Получите бонус до 10 000 рублей! Получить!
Текст: Андрей Иванов
Фото: Андрей Иванов, "Чемпионат.com"

Олимпиада с нуля, или Эта сумасшедшая стройка

Корреспондент "Чемпионат.com" в рамках Международного брифинга побывал на олимпийской стройке. Впечатления – в материале с места событий.
Другие

То, что происходит сейчас в Сочи, точнее, в тех ключевых точках края, в которых чуть более чем через год стартует главное событие четырёхлетия из мира зимних видов спорта – Имеретинской долине и Красной поляне, – поражает не только воображение, но и соображение. Невероятная вселенская стройка, которой, как кажется, конца и края не видно, но все знают: пройдёт год — и, как в известной композиции, «мы наш, мы новый мир построим». И сейчас тысячи, десятки тысяч людей днём и ночью безостановочно приближают хэппи-энд — каким бы далёким и призрачным он ни казался.

Да, на данный момент олимпийские стройки по-прежнему представляют собой в основном горы земли, камней и песка, сваленных в кучу стройматериалов, там и сям разбросанных вагончиков и времянок, в которых проживают строители всевозможных профессий и национальностей. Сотни и сотни единиц разнообразнейшей строительной техники безостановочно бороздят жалкое подобие дорог, в буквальном смысле «протоптанных» между объектами. Фактически всё то же самое было и прошедшей зимой, но… Эти самые объекты, форму и содержание которых восемь месяцев назад было совершенно невозможно угадать, ныне величественно возвышаются над всей строительной суетой, происходящей у их основания. И глядя на них, понимаешь: до первой российской Олимпиады – рукой подать.

Пока Олимпийский парк может выглядеть так

Пока Олимпийский парк может выглядеть так

Честно скажу: в тот момент, когда мы, выбравшись из Сочи и двинувшись в направлении Адлера, готовились к первому мероприятию Мирового брифинга – осмотру объектов прибрежного кластера, – настроение моё было больше пессимистическим. Конечно, свою роль сыграло двухминутное опоздание на самолёт, вылившееся в полёт до Краснодара и, соответственно, бонусную пятичасовую поездку на поезде, который услужливо кланялся каждому второму встречному столбу. На выходе из сочинского вокзала я угодил в лапы «бомбил» и был вынужден отбиваться от их заманчивых предложений всё то время, которое потребовалось на установление ещё одного «приятного» факта: обещанная организаторами комиссия по встрече ожидала меня в Адлере. В общем, всё как-то сразу пошло не так, а потому и стрелка рабочего настроения была весьма далека от положительной «зелёной зоны».

Вид нового адлерского вокзала значительно сократил процент пессимизма в моём организме. До сдачи его в эксплуатацию осталось, конечно, не месяц и не два, но уже сейчас стильная конструкция из стекла и стали выглядит весьма монументально и презентабельно. А потом… Потом мы, руководствуясь соответствующим указателем, повернули направо — и я увидел его. Олимпийский парк.

А может и так…

А может и так…

За те 20 минут, что я ждал автобусов, наполненных представителями иностранной прессы, национальных олимпийских комитетов, международных федераций, успел немного походить вокруг будущего главного медиацентра, расположенного за пределами Олимпийского парка. Огромное строение лишено всяческих внешних архитектурных изысков, что совершенно логично – вряд ли кого-то из коллег, орда которых заполонит помещения центра во время Игр, будет особо заботить внешняя составляющая. Гораздо важнее, что и как будет внутри, но об этом говорить пока рано. Индивидуальная попытка проникнуть на территорию Олимпийского парка провалилась: охрана главного КПП настойчиво, но вежливо посоветовала ждать товарищей. Преодолеть препятствие помог подоспевший автобус с табличкой «World Press Briefing».

Отличная погода и открывшиеся виды на основные объекты парка окончательно испарили пессимизм. Первой нам представили восьмитысячную «Адлер-Арену», в которой пройдёт конькобежный турнир, затем – главную хоккейную ледовую арену – Дворец «Большой». Он, собственно, пока не готов к проведению матчей, даже здоровенный куб-табло ещё не поднят. Не готовы пресс-центр и микст-зона, да и вообще внутренних работ по сравнению с той же «Адлер-Ареной» значительно больше. Впрочем, у хоккейной арены и времени на то, чтобы «сдаться под ключ» больше: тестовый чемпионат мира по конькобежному спорту пройдёт в марте, а хоккейное мировое первенство среди юниоров – в апреле.

"Большой": для большой победы российского хоккея

"Большой": для большой победы российского хоккея

А вот малая ледовая арена «Шайба» готова на 99 процентов. Ворота на площадке, всё необходимое оборудование – в комментаторских кабинках и пресс-центре, табло – под сводами арены. Даже акустические системы в норме – наше появление на трибунах было встречено романтически-заунывной, совершенно неподходящей для хоккея мелодией. Скандинавский коллега, представляющий шведский олимпийский комитет, поспешил проверить удобность кресел и довольно покачал головой – понравилось.

"Шайба": к вбрасыванию готова

"Шайба": к вбрасыванию готова

Далее наш путь лежал прямиком во дворец зимнего спорта «Айсберг». И хотя по прямой «Айсберг» и «Шайбу» разделяет метров 500, ехали мы минут 10. Виной тому уже упомянутые выше «военно-грузинские» дороги: преимущество при движении здесь имеют исключительно гружёные КАМАЗы. Иностранные товарищи не отрывались от созерцания окрестностей, изредка обмениваясь лаконичными мнениями. Ещё один швед, вдоволь насмотревшись на величественный вид грандиозной стройки, задумчиво произнёс: «Да ведь это и правда Олимпиада с нуля. Они же вообще всё строят заново».

Симпатичная представительница британского олимпийского комитета, узрев проплывающий в окне металлический скелет Олимпийского стадиона «Фишт», немедля схватилась за фотоаппарат, а после короткой фотосессии изрекла: «Это просто сумасшедшая стройка». А затем, сама того не ведая, озвучила мысли миллионов россиян: «Сколько же всё это может стоит?»

"Фишт": сколько бы ни стоил…

"Фишт": сколько бы ни стоил…

Бурное оживление, сопровождаемое обязательным фотографированием, вызвало кладбище, сохранённое в самом центре Олимпийского парка. Как известно, именно оно стало разменной монетой в переговорах о выселении местных старообрядцев. Взамен на согласие перебраться в новое жильё они потребовали сохранить кладбище и получили такую возможность. Видимо, эта информация до иностранных корреспондентов своевременно донесена не была, так как позади меня кто-то из коллег совершенно серьёзно поинтересовался: «А что это за могилы? Эти люди что, на стройке погибли?»

Наконец мы достигли «Айсберга», который во время Игр примет фигурное катание и шорт-трек. И если до Олимпиады ещё далеко, то вот до тестового финала Гран-при по «фигурке» — ровно месяц. А потому времени у оргкомитета практически не осталось. Именно с этим и был связан факт того, что «Айсберг» стал единственной ареной, в которой не стали сворачивать активные работы при нашем появлении, и это понятно: время дорого. Удивительно, но ни один из коллег, вступивших внутрь самой арены и сполна вдохнув стойкого запаха краски вперемешку с бетонной пылью, коей был переполнен воздух, не поспешил ретироваться, стоически выслушав рассказ о том, как здесь будет хорошо всего через месяц. Но это – через месяц, а пока сварщики, маляры и другие рабочие продолжают «вылизывать» «Айсберг» изнутри. Снаружи, к слову, арена выглядит превосходно.

Работы в "Айсберге" не прекращаются ни на секунду

Работы в "Айсберге" не прекращаются ни на секунду

Покидали Олимпийский парк мы по совершенно невероятной дороге. После того как автобус второй раз прилично задел «брюхом» землю, два корейца, сидевшие рядом со мной, основательно побледнели, а представитель оргкомитета Рио-2016 бросил на родном языке что-то очень эмоциональное в тот момент, когда встречный КамАЗ едва не процарапал зеркалом окно. Впрочем, восторгу тех же корейцев не было предела, стоило нам внезапно выскочить прямо на берег моря. В ход пошли вездесущие фотоаппараты, бесконечно снимавшие узкие улочки частного сектора, деревья, увешанные оранжевыми плодами и вызвавшие оживлённый спор – апельсины, мандарины или хурма? Строительный муравейник в Имеретинской долине постепенно исчезал позади, и вместе с тем исчезали последние сомнения в обязательности хеппи-энда. Это будет лучшая Олимпиада в истории, потому что мы – русские. И мы за ценой не постоим.

Дорог ещё нет. Но они обязательно будут

Дорог ещё нет. Но они обязательно будут

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
Партнерский контент