Анатолий Хованцев
Фото: Александр Вильф РИА "Новости"
Текст: Мила Волкова

"Позитивного в нашем женском биатлоне мало"

О том, почему не бегут наши девушки и как вернуть Слепцову – в интервью с заслуженным тренером по биатлону Анатолием Хованцевым.
27 декабря 2012, четверг. 19:30. Другие
Несмотря на многочисленные интервью с заверениями в том, что всё идёт по плану, тревога за российскую женскую сборную по биатлону не покидает. Желая как-то пролить свет на отсутствие скоростного прогресса, корреспондент "Чемпионат.com" дозвонился бывшему тренеру сборной Анатолию Хованцеву в Контиолахти и попросил его прокомментировать происходящее с нашей командой.

— Анатолий Николаевич, как оцените результаты выступления российской женской сборной в новом сезоне?
— Как оценю? Сейчас, к сожалению, что бы я ни говорил, многие расценят это как обиду за то, что выгнали. Но ведь в реальности в нашем женском биатлоне позитивного мало. В прошлом году Зайцева своим выступлением и высокими местами скрашивала картину, давала позитив вплоть до чемпионата мира.
Девчонки выглядят загруженными. Не думаю, что речь идёт о каких-то объёмах. Нет, они загружены мышечно той силовой работой, которая была предложена Пихлером. Я как тренер предпочитаю специальную силовую работу и с небольшим количеством занятий в тренажёрном зале. Дело в том, что тренажёры приводят к росту мышечной массы, а нам это совершенно не нужно.
На чемпионате мира хорошо проявила себя Вилухина. А в этом году у Вилухиной нет той скорости, которая была в прошлом. Хотя с уходом Нойнер разрывы на дистанции должны были сократиться.

— Нойнер ушла, зато появилась Гёсснер, которая побеждает даже с пятью промахами…
— Если говорить о выступлении Гёсснер в Поклюке, то там были сложные погодные условия – туман, и многие довольно большое количество времени провели на рубежах. Поэтому я не стал бы утверждать, что ходом Гёсснер сильнее Нойнер. Конечно, все ждали, что без Нойнер немецкая сборная провалится, а вместо этого – новый подарок. Конечно, Гёсснер сильна. Я её видел на юниорском чемпионате мира в Канаде, где она очень хорошо пробежала. После этого её пригласили в команду по лыжным гонкам, и там она также сильно выступала. Но в прошлом году в Рупольдинге она была совершенно не похожа на ту девочку с юниорского чемпионата мира. Сейчас причина её прогресса тоже не секрет. И она сама, и тренеры говорили, что Гёсснер сильно похудела за межсезонье. Сбросила вес, увеличился уровень МПК (максимальное потребление кислорода. – Прим. ред.) на кг веса, повысилась работоспособность и, как следствие, скорость на дистанции.

— Так почему же наши не бегут? Что не так делает Пихлер?
— Оценивать работу Пихлера я не могу, поскольку не знаю, как они готовились. Но девчонки выглядят загруженными. Не думаю, что речь идёт о каких-то объёмах. Нет, они загружены мышечно той силовой работой, которая была предложена Пихлером.

Я как тренер предпочитаю специальную силовую работу и с небольшим количеством занятий в тренажёрном зале. Дело в том, что тренажёры приводят к росту мышечной массы, а нам это совершенно не нужно.

— То есть спортсмен становится тяжелее?
— Да. Я уже говорил про уровень МПК. Могу для наглядности привести такой пример. Когда я работал с мужчинами, ребята по своему функциональному уровню были очень сильными – Кобелев, Майгуров, Муслимов, Драчёв, Тарасов, Вавилов. И вот как-то они завелись и начали качаться в тренажёрном зале. Подходили тогда ко мне со словами: "Смотрите, Анатолий, какие бицепсы!" Я их предостерёг, сказав, что нам это не надо. В итоге зимой у нас скорость хоть и не упала, но застопорилась. На следующий год они убрали из тренировок эту силовую работу, оставили только необходимый минимум на зарядке.

Нам нужна специальная силовая выносливость. Я не знаю, занимались ли девочки с Пихлером бегом с прыжковой имитацией. Это скоростно-силовая работа, которая очень хорошо развивает функционально. Чрезмерное увлечение велосипедом тоже не нужно. Оптимальный вариант его использования — промежутки между сборами. На сборах спортсмен сильно утомляется, и чтобы отойти от этого, нужно переключиться на другую работу. Вот для этого как раз подойдёт велосипед.
Не исключено, что проблемы Светланы с мениском — следствие работы в тренажёрном зале. Когда она работала со мной и до этого, проблем с коленями не было. Такой эффект могли дать штанга и тяжёлые веса. Будет очень жаль, если она потеряется. Но Слепцову надо знать. Она достаточно самостоятельный человек – может и взбрыкнуть.
Конечно, любой тренер зависит от одаренности и функционального уровня спортсменов, но наша задача – максимально развить их способности. Вывести каждого на свой результат. Не могут все быть как Бьорндален, Нойнер или Гёсснер.

— Но у Лопухова получилось вывести на высокий уровень всю команду.
— У него это получилось потому, что уровень команды сейчас намного выше, чем был пять-шесть лет назад. Пришла хорошая молодёжь плюс на подходе неплохие юниоры. А у девочек нет поступления молодых. Вилухина – единственная, кому удалось закрепиться в основной команде. А где остальные?

— Сейчас сборную пополнили Коровина, Шумилова, Глазырина.
— Сколько лет Коровиной? А я говорю о молодых. Молодёжь должна постоянно подпирать основной состав, тогда будет сильная команда. Коровину мы знаем много лет. Способная спортсменка, выступала и на Кубке мира, и на Кубке IBU, но она не показывает необходимой для высокого уровня скорости. У Глазыриной были травмы, в прошлом году она перенесла операцию. Да, она человек уровня сборной, который может показывать хороший результат, но с ней надо работать. Нужно больше специальной развивающей подготовки. Два года назад она только дебютировала в команде, но бежала быстрее.

— И это не может не настораживать. В сезоне-2010/2011 вам в качестве первостепенной задачи ставили сокращение отставания, которое обычно не превышало минуты. Сейчас – это минимум, причём у лидеров сборной.
— Я читаю интервью наших тренеров и руководителей, в которых они в очередной раз заявляют, что всё идёт по плану: готовимся к чемпионату мира. Мы тоже готовились, и что в итоге? Не бывает, что после двухминутного проигрыша человек вдруг сможет сократить отставание до 30 секунд. Когда я ещё работал с командой, то говорил в одном из интервью, что если мы сократим отставание до 30-40 секунд – это уже будет хорошо. Потому что надо трезво оценивать своих спортсменов. Конечно, это не касалось Зайцевой – у неё более высокий уровень.

Той же Слепцовой в тот год просто не хватило выдержки. Если бы она продолжила готовиться по плану, а не ездила в Америку, на чемпионате мира выступила бы хорошо. Она всё хотела повысить скорость, а получился полный бардак с подготовкой, слишком много помощников нашлось… Но чтобы сейчас о ней не говорили, я считаю её одарённой спортсменкой.

— Так никто и не спорит, что одарённая, а что делать, чтобы результаты снова появились, не знают.
— Не исключено, что проблемы Светланы с мениском — следствие работы в тренажёрном зале. Когда она работала со мной и до этого, проблем с коленями не было. Такой эффект могли дать штанга и тяжёлые веса. Будет очень жаль, если она потеряется. Но Слепцову надо знать. Она достаточно самостоятельный человек – может и взбрыкнуть. Может послать всех подальше, сказав, что не будет больше готовиться. Она упрямая. Естественно тот результат, что она показала на первых стартах, для меня тоже был полной неожиданностью. Даже со всеми проблемами с коленом такого результата быть не должно было. И нужно для этого было ездить в Америку на операцию? Вон Денисова перенесла такое же вмешательство, а уже бежит. Они приезжали готовиться к нам в Контиолахти, у неё колено ещё было забинтовано, а на "Ижевской винтовке" она показала один из лучших результатов ходом.

— Личный тренер Слепцовой Валерий Захаров говорил, что Светлана слишком рано начала тренироваться. Летала на сбор в Рупольдинг, а колено отекало.
— Возможно, если там скапливалась жидкость, ей нужно было делать какую-то другую работу. И только под наблюдением врача. Тренер также должен был вникать во всё это и предлагать какие-то другие тренировки, чтобы она не теряла физические кондиции. Можно было заниматься плечевым поясом на тренажёрах, использовать велосипед. Приведу пример с Ишмуратовой. Она делала операцию на мениске в Эстонии, где я как раз работал. Помог ей найти врача, и он сразу после операции посадил её на велоэргометр. Она его потихоньку крутила. Да, колено у неё какое-то время болело, но на чемпионате мира в Оберхофе она уже была с медалью. Это говорит о том, что втягивающая работа должна быть построена грамотно.

— Реально вернуть её до Олимпиады?
— Реально. Мы с ней общались на летнем чемпионате мира в Уфе, и не могу сказать, чтобы она жаловалась на ногу. Да, и выглядела неплохо. Бежала, как обычно. Тогда я ей посоветовал заняться техникой. Мы ведь начинали работать с норвежским специалистом Кнутом Берландом. Зря бросили. Это был хороший специалист, который занимался с девочками и на лыже-роллерной трассе, и на лыжне. С ним и Зайцева работала, и Вилухина, и Юрлова.

— Екатерина Юрлова в качестве одной из причин проблем со скоростью называла отсутствие среднегорной подготовки на снегу.
— Да, я читал об этом. Я не думаю, что это сильно повлияло на скорость, хотя являюсь сторонником среднегорной подготовки. Много лет работая с мужчинами, я старался перекроить её так, чтобы начать в Муонио или где-то у нас, где есть снег, а затем уйти в Европу на среднегорье – Обертиллиах или Рамзау. После чего можно отправляться в Эстерсунд, где проходит первый этап Кубка мира, и снова возвращаться в среднегорье. Так можно было миновать спад результатов у команды, который происходит после Швеции в горах. Европейцы, те же чехи и словаки, которые готовились в Поклюке, наглядный тому пример – хорошо выступили и там, и там.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 10
2 декабря 2016, пятница
Кто победит в матче за титул чемпиона мира по шахматам?
Магнус Карлсен
992 (31%)
Сергей Карякин
1651 (51%)
Всё равно. Я вообще не понимаю ажиотажа вокруг шахмат
584 (18%)
Проголосовало: 3227
Архив →