Анна Богалий
Фото: Александр Вильф РИА "Новости"
Текст: Мила Волкова

Богалий: "Россиньоль" всё сделает для Зайцевой

О нагрузках, скоростях, "Россиньолях" и психологической поддержке — в интервью с олимпийской чемпионкой по биатлону Анной Богалий.
18 декабря 2012, вторник. 19:30. Другие
Позади осталась третья часть нового биатлонного сезона. Время, когда можно подводить некоторые итоги и делать первые выводы. Уже сейчас можно сказать, что мужская сборная второй сезон уверенно прогрессирует, а вот состояние женской по-прежнему вызывает беспокойство. Причины происходящего корреспондент "Чемпионат.com" попросил прокомментировать олимпийскую чемпионку в эстафете и многократного призёра чемпионатов мира Анну Богалий.

— Анна, вы как человек, который ещё несколько месяцев назад был в сборной, можете сказать, почему второй сезон наша женская команда испытывает проблемы со скоростью? И есть ли надежда, что девчонки наконец разбегутся?
— Надежда, как известно, умирает последней. Я оптимист по жизни и очень надеюсь, что всё у нас будет хорошо.
Конечно, когда спортсмен переходит на другую марку лыж, он рискует. У него нет такого багажа лыж, какой был накоплен с другим производителем. Так что становишься невольно заложником этого. Но Оля Зайцева – это топ-спортсмен, входящий в первую пятёрку. И производители в лепёшку расшибутся, но всё для неё сделают.
Хочется, чтобы наши девчонки реабилитировались, чтобы мы постоянно боролись за призовую тройку и показывали хорошие результаты. Но пока у нас второй сезон подряд есть проблемы со скоростью. Я в прошлом году с нулём могла заехать только в десятку, как сейчас Катя Глазырина, не в призы. Чувствовалась перетренированность и недовосстановление. Это была совершенно другая для нас работа – большой объём скоростно-силовых нагрузок. Возможно, упражнения со штангой и практикуются в странах западной Европы, но у нас она никогда не использовалась. Есть много других упражнений для достижения нужного эффекта. Я, например, очень не люблю тренажёрные залы и считаю, что всё можно наработать со своим весом и телом.

Та же Ольга Зайцева никогда так не бежала. Её движения всегда были более лёгкими, и всегда были силы на борьбу на финишном круге. Поэтому видеть то, что происходит сейчас, мне было очень грустно.

— В этом году Ольга Зайцева перешла на "Россиньоль", как и вы перед Турином. Могут её проблемы со скоростью быть обусловлены ещё и этим фактором?
— Не думаю. Хотя бывает, что лыжи не подходят по работе. Когда я тестировала свои, были такие, что вроде едут хорошо, но в работе не нравятся. И в гонке это накладывает свой отпечаток. Каждому своё. Последнее время я бегала на "Фишере", и меня всё устраивало. Конечно, когда спортсмен переходит на другую марку лыж, он рискует. У него нет такого багажа лыж, какой был накоплен с другим производителем. Так что становишься невольно заложником этого. Но Оля Зайцева – это топ-спортсмен, входящий в первую пятёрку. И производители в лепёшку расшибутся, но всё для неё сделают. Они заинтересованы, чтобы они осталась на их лыжах, и будут всячески стараться помогать ей, работать. Но вроде никто из наших на лыжи не жаловался.

— По завершении третьего этапа Виктор Майгуров отметил, что многие спортсменки не смогли выбрать правильную пару, в их числе и Ольга Зайцева, которой пока не хватает опыта работы с новой маркой.
— Тогда это вопрос к руководству. Возможно, стоит выделить дополнительные ресурсы, чтобы помочь с правильным выбором. Дистанционно это трудно комментировать. Но когда я перешла на "Россиньоль", то в первый же сезон стала пятой в общем зачёте.

— Но стоило ли так рисковать за год до Игр?
— Не надо бояться что-то менять и думать, что нам обязательно подсунут плохие лыжи. На них выступают многие известные спортсмены. В первую очередь ответы надо искать в себе. Есть хорошая поговорка: не ищи виноватых, если вдруг не везёт, будь построже к себе, и удача придёт. Хочется, чтобы девчонки были посвежее.

— А как этого добиться?
— Я не знаю, как они готовились в этом году, как проводили время между сборами. У нас хорошая экспертная группа, постоянно идёт анализ результатов экг, крови. Так что вряд ли можно говорить о недовосстановлении. Сборная – это первая команда страны, и она обычно ни в чём не нуждается. Специалистов, следящих за тем, чтобы и тренировка, и отдых проходили с максимальной отдачей, достаточно. Быть может, проблема в личной работе. У нас много говорилось о необходимости контактов с личными тренерами спортсменок, которые как никто знают своих воспитанниц.

— Мужская команда эту проблему решила, пригласив квалифицированного лыжного специалиста – Николая Лопухова. В то время как Вольфганг Пихлер недавно подчеркнул, что он не лыжный тренер, а биатлонный. Может, в этом загвоздка?
— Лыжные гонки и биатлон, хоть и родственные виды спорта, не одно и то же. У каждого вида своя специфика.
У нас хорошая экспертная группа, постоянно идёт анализ результатов экг, крови. Так что вряд ли можно говорить о недовосстановлении. Сборная – это первая команда страны, и она обычно ни в чём не нуждается. Специалистов, следящих за тем, чтобы и тренировка, и отдых проходили с максимальной отдачей, достаточно. Быть может, проблема в личной работе.
Ты можешь быстро бежать, но не факт, что при этом получится стрельба. Поэтому в биатлоне важны оба компонента, и в этом он прав, я считаю. Наши тренеры так же работали: и Валерий Николаевич Польховский, и мой личный тренер Никифоров Александр Петрович, и Подшивалов Пётр Александрович. Мы можем перенимать какой-то опыт лыжный или стрелковый у других, но биатлон – это отдельный вид спорта.

— Но у ребят ведь в целом получается совмещать и скорость, и стрельбу. Да, ещё не всё идеально, но это рабочие моменты.
— Значит, надо искать причины. Грамотно совмещать загрузку с разгрузкой. Это очень тонкая грань, нужно найти золотую середину. Мне сейчас об этом трудно судить, поскольку я раньше не работала тренером. Только начала преподавательскую деятельность – готовлю институтскую команду девочек по лыжным гонкам. Так что этот вопрос лучше задать тренерам, которые отвечают за функциональную подготовку, лыжный ход и стрельбу в биатлоне, и тем, кто работает, например, только с лыжниками. У нас всё взаимосвязано. Тренер по стрельбе всегда смотрит на подход спортсмена к рубежу. Пристрелка выполняется только с хорошего хода. То есть спортсмен разгоняется, подходит на максимальном пульсе и стреляет. То же касается и работы над лыжным ходом. Мы не просто так ускоряемся и бежим на всю катушку, но делаем это с учётом предстоящей работы с оружием. Такой вот симбиоз.

Да, сейчас лучше выступать получается у мальчиков. А раньше девочки бежали быстрее, и также не знали, что делать с мужской командой. И меня спрашивали, когда наши мальчики побегут… Надо смотреть картину в целом, что удаётся, что нет. Но это должен делать тренерский штаб. Они должны анализировать свою работу. Хотя я думаю, что и так это делают постоянно: смотрят и сивидату, и ход. Так же и спортсмены. Когда выступаешь, постоянно занимаешься самоедством, ищешь всё возможное, чтобы улучшить свой результат. Это часы ежедневной работы, которые год за годом складываются в результат.

— А общее настроение команды сказывается на индивидуальных результатах?
— Команда — это единый механизм, который живёт своей жизнью. Когда хорошая здоровая обстановка, проблемы решаются сообща. Если плохо выступили накануне, на следующий день выходят и бьются как в последний раз. Всегда надо поддерживать друг друга. У нас была целая плеяда выдающихся биатлонисток – Ахатова, Куклева, Медведцева, Черноусова, Мальгина, Ишмуратова, Ефремова, Зайцева, – с которыми я работала и бегала бок о бок. Кто-то уходил, кто-то появлялся, но мы все жили одной семьёй. Поэтому наша команда много лет показывала очень высокие результаты. Кубок Наций мы не проигрывали на протяжении пяти лет, и в эстафете было зазорно опускаться ниже второго места. У нас ведь было очень сложно отобраться в эстафетную команду. Взять один дополнительный патрон – было уже очень плохо.

— Так потому и спрашиваем сейчас, куда всё это делось…
— Я об этом уже неоднократно говорила, и, наверное, кому-то мои слова уже поперёк горла стоят. Но всё время в национальной сборной я работала с одними и теми же специалистами. Они очень долго работали в паре – это Польховский и Селифонов. Ко всем трём своим Олимпиадам я готовилась под руководством Валерия Николаевича. О том, как хорошо ли они работали, говорит то, как команда умела мобилизовываться. У нас каждая могла выиграть. В 12 лучших могли заехать вшестером. И работа у нас проводилась очень разная. В прошлом году только пару раз баскетбол был. А раньше мы и в хоккей играли, в футбол, в волейбол. Это определённый выброс эмоций, что всегда хорошо. Разрядка, кураж: побегал, покричал, попрыгал. У нас было много всего хорошего в плане опыта. Игровые виды очень объединяют команду, помогают избавиться от негатива. Лучше оставить эти эмоции где-то на поле, чем постоянно в себе копаться. Много дурачились, смеялись. Спортивная жизнь, особенно если её постоянно расширять, очень интересная. Тогда живёшь в кайф, и день ото дня стараешься показывать результат всё лучше и лучше.

— Поскольку вы уже упомянули о работе с личными тренерами, как оцените заявление Валерия Захарова о том, что Светлане Слепцовой, у которой начало сезона совсем не задалось, стоит пропустить его и готовиться непосредственно к весеннему чемпионату России?
— Я со Светой не созванивалась, и не знаю, как она сейчас себя чувствует. Если, действительно, есть проблемы со здоровьем, то, как говорит её личный тренер Валерий Захаров, стоит сбавить обороты и просто откататься какой-то период без соревнований. А дальше, как он предлагает, подготовиться к чемпионату России в марте. Это отборочный, рейтинговый старт. Нельзя выигрывать всё подряд, железных людей не бывает. Тем более она не до конца восстановилась после травмы. Колено у неё серьёзно болело и продолжает болеть.
И работа у нас проводилась очень разная. В прошлом году только пару раз баскетбол был. А раньше мы и в хоккей играли, в футбол, в волейбол. Это определённый выброс эмоций, что всегда хорошо. Разрядка, кураж: побегал, покричал, попрыгал. У нас было много всего хорошего в плане опыта. Игровые виды очень объединяют команду, помогают избавиться от негатива.
Как говорил Гурьев, только здоровый человек может показывать результат, больной должен болеть. Нужно залечить травмы, чтобы они потом не вылезали боком. В качестве главной перспективы должны стоять Олимпийские игры. Да, медали чемпионата мира – это престижно, но здоровье одно.

— А это не сломает её, как, например, Анну Булыгину?
— В этой ситуации должен подключаться личный тренер и работать как второй отец. Постоянно общаться с ней, с её родителями, чтобы семья также оказывала поддержку. Ведь в такие моменты, как правило, лучше всего спортсмен слышит самых близких. У меня также были очень тяжёлые моменты, когда приходилось практически вставать с колен, и тогда меня в первую очередь поддерживали родные. Они говорят, что любят, что-то подсказывают, это очень помогает, когда твои нервы оголены.

— Сейчас в соревновательном календаре будет перерыв, и новогодние праздники не за горами. Что пожелаете нашим болельщикам?
— Хочется пожелать нашим болельщикам верить в команду, поддерживать, ободрять. Это очень важно. Они свои, других не будет. Все ведь стараются, и хотят выступать, как можно лучше. Поэтому больше оптимизма и позитива. А журналистам – трезво оценивать происходящее и свою очередь оберегать спортсменов. Ну, конечно, всем крепкого здоровья и семейного благополучия в Новом году.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 11
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Что вы думаете о победе Антона Бабикова в Эстерсунде?
Архив →