Александр Горшков
Фото: Александр Вильф, "РИА Новости"
Текст: Мила Волкова

Александр Горшков: в танцах стать призёром сложнее

Президент ФФК России Александр Горшков рассказал о причинах отставания россиян в танцах на льду и командном олимпийском турнире.
6 ноября 2012, вторник. 23:30. Другие
Несмотря на самое начало сезона, первые этапы Гран-при уже позволяют сделать некоторые выводы относительно готовности и конкурентоспособности российских фигуристов. Дать оценку ситуации во всех видах программы и рассказать о том, с каким багажом мы подойдём к домашней Олимпиаде, корреспондент "Чемпионат.com" попросил президента федерации фигурного катания России, многократного чемпиона мира и Европы, победителя Олимпийских игр — 1976 в танцах на льду Александра Горшкова.

— Александр Георгиевич, до Олимпийских игр остаётся всё меньше времени, а налицо такая картина: наши тренеры, работающие за границей, воспитывают соперников, особенно в танцах на льду, которые затем обыгрывают наших фигуристов. В чём причина, школа ведь одна?
— Чтобы ответить на этот вопрос, придётся вернуться к пресловутой истории 90-х годов, когда было потеряно не одно поколение спортсменов. Возрождение началось лишь в последнее десятилетие: стали открываться школы, катки, но не хватает тренеров. Раньше были проблемы со льдом, теперь с тренерами, поскольку они все уехали. Помимо того что у нас позакрывались школы, уехали тренеры, они ещё и технологии наши увезли. И тренеры были разного уровня — как те, кто готовит чемпионов и призёров мира, так и те, кто отвечает за детей, то есть основу всей этой пирамиды. Мы всего этого лишились. А когда, наконец, очнулись, то у тех же Шпильбанда, Зуевой уже был материал, с которым можно работать. Нам же надо было его создавать заново. Но я уверен, что мы это в конце концов наверстаем. Время всё расставит на свои места.

Помимо того что у нас позакрывались школы, уехали тренеры, они ещё и технологии наши увезли. И тренеры были разного уровня — как те, кто готовит чемпионов и призёров мира, так и те, кто отвечает за детей, то есть основу всей этой пирамиды. Мы всего этого лишились. А когда, наконец, очнулись, то у тех же Шпильбанда, Зуевой уже был материал, с которым можно работать.

— При этом судьба разных видов сложилась по-разному: самый заметный провал – в танцах на льду, в парах мы по-прежнему на высоте, а у девочек и вовсе небывалая конкуренция появилась…
— А тренеры парного катания практически все остались. Та же Тамара Москвина… И вы правы, наибольшие потери мы понесли в танцах на льду. Раньше у нас никогда не было конкурентов в этом виде с североамериканского континента. Мы в основном соревновались с представителями Франции, Италии, чуть ранее — Великобритании. А уехавшие тренеры по большей части обосновались именно в США и создали нам конкурентов. Так что сейчас мы, по сути, соревнуемся с нашими тренерами. Это, конечно, не единственная причина такого положения дел, но одна из основных.

— Тогда какие у нас перспективы именно в танцах на льду? Как оцените прогресс российских дуэтов?
— В танцах на льду пробиться на пьедестал сложнее всего. В одиночном катании проще: откатал чисто программы, соперники ошиблись. В итоге техническая оценка набегает такая, что спортсмен побеждает. В танцах на льду всегда было несколько иначе. Хотя новая система судейства несколько изменила ситуацию, но вторая оценка за компоненты остаётся очень важной по-прежнему. И в этой оценке сказывается давление авторитетов. Поэтому здесь ожидать резкого прорыва сложно. Те же Вирту/Мойр и Дэвис/Уайт, которые сейчас борются между собой за первое место, тоже не сразу оказались на вершине. Им также пришлось пробиваться наверх, на что ушло какое-то количество времени, несмотря на безусловный талант этих пар.

— Оба дуэта находятся на вершине с Олимпиады в Ванкувере, при этом возраст спортсменов не превышает 25 лет. То есть у них на весь путь ушло не так много времени…

— Конечно, исключения случаются. Вспоминая свои соревнования, могу сказать, что наш дебютный чемпионат мира, где мы заняли 10-е место, состоялся в 1967-м, а уже год спустя мы стали чемпионами мира. Это довольно быстро. Но вообще в танцах это долгий процесс. Что касается наших дуэтов, то прогресс есть. На чемпионате мира в Москве у нас было шестое и седьмое места, а в Ницце ребята смогли подняться на ступеньку выше. И ведь никто их тех, кто находился впереди, не ушёл. Приходится бороться и побеждать. Но конкуренты тоже не спят, работают и хотят сохранить своё место или пробиться выше. Поэтому, когда мы говорим о том, что наши пары упорно тренируются, надо понимать, что другие тоже работают и желания побеждать у них не меньше. Но позитивный сдвиг есть, хоть и более медленный, чем хотелось бы. Те же Ильиных/Кацалапов в прошлом году заняли пятое место. Впереди только Вирту/Мойр, Дэвис/Уайт, Пешала/Бурза – дуэты с многолетним авторитетом, приобрести который довольно сложно, и вторая канадская пара, которая у нас здесь была воспринята на ура.

— Вот и пример прорыва, только, к сожалению, не нашего…
— Да, но в этом сезоне Боброва/Соловьёв их обыграли на обоих этапах Гран-при. Так что положительная динамика существует. Другое дело, что все хотят, чтобы это было быстрее и ощутимее.

— Пока, судя по трём этапам Гран-при, получается, что наибольшее представительство в финале этой серии мы можем получить в парном катании?
— Если честно, я бы не строил сейчас прогнозов и догадок. Будучи сам спортсменом, стараюсь всегда избегать ответов на подобные вопросы. Лучше дождаться финала и самим всё увидеть. Тем более, что в фигурном катании, как и в некоторых других видах спорта, цена случайности очень высока. Может произойти что-то абсолютно непредвиденное, что перечеркнёт годы сумасшедшей работы.

— Тогда давайте поговорим о других турнирах этого сезона. Состав на мировое первенство будет определяться по итогам чемпионата России?
— Да, совершенно верно.

— Больше всего интересует, кто из мужчин отправится в Лондон. Тот же Гачинский — талантливый спортсмен, но до стабильности Плющенко ему далеко. А Евгений пока осторожничает с прогнозами и дальше России и Европы не загадывает…
— Да, Гачинского сравнивать с Плющенко очень сложно. Он прекрасно выступил на чемпионате Европы, даже выиграл у Жени короткую программу. Вселил в нас надежду, что теперь они с Женей всех обыграют. И дальше такая незадача на чемпионате мира, начало сезона тоже вышло неблестящим… Что происходит – загадка. Но надеюсь, что наступит какой-то переломный момент, после чего ситуация переменится к лучшему. А что касается осторожности в прогнозах, надо простить это спортсменам. Ведь, как я уже говорил, цена случайности у нас очень велика.

— Вы уже как-то говорили, что двери в сборную открыты для всех, значит, у Юлии Липницкой, столь успешно дебютировавшей на взрослом уровне, также есть шансы выступить в Сочи?
— Да, конечно. Многое, правда, будет зависеть от численного представительства нашей страны на Олимпиаде. Хотелось бы получить максимальную квоту, но это будет решаться на чемпионате мира в Лондоне. Благо по итогам прошлогоднего первенства от нашей страны там смогут принять участие три танцевальных дуэта, три пары, три девочки и всего один мальчик. В связи с чем очень хотелось бы, чтобы ситуация в мужском одиночном катании в преддверии Игр хоть немного улучшилась. Есть ведь ещё один нюанс, о котором я не говорил: нас ожидают командные соревнования. И если в других видах можно варьировать силы, то здесь, если отбор пройдёт только один спортсмен, ему придётся пахать и там, и там в полную силу. Это дополнительная сложность.

— Каков формат олимпийских командных соревнований?
— Этот формат отличается от того турнира, который недавно проводился в Японии. Тот был более ориентирован на страны, где преобладает одиночное катание. В Сочи в командных соревнованиях будут выступать по одному представителю в каждом виде программы. Теоретически победить должна та страна, где в равной степени хорошо развиты все четыре вида фигурного катания. Поэтому сейчас многие федерации пытаются судорожно ликвидировать проблемы в недостающих видах. По итогам предстоящего чемпионата мира должны определиться 10 стран, которые примут участие в Олимпиаде.

— Каким образом будет определён состав нашей команды?
— У нас особо вариантов нет. Сначала по итогам Лондона определится количественный состав в индивидуальных соревнованиях. А дальше те спортсмены, которые завоюют право участвовать в Олимпийских играх, будут отстаивать честь страны и в командных. ISU долго думала над правилами этих соревнований. Вначале была проблема вообще набрать команды. Очень немного стран, которые в состоянии это сделать: Канада, США, Россия. Япония уже под вопросом… Китай старается, Германия, но ситуации у них непростые. Так вот, в итоге решили разрешить одной паре катать, например, короткую, другой – произвольную программу. В этом случае они смогут сохранить силы до личных соревнований.
Очень хотелось бы, чтобы ситуация в мужском одиночном катании в преддверии Игр хоть немного улучшилась. Есть ведь ещё один нюанс, о котором я не говорил: нас ожидают командные соревнования. И если в других видах можно варьировать силы, то здесь, если отбор пройдёт только один спортсмен, ему придётся пахать и там, и там в полную силу. Это дополнительная сложность.

— То есть первыми в программе будут проводиться командные соревнования?
— Да, так захотела Международная федерация фигурного катания. Причём первый день будет проходить ещё до официального открытия Игр. Затем день отдыха с церемонией открытия и второй день, когда будут разыграны медали. После чего через пару дней начнутся личные соревнования. Так пары, которые открывают индивидуальную программу, сначала должны отсоревноваться в команде — и после небольшого перерыва снова в бой уже за личные медали.

— А по какому принципу производится отбор арбитров на Олимпиаду в Сочи? Это будут нейтральные судьи или представители соревнующихся держав?
— Известно, что члены технической бригады – рефери и контролёры, те, кто отвечает за первую оценку, — назначаются международной федерацией. А судьи на Олимпийских играх, которые оценивают компоненты, представляют именно те страны, которые прошли отбор на этот турнир.

— И в заключение хотелось бы спросить, как изменилась ситуация с финансированием по сравнению с Ванкувером? Ведь эта составляющая также важна для успешной подготовки к домашней Олимпиаде.
— Мне сложно об этом судить, поскольку в то время я был председателем технического комитета по танцам. Но сейчас финансирование и помощь со стороны государства увеличились в разы. Можно задать этот вопрос любому из тренеров, и уверен, что все подтвердят: ситуация изменилась кардинальным образом. Помимо Минспорта нас также поддерживает и Ростелеком, при участии которого мы проводим этот этап Гран-при. Но помимо финансовой составляющей есть и другие факторы. Например, в нашей федерации работает менее 20 человек, а в США И Канаде, по моим данным, порядка 150. Так что для успеха в Сочи нужно много слагаемых, но мы всё равно на него надеемся.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Что вы думаете о победе Антона Бабикова в Эстерсунде?
Архив →