эмоций или отнеслись к ним уже более спокойно?
— Нет, каждая олимпийская медаль вызывает кучу эмоций, поэтому к каждой своей награде я отношусь, будто она для меня первая. У меня никогда не было мысли "а, ладно, у меня уже есть два золота, подумаешь, ещё одно выиграл”. Такого нет. Тем более что за медалями стоит тяжёлый четырёхлетний труд, и когда ты выигрываешь свою награду, все эмоции, которые копились в тебе долгое время, выливаются в радость.

— Вы серьёзно занимались волейболом. Почему в итоге остановили свой выбор на лёгкой атлетике?
— Да, у меня был опыт игры в сидячий волейбол, где у меня неплохо получалось, но, к сожалению, наша сборная не попала на Паралимпиаду в Афинах. Мне же очень хотелось побывать на Играх, и, посоветовавшись с тренером, мы сделали выбор в пользу лёгкой атлетики. Ещё в Афинах я приметил, что все метатели — ребята достаточно крупные и сильные. Подумал – почему я так не могу? Попробовал и у меня сразу же получилось. Прогресс был достаточно быстрым. Наверное, это послужило хорошим стимулом продолжить и дальше заниматься лёгкой атлетикой.

— Многие паралимпийцы признают, что уровень соревнований в Лондоне был заметно выше, чем в Пекине. А вам тяжелее пришлось, чем четыре года назад?
— Не сказал бы, что было тяжелее. Непросто пришлось во время подготовки, потому что в неё было вложено очень много труда. Всё-таки возраст уже солидный, приходилось больше работать. Ну а соперничество, конечно, с каждым годом растёт – появляются новые спортсмены, и от любого из них можно ждать сюрпризов. Но в принципе в своей победе я не сомневался. Мы хорошо спланировали с тренером подготовку, поэтому в Лондоне я показал максимальный результат, на который в тот момент был способен.

Бразилия – страна интересная, постараюсь туда попасть. Думаю, что должно получиться. Всё-таки, сейчас планируется пересмотр в некоторых видах регламента соревнований. Ждём того, чтобы не было больше объединения классов, как в Лондоне, и Пекине, где ты боролся не столько с соперниками, сколько с сумасшедшими коэффициентами.
— Сейчас вам очень много приходится общаться со СМИ. А есть ли какой-нибудь вопрос, который вы так и не услышали от журналистов, хотя ждали его?
— По-моему, у меня уже спрашивали всё, что только можно. Общаться приходится действительно очень много и временами журналисты задают не очень хорошие вопросы. Но я всё равно стараюсь отвечать на все вопросы, потому что с прессой у меня хорошие отношения. И я счастлив такому вниманию к Паралимпийским играм со стороны СМИ.

— В вашем возрасте вольно-невольно начинаешь задумываться над тем, что делать после ухода из большого спорта. Какие у вас мысли?
— Да что вы! Я можно сказать только жить начал – на пенсию перешёл (смеётся). На самом деле, у нас, у метателей, расцвет сил приходится как раз после 35 лет. Если здоровье позволяет, то выступать можно ещё достаточно долго. Слава богу, пока со здоровьем у меня всё нормально. Буду поддерживать форму достаточно долгое количество времени – заканчивать со спортом я пока не собираюсь.

— То есть ваше появление на секторе в Рио-де-Жанейро более чем возможно?
— Ну, если выполню норматив, то меня там увидите обязательно (улыбается). Желание у меня побывать там огромное. Бразилия – страна интересная, постараюсь туда попасть. Думаю, что должно получиться. Всё-таки сейчас планируется пересмотр в некоторых видах регламента соревнований. Ждём того, чтобы не было больше объединения классов, как в Лондоне, и Пекине, где ты боролся не столько с соперниками, сколько с сумасшедшими коэффициентами.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
9 декабря 2016, пятница
Верите ли вы, что 12 российских призёров Сочи-2014 употребляли допинг?
Архив →