Александр Михайлин
Фото: Екатерина Чеснокова РИА "Новости"
Текст: Андрей Иванов

Михайлин: ты чемпион – пока стоишь на пьедестале

О схватке с Ринером, шоке от победы Галстяна и прогнозах Гамбы — в интервью серебряного призёра Лондона-2012 по дзюдо Александра Михайлина.
5 октября 2012, пятница. 12:00. Другие
Дзюдоист Александр Михайлин – обладатель серебряной олимпийской медали в категории свыше 100 кг – пришёл в гости к "Чемпионат.com" в отличном настроении. Последние два месяца спортсмен в основном посвятил семье – любимой супруге и своим пятерым детям. Краткосрочный отдых от дзюдо позволил Михайлину принять окончательное решение: он будет выступать на Олимпиаде в Рио-де-Жанейро, разумеется, если окажется на тот момент сильнейшим "супертяжем" страны. Наш разговор с Александром предсказуемо начался с лондонской темы.

— Александр, вы ощущаете себя спустя два месяца человеком, который был в финале Олимпиады?
— Знаете, мне кажется, что любой спортсмен чувствует себя чемпионом или призёром только до тех пор, пока стоит на пьедестале почёта. Вот ты сошёл с пьедестала – и всё, твоя победа сразу становится историей. Начинается новая веха: подготовка к новым соревнованиям, к новому сезону. Пока ты стоишь там, пока играет гимн твоей страны – всё хорошо.
Мне кажется, что любой спортсмен чувствует себя чемпионом или призёром только до тех пор, пока стоит на пьедестале почёта. Вот ты сошёл с пьедестала – и всё, твоя победа сразу становится историей. Начинается новая веха: подготовка к новым соревнованиям, к новому сезону.
Как только это мероприятие заканчивается, ты спускаешься вниз и всё начинается с начала.

— Перед отправлением в Лондон у вас наверняка были определённые планы на собственное олимпийское выступление. Утром 3 августа, перед вашим первым выходом на татами, пришлось что-то менять, поднимать поставленную планку?
— Выше поднимать планку было некуда, ведь я ехал не просто за медалью, а только за золотом. Так как ребята до этого показали очень хороший результат – три золотые награды и бронзу, то у меня выбора никакого не было. Надо было красиво заканчивать. Единственное, что серебро немножко подпортило общую картину. Но сейчас, спустя два месяца, я уже спокойнее смотрю на это. Сейчас серебряной медалью я доволен.

— Вы наверняка уже не раз прокручивали в голове ту финальную схватку с Тедди Ринером.
— На самом деле нет. Два месяца прошло, за это время я её так толком и не вспоминал.

— Как вы думаете, с чем связано несколько неординарное поведение соперника перед началом финала? Он попросту нервничал или хладнокровно пытался вас вывести из себя?
— Честно говоря, я не знаю, что было у него в голове, но повёл он себя немного странно. Обычно люди, когда выходят в финал, обязательно тянут руки, тем самым показывая, что всё будет честно, что, грубо говоря, никто не будет пальцы в глаза совать. Здесь же было по-иному, и это заставило задуматься. Стало интересно, что же будет. Но если говорить о самой схватке, то она прошла хорошо. Правда, я считаю, что излишне аккуратничал. Хотелось выиграть и в то же время не дать шансов сопернику. Мне нужно было идти ва-банк. Даже если бы я на первых секундах бросился на него и упал, то меньше серебра бы всё равно не получил.

— Теперь он для вас соперник номер один? Или по-прежнему один из многих?
— Такой же, как и все. Начнём с того, что если бы я не прошёл Силву и Тольцера, то и финальной схватки бы не было. Эти ребята тоже из первой пятёрки рейтинга и являются очень серьёзными соперниками. Если брать Силву, то мы боролись с ним три раза – два раза я выиграл хантеем, один раз — он. То есть все схватки с ним у нас проходят кость в кость. С Тольцером, несмотря на то что он левша, также неудобно бороться. И хотя я много раз с ним боролся и довольно хорошо представляю, чего от него можно ожидать, легче от этого не становится.

— Вы смотрели финальную схватку Арсена Галстяна?
— Да, мы как раз перед ужином смотрели финал в номере. Его победа стала для нас шоком. Мало того что это первое золото в дзюдо, так ещё и первая золотая медаль России на Олимпиаде. Тренеры, увидев наши лица, сказали: "Всё, дзюдо вы больше не смотрите”. И действительно, нам не разрешали смотреть, чтобы никто не перегорел. Хотя, если честно, всё равно смотрели. Мы даже, когда 30 июля летели в Лондон, в аэропорту смотрели, как Мансур Исаев боролся.

— В те секунды, пока судьи тянули с принятием решения, не сразу оценив действие Галстяна иппоном, у вас не возникло неприятного ощущения,? Не было мысли, что нас вот так и будут судить всю Олимпиаду?
— Да нет, я считаю, что всё было адекватно. Просто Олимпиада — это такой старт, где судьи сами боятся ошибиться. Поэтому в той ситуации они, наверное, хотели дать иппон, но решили перестраховаться, посовещаться, чтобы уже наверняка принять правильное решение. Судьям ведь тоже не хочется, чтобы "сверху настучали", тем более это было в первый день. Кто в первый день хочет завоевать такую нехорошую славу?

— Как вы думаете, что произошло с японцами? Наш бронзовый призёр Афин Дмитрий Носов по ходу Олимпиады говорил, что они готовы к массовому харакири – настолько провальным оказалось их выступление
— Наверное, это вопрос надо задать тренеру сборной Японии. Конечно, у них есть хорошие ребята, но о подавляющем преимуществе, о таком количестве классных спортсменов, как раньше, речи уже не идёт. В том же тяжёлом весе они раньше могли привезти почти любого, и он стал бы чемпионом. Сейчас из тяжёлого веса и "сотки” японцев постепенно выдворяют. Нынче в этих весах доминируют европейцы. Может, это связано с теми событиями, которые произошли в Японии в последнее время. Трагедии целой нации не могут не оказывать своего влияния на отдельных людей.

— Из всех иностранных тренеров, возглавляющих различные сборные России, Эцио Гамба сейчас один из самых обсуждаемых. Что же он так сумел изменить?
— Ну, начнём с того, что ребята, боровшиеся на Олимпиаде, не появились с приходом Гамбы, а проходили жёсткие отборы.
Гамба по-настоящему чувствует обстановку, понимает, что происходит в команде, и не рискует. Так получается, что он даёт прогнозы, и они действительно сбываются. Не знаю, может, к бабушке какой-то ходит.
Эцио, преподнеся свою систему подготовки, просто помог им раскрыться. Ещё в сентябре прошлого года, после чемпионата мира во Франции, никто не мог мечтать о таком результате на Олимпиаде. У нас ведь там было только одно золото и две бронзы. Но тренер уже тогда говорил, что на Играх у нас будет четыре медали, и обязательно — золото. Я как-то на февральских сборах сказал ему, что четыре медали – это много, практически нереально. Эти мои слова его просто взбесили. Мы сели, и Эцио начал мне рассказывать всё по каждой категории, как он видит ситуацию. Буквально за две минуты он сумел обратить меня в свою веру, заставил полностью поменять представление о планах на Олимпиаду. Я ему даже сказал: "Тренер, так у нас и семь медалей тогда может быть", на что уже он ответил, что семь – это много, а четыре будет обязательно. Гамба по-настоящему чувствует обстановку, понимает, что происходит в команде, и не рискует. Так получается, что он даёт прогнозы, и они действительно сбываются. Не знаю, может, к бабушке какой-то ходит (смеётся).

— Всех членов олимпийской сборной главный тренер освободил от участия в чемпионате России, который проходит в Кемерово. Вы за ним следите?
— Да, стараюсь следить. Мы были на церемонии открытия чемпионата и на церемонии, посвящённой 40-летию Федерации дзюдо. Никаких сюрпризов турнир не преподнёс, в принципе, заранее было понятно, кто и где выиграет.

— Из всех олимпийцев на командный чемпионат мира в Бразилию, который состоится в конце октября, поедете только вы. По словам Гамбы, это потому, что "супертяжи" требуют к себе особенного отношения. Скажите честно, побаивается вас тренер?
— Я думаю, всё дело в том, что уровень "тяжей” у нас сейчас не очень высокий. Если бы я понимал, что мне наступают на пятки, то после Олимпиады, наверное, вздохнул свободнее, будучи уверенным, что есть кому передавать эстафету. Но сейчас я понимаю, что передавать, по сути, пока некому. Не знаю, в чём причины этого, может быть, у ребят нет желания работать, может, ещё что-то. У меня была цель – поехать на Олимпиаду и привезти оттуда золотую медаль. И я постоянно шёл к этой цели. Ведь я по ходу своей карьеры не раз мог бы закончить. За один год выигрывал два золота чемпионата мира и побеждал на чемпионате Европы. Можно было сказать: "Ну вот, попробуйте сделать лучше" — и уйти. Но у меня была цель, ради неё я и тренировался. Что касается чемпионатов страны, то там наши ребята действительно рубятся друг с другом, но, попадая на международную арену, показывают совсем не те результаты.

Продолжение

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
Верите ли вы, что 12 российских призёров Сочи-2014 употребляли допинг?
Архив →