Интервью фигуристов Тессы Вертью и Скотта Моира
Фото: Кристина Королёва "Чемпионат.com"
Текст: Надежда Баранова

"Мы очень хотели приехать в Россию"

Победители "Кубка Ростелеком" в соревнованиях танцевальных дуэтов – о новой "Кармен", стиле и технике, а также о будущей Олимпиаде в Сочи.
12 ноября 2012, понедельник. 16:00. Другие
Фамилии победителей Кубка Ростелеком в танцах на льду можно было с уверенностью назвать ещё до начала соревнований. Олимпийские чемпионы канадцы Тесса Вертью и Скотт Моир не оставили своим соперникам ни единого шанса, оторвавшись от них по итогам двух прокатов более чем на 15 баллов. О подготовке своих программ, рокировках в тренерской команде и, конечно же, о своей несравненной "Кармен" фигуристы поговорили с корреспондентом "Чемпионат.com".

— Тесса, Скот, о вашей "Кармен" говорят как об одной из самых ярких постановок сезона среди произвольных танцев. Но оказывается, изначально она должна была стать танцем коротким. Что не сложилось?

Тесса Вертью: В этом сезоне тема для оригинального танца — полька. И когда мы отправили музыку одному из представителей ИСУ, он ответил, что как полька "Кармен" не подойдёт.
Кармен — слишком известная тема, и в фигурном катании её столько раз уже использовали. Но когда начали вслушиваться — поняли, насколько эта музыка сильна. Может, именно по этой причине так много спортсменов и выбирали её: в ней столько разных эмоций, она идеально подходит для того, чтобы рассказать целую историю всего за четыре минуты.
Так что в итоге мы поменяли выбранную музыку местами: вальс стал коротким танцем, а "Кармен" — произвольным.

— Марина Зуева в интервью рассказывала, что решила ставить для вас "Кармен" ещё несколько лет назад. Вам она об этом говорила?

Скотт Моир: Марина действительно несколько раз упоминала об этой идее. Но мы никогда не рассматривали эту музыку всерьёз — до этого сезона. Может, и хорошо, что сначала в планах был короткий танец. Если бы речь сразу зашла о произвольном, мы бы, скорее всего, отказались. Но за время подготовки успели проникнуться музыкой, так что легко согласились на перемену. Сейчас-то мы и вовсе довольны тем, что сделали такой выбор. Просто, видимо, всё должно было идти постепенно.

Т.В.: Мы несколько раз отказывались от этого предложения: Кармен — слишком известная тема, и в фигурном катании её столько раз уже использовали. Но когда начали вслушиваться — поняли, насколько эта музыка сильна. Может, именно по этой причине так много спортсменов и выбирали её: в ней столько разных эмоций, она идеально подходит для того, чтобы рассказать целую историю всего за четыре минуты. Это особенная музыка.

— "Кармен" — программа, в которой царит партнёрша. Тесса, вам интересно было играть столь сильный женский характер? Вам близок этот образ?

Т.В.: Я не могу сказать, что это история только о Кармен. Это скорее история развития отношений между Кармен и Хосе. Забавно, но люди часто принимают персонажа, которого ты играешь, за твою собственную сущность. Делают выводы: раз ты изображаешь это на льду, значит, и сама такая. На самом деле от меня реальной такая героиня очень далека. Но тем интереснее попытаться исполнить эту роль, передать с помощью движений, жестов и мимики характер Кармен.

С.М.: Во всех других интерпретациях, которые мы видели, Хосе убивает Кармен. Но мы не хотели показывать это на льду. Мы вместе сочиняли сюжет нашего танца, и думаем, что он лучше передаёт суть: в конце Кармен получает свободу. А мой персонаж разрушен, и жизнь его разлетелась на осколки.

— Постановка этой программы заняла у вас практически всё лето – очень долгий срок. Сложно было?

Т.В.: Это очень изматывает, конечно. К тому же каждый раз случается одно и то же: кажется, что всё было лучше в прошлом сезоне, и это ужасно расстраивает. Тут главное — сохранять терпение. Если хочешь создать что-то особенное, надо понимать, что это требует времени. Мы уже было поставили произвольный полностью, были придуманы все поддержки и вращения; но программа получалась слишком типичная и нам в таком виде не нравилась. Тогда мы вместе с Мариной обратились к Дженнифер Свон, которая занималась со мной балетом, ещё когда я была маленькой. Она практически заново поставила хореографию программы.

— Выполнена такая большая работа, и это притом, что лето у вас выдалось неспокойное. Я имею в виду внезапный разрыв между вашими наставниками, Мариной Зуевой и Игорем Шпильбандом.

Т.В.: Это было полной неожиданностью, ничто не предвещало такого развития событий. Марина и Игорь так хорошо работали вместе в течение долгого времени — казалось, стоит продолжать и дальше. Очень жаль, что сохранить это не удалось. У нас были отличные рабочие отношения с ними обоими, и именно благодаря дуэту тренеров мы добились таких успехов. Для нас это было шоком ещё и потому, что в то время нас не было на катке. Вернувшись, мы оказались поставлены перед фактом.

С.М.: Мы надеялись, что, может быть, полного разрыва всё же произойдёт. Но не получилось.
Марина и Игорь так хорошо работали вместе в течение долгого времени — казалось, стоит продолжать и дальше. Очень жаль, что сохранить это не удалось. У нас были отличные рабочие отношения с ними обоими, и именно благодаря дуэту тренеров мы добились таких успехов. Для нас это было шоком.

— Тем не менее, как вы говорили в интервью, обновлённая команда привнесла новизну в ваши тренировки. Значит ли это, что вы уже задумывались о том, чтобы что-то изменить?

Т.В.: Нет, вовсе нет. Мы просто постарались найти какой-то позитив в этой не лучшей для нас ситуации.

С.М.: Прежде всего мы профессионалы, и речь шла о нашей карьере. Пришлось очень быстро принимать решение. К счастью, нам очень понравилось работать с Олегом Эпштейном, в нём столько страсти к тому, что он делает. Да, сейчас всё хорошо, перемены пошли нам на пользу. Но, оглядываясь назад, понимаем: мы не хотели, чтобы всё сложилось так.

— Зачастую, даже когда именитый фигурист меняет тренера, ему приходится менять и подход к технике, переучивать исполнение даже простых элементов. Об этом, к примеру, говорили наши Оксана Домнина и Максим Шабалин после перехода в группу Натальи Линичук и Геннадия Карпоносова. Это не ваш случай?

Т.В.: Олег принял наш стиль. Он ценит ту технику, которая уже есть у нас: всё же мы вырабатывали определённые навыки в течение многих лет. К тому же его подход не особо отличается от взглядов Игоря, и с этой точки зрения больших перемен для нас не было.

С.М.: Олег не только помогает, но и прислушивается к нам, и для нас это очень важно. Всё-таки мы опытные спортсмены, и хорошо, когда с тренерами можно вести диалог.

— В команде ваших наставников теперь итальянский танцор Маурицио Маргальо. Совсем недавно он сам выступал в любителях: что даёт вам помощь столь молодого специалиста?

С.М.: То, что он сам недавно катался, — одна из его сильных сторон, он привносит свежую энергию в процесс тренировок. Так получалось, что до этого у нас в команде были всё больше люди со спокойным темпераментом, и тут появляется такой энергичный Маурицио. Это здорово.

— Но к тренеру по общей физической подготовке вы специально ездите домой, в канадский Лондон?

С.М.: Мы начали работать с Марией Маунтин, ещё когда переехали в Мичиган, а потом она очень помогала нам в подготовке к Олимпиаде. Работа с ней – наш выбор, не тренеров. Мария — одна из лучших в своём деле. Мы занимаемся дважды в неделю, затем работаем самостоятельно, а она при встрече оценивает результат. Конечно, дорога отнимает два часа, но Мария настолько высококлассный специалист, что даже если бы приходилось тратить на дорогу шесть часов, лично я бы продолжал это делать.

— У вас как у чемпионов мира в этом сезоне было преимущество при распределении этапов Гран-при, вы могли выбирать. Вы приехали в Россию. Это потому что будущие Олимпийские игры пройдут в Сочи?

Т.В.: Мы очень хотели приехать в Россию, и не только из-за Олимпиады. Здесь по-настоящему знают фигурное катание, и у нас здесь есть просто фантастические болельщики. Мы чувствуем поддержку, очень её ценим и увезём с собой домой тёплые чувства — это очень вдохновляет нас.
Мы очень хотели приехать в Россию, и не только из-за Олимпиады. Здесь по-настоящему знают фигурное катание, и у нас здесь есть просто фантастические болельщики. Мы чувствуем поддержку, очень её ценим и увезём с собой домой тёплые чувства — это очень вдохновляет нас.
Ну и, конечно, полезно привыкнуть соревноваться в России, привыкнуть к переездам и перелётам. Чем чаще мы сможем это делать, тем лучше.

— Финал Гран-при в этом году пройдёт в Сочи, и вы сможете опробовать олимпийский лёд. Это важно для вас?

С.М.: Мы стараемся слишком много об этом не думать. Да, мы знаем, что здесь будут проводиться Игры, но и в Ванкувере мы соревновались до Олимпиады. Конечно, будет хорошо побывать там, посмотреть на город, узнать места. Но всё же у нас не лыжи, где нужно знать конкретную трассу. Каток всегда приблизительно одного и того же размера, лёд — более-менее одинаков. Да, есть такие важные моменты, как, скажем, месторасположение тренировочного зала. Но, например, в том же Ванкувере мы были до Олимпиады раз 30, а когда приехали непосредственно на Игры, там всё поменялось! Так что как ни привыкай, на Играх будет по-другому.

— Раньше вы говорили, что принимаете решения только на один сезон, не заглядываете далеко в будущее, а вот теперь так уверенно говорите об Олимпиаде. Что изменилось?

Т.В.: Теперь, когда мы полностью здоровы и снова можем нормально тренироваться, нам очень хочется выступить ещё на одних Олимпийских играх. К тому же они так близко. Раньше, когда у меня были проблемы с ногами, было сложно планировать далеко вперёд. Но сейчас мы в состоянии это делать.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
10 декабря 2016, суббота
Верите ли вы, что 12 российских призёров Сочи-2014 употребляли допинг?
Архив →