Александр Зубков
Фото: Getty Images
Текст: Михаил Чесалин

Зубков: наши соперники морально подавлены

Александр Зубков, победивший на первых трёх этапах Кубка мира, поделился впечатлениями о первой, североамериканской части текущего сезона.
29 ноября 2012, четверг. 19:15. Другие
– Болельщики сейчас не могут не радоваться, когда видят, какие результаты показывает Зубков со своими товарищами. А как вы сами оцениваете старт сезона, первые три этапа Кубка мира?
– Сейчас мы просто делаем работу, которую делаем всегда. Летом мы готовились, делали выводы после предыдущего сезона. А с приходом нового главного тренера акцентировали наше внимание на этом сезоне. Первые три этапа мы хорошо отработали и, я думаю, выполнили планы, поставленные Пьером Людерсом. В дальнейшем будем продолжать так же, хотелось бы сохранить свою форму и достойно выступить на чемпионате мира.

– На первых трёх этапах вы одержали три уверенные победы в четвёрках. Есть ли то, над чем ещё можно поработать, к чему стремиться, что улучшить?
– Да, конечно. Работа сейчас ведётся, механик работает.
Теперь у нас короткое и быстрое начало, мы стараемся как можно быстрее сделать посадку в боб. И сейчас все видят, что самая быстрая посадка у русских, и все снимают на камеру, смотрят, что происходит, как команда работает непосредственно на старте.
Будут пробоваться новшества в машине, которая отработала великолепно. Мы понимаем, что все команды очень внимательно следят за нами, делают всесторонний анализ нашей работы и постараются как можно плотнее подойти к нам на чемпионате мира.

– Совсем недавно вы рассказали, что Пьер Людерс открыл вам секрет быстрой посадки в машину, который позволяет вам сэкономить драгоценные доли секунды на трассе. Не боитесь, что соперники обратят ваше орудие против вас?
– Я думаю, что наши соперники понимают, что мы устранили проблемы в нашем слабом месте. Теперь у нас короткое и быстрое начало, мы стараемся как можно быстрее сделать посадку в боб. И сейчас все видят, что самая быстрая посадка у русских, и все снимают на камеру, смотрят, что происходит, как команда работает непосредственно на старте.

– Дмитрий Труненков отметил, что соперники просто шокированы результатами нашей команды. Это действительно так или Дмитрий немного преувеличил?
– Конечно, это так. Однозначно, они не были готовы к тому, что мы с самого начала сезона включимся в работу. Они ожидали то, что было у нас до этого, когда мы разгонялись в течение длительного срока. А в этом сезоне мы с первого этапа не давали никому шансов. И все наши соперники были просто морально подавлены.

– Хочется спросить и о машинах. Насколько я понимаю, сейчас ведётся серьёзная работа над совершенствованием вашей двойки, это действительно так?
– Да, двойка у нас старая, поэтому работа ведётся над её улучшением. Мы пытаемся выжать из неё всё возможное. Я думаю, что мы в Европе попробуем новую машину-двойку, которую создавал Вальнер. Если она пойдёт, то мы на неё пересядем. Если нет, то вернёмся на старую машину, а новую будем дорабатывать к следующему сезону. Эта машина у нас получается экспериментальной, потому что нам нужно убрать все
Самая большая и трудоёмкая работа по подготовке к Играм будет проведена в марте. После окончания сезона мы остаёмся на олимпийской трассе, чтобы отработать все нюансы. В первую очередь нужно обкатать машины, коньки, найти кратчайший путь.
слабые места в двойке, чтобы во всеоружии подойти к чемпионату мира.

– Многое ли в команде изменилось с приходом нового главного тренера? Изменилась ли подготовка к соревнованиям, тренировочный процесс, спортивный быт?
– Во-первых, нужно сказать, что Пьер Людерс – не профессиональный тренер. Он олимпийский чемпион, неоднократный чемпион мира, который сам прошёл всю эту школу и знает, что нужно делать. Изменения были внесены в физическую подготовку – здесь работает тренерский штаб, а сам Людерс акцентировал внимание на работе с пилотами и прохождении трассы. Кроме того, его помощник Флориан работает только на старте, что также приводит к хорошим результатам.

– А раскрывал ли вам Людерс какие-то особенности трассы в канадском Уистлере, которые ему были известны, а вам нет?
– Мы по любой трассе общаемся с Людерсом, он спрашивает, что я бы делал, рассказывает, как бы делал сам. После первого тренировочного заезда мы анализируем, что получается у нас, что нет, и выводим общую линию. Приходим к тому, что нам нужно. Мы ведь с ним разговариваем на одном языке, поэтому нам намного проще обсуждать трек и разложить его буквально за считаные минуты.

– Из первых трёх трасс у вас есть какая-то любимая или ко всем относитесь одинаково?
– Практически одинаково. Очень сложно нам давался Лейк-Плэсид. Мы практически всегда были там четвёртыми, никогда в призы не попадали. А в этом году мы неприятную тенденцию переломили. А в принципе, любой трек нам знаком, поэтому просто нужно над ним работать, искать ошибки, стараться их не допускать, что мы и делаем.

– Чего ждёте от европейской части сезона?
– В Европе мы продолжим работать. Прекрасно понимаем, что немцы предпримут все усилия, чтобы с нами побороться у себя дома. Будут очень серьёзные и плотные результаты. Особенно
Мы по любой трассе общаемся с Людерсом, он спрашивает, что я бы делал, рассказывает, как бы делал сам. Мы ведь с ним разговариваем на одном языке, поэтому нам намного проще обсуждать трек и разложить его буквально за считаные минуты.
серьёзная борьба ждёт нас в Винтерберге. В Ла-Плане трасса нейтральная, там будет чуть проще, будет видно, как конкурируют пилоты, как техника работает на треке.

– Вашим главным соперником в четвёрках в Северной Америке стал Стивен Холкомб из США. Как думаете, он сможет сохранить столь высокий темп и на европейских треках?
– В Европе он обычно выступает слабее. Сейчас мне сложно сказать, как пройдут тренировочные заезды. Только после них будет ясна раскладка, станет понятно, кто же будет бороться за первую шестёрку. В последние годы он не очень хорошо выступал в Европе, поэтому он сделал ставку на свои трассы, и у него получилось создать неплохой задел по очкам перед европейской частью чемпионата. Но и здесь он будет бороться, доказывать, что он – сильнейший пилот.

– Можно ли сказать, что уже сейчас мы видим работу, которая ведётся с прицелом на Олимпийские игры в Сочи?
– Самая большая и трудоёмкая работа по подготовке к Играм будет проведена в марте. После окончания сезона мы остаёмся на олимпийской трассе, чтобы отработать все нюансы. В первую очередь нужно обкатать машины, коньки, найти кратчайший путь. Для этого нужно, чтобы трек был в идеальном состоянии, и работники должны с полуслова понимать, что нам нужно, и предоставлять нам необходимые условия.

– А у федерации бобслея есть какой-то медальный план на Олимпиаду?
– Я не могу ответить на такой вопрос. Могу только сказать, что мы очень серьёзно будем готовиться к Олимпиаде. Мы хотим достойно выступить на домашних Олимпийских играх в Сочи.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 2
9 декабря 2016, пятница
Верите ли вы, что 12 российских призёров Сочи-2014 употребляли допинг?
Архив →