Татьяна Чернова
Фото: Екатерина Чеснокова, "РИА Новости", Getty Images
Текст: Лев Савари

Чернова: победы – как наркотик. Хочется ещё и ещё

Олимпийский призёр Татьяна Чернова – о спортивной семье, полученном ордене, музыкальных предпочтениях и многом другом.
30 декабря 2012, воскресенье. 14:30. Другие
"МЕНЯ НИКТО НЕ ЗАСТАВЛЯЛ ХОДИТЬ НА ТРЕНИРОВКИ"

— Татьяна, когда поняли, что хотите заниматься лёгкой атлетикой? Или, как многие рассказывают, — родители берут на стадион, просто бегаешь с ними, потом втягиваешься?

— Да, так и было. Родители пока сами тренировались – всегда возили меня с собой, потом сами стали тренерами, и я постоянно была рядом с ними на сборах, росла со старшими девчонками, потом пришло время спортивных лагерей, в общем, всё детство в спорте. Родители меня не принуждали, как-то само собой получилось, что я выбрала тот вид спорта, который они мне предложили. Папа с мамой всегда считали, что начинать подготовку молодого спортсмена нужно с многоборья: — четырёхборья, если это ребенок, потом плавно переводить на семиборье, и затем уже переходить на вид, в котором будешь специализироваться. А у меня получилось так, что мне настолько понравились весь этот набор видов, настолько всё хорошо получалось, что не оставалось сомнений: я буду всем этим заниматься.

— Был определённый вид, в который вы однажды были готовы бы перейти?
— Пока я росла, каждый вид развивался по своей линии, не было никаких провалов, я всё делала ровно и за счёт этого выиграла два чемпионата мира по юниорам довольно с большим отрывом от остальных. Поэтому мне нравилось многоборье, делаешь по чуть-чуть одно, второе, третье, и всё вместе улучшается и улучшается.

— Когда спортсмены говорят, что родители не принуждали – это всё равно до определённого возраста. Потом настаёт период, когда тобой начинают заниматься плотнее. Как это было у вас?
— Когда я уже определилась с тем, чем хочу заниматься, меня приводили на соревнования, показывали, вместе ездили. Меня никто не заставлял ходить на тренировки, скорее это всё происходило в игровой манере, иногда в виде шутки "ловили меня на слове". Всё так складывалось, что мне самой хотелось ходить на тренировки, хотелось заниматься, а родители только поддерживали моё желание и подстёгивали мой интерес к тому, что я делаю.

— Ни для кого не секрет, что ваш папа продолжает вас тренировать. Интересно, где заканчивается отец и начинается тренер?
— Не знаю как у других, но у нас нет этой грани. Мы вместе идём на тренировку, тренируемся, спорим, обсуждаем вопросы, потом идём домой, и обсуждаем тренировку вечером уже всей семьей, смотрим соревнования, общаемся на спортивные темы, обсуждаем плюсы минусы, кто-то даёт советы. У нас очень сплочённая семья и мы всегда вместе, стараемся всегда помогать друг другу. Я очень благодарна семье за то, что они играют такую роль в моей жизни, поддерживают меня, с их помощью я добилась всех своих успехов.
Татьяна Чернова

Татьяна Чернова


— Вы говорите, что приходите домой и обсуждаете спорт, а нет желания прийти и переключиться на что-то иное?
— Да, обычно я предпочитаю отключиться, но если семья с азартом начинает обсуждать и рассказывать, что нужно сделать, чтобы повысить результат, тут волей-неволей оказываешься в центре обсуждения, начинаешь вникать, даже что-то показывать. Кто же откажется от информации по улучшению техники и результата?

— Ваш отец когда-нибудь позволял себе на тренировках повышенный тон?
— Конечно, это нормальное явление. Все знают, что "без труда не вытащишь и рыбку…", всегда нужно пройти определённые испытания, чтобы в дальнейшем было проще. По прошлому году помню, что мне было тяжело на начальном, тренировочном этапе. У меня была большая загрузка, я пробегала отрезки и просто лежала на дорожке, не было сил, а нужно было вставать, через две минуты снова бежать. Сил нет, на глазах слёзы, но ты встаёшь, бежишь и знаешь, что если сейчас потерпишь, то потом будет легко. И когда я пробегала 800 метров за 2.08, это был лучший результат в сезоне, я его пробежала так легко и на финише даже не почувствовала никакой усталости. Я поняла смысл слов – "победа даётся легко". Это означает, что они прошли большой путь, всё перетерпели, прошли все сложные моменты, а лёгкий результат – это то, что натренировали.

— Считается, что матери бывают двух типов: подруга или опекунша. Ваша мама к какому типу относится?
— Моя мама совмещает в себе всё — она и подруга, и опекун. Она очень умная женщина, отличный спортсмен: хорошо выступала, быстро бегала. Наверное, маме немного не повезло в индивидуальной карьере: она олимпийская чемпионка в эстафете, хорошо и быстро бегала 400 метров, но где-то с планами не угадывали, с формой, она на соревнованиях не реализовывала себя. По завершению карьеры у мамы остался осадок нереализованности, поэтому она всеми силами хочет помочь мне, чтобы у меня всё получилось и в жизни и в спорте, всегда поддержит, поможет, подскажет, пригреет.

"ПОБЕДЫ – КАК НАРКОТИК: ИСПЫТАВ ОДИН РАЗ, ХОЧЕТСЯ СНОВА И СНОВА"

— Чего вам не хватает для того, чтобы в ближайшие 10 лет стать королевой семиборья?

— Самое главное — должно быть крепкое здоровье. Потому что делать семь видов и проводить такие тренировки, соревнования, какие проводят многоборцы, – нужно иметь отменное здоровье. Сейчас всё нормально, я надеюсь, что и дальше дела будут идти в гору. Буду взрослеть, крепнуть, становиться сильнее, быстрее. Самое главное: верить в себя, верить в успех и ждать. Ждать соревнований, ждать, когда сможешь в нужный момент реализовать задуманное.

— Давайте на минутку представим, что вы стали олимпийской чемпионкой. Как думаете, насколько сложно будет искать мотивацию, чтобы выступать дальше?
— Победы — как наркотик: испытав один раз, хочется снова и снова. Поэтому победы стимулируют, а неудачи и неудовлетворённость, наоборот, отбивают мотивацию.

— Вы из спортивной семьи, и понятно, что близки к лёгкой атлетике. А как вообще, на ваш взгляд, обстоит дело с отношением к этому виду спорта в нашей стране?
— Во всех странах и городах совершенно по-разному относятся к спорту, в частности к лёгкой атлетике. У нас предпочитают футбол, хоккей, лёгкая атлетика не пользуется такой популярностью. Я думаю, что дело времени, но многое будет зависеть от популяризации этого вида спорта, от того, как его будут
доносить до масс, от наличия и доступности информации о спортсменах и чемпионатах, о календаре, о технических нюансах семиборья. Если болельщик будет знать всю информацию о спортсмене, подобно тому, как сейчас освещается футбол или хоккей, то будет, безусловно, интереснее посещать легкоатлетические соревнования.

— Кто, по-вашему, должен заниматься популяризацией семиборья? Федерация, пресса, может быть, какие-то общественные организации.
— Пресса этим не займётся, потому что прессе нужны деньги, федерация тоже не хочет тратиться на это. Возможно, найдётся какой-нибудь энтузиаст и начнёт это дело, потому что за границей на наши соревнования собираются полные стадионы. Люди всей семьёй приходят в выходные, отдыхают в кафе, устраивают пикники на траве и приобщаются к спорту, болея за кого-нибудь. Везде развешаны анонсы мероприятия, реклама, да и проводятся соревнования в таких городах более 30 лет, поэтому горожане точно знают что, где, когда будет и за кого нужно болеть.

— На одну зарплату главного тренера сборной России по футболу можно было бы вывести всё легкоатлетическую команду на предсезонные сборы, да и не только на них. Никогда не появлялась мысль, что это несправедливо? Не было желания собраться с ребятами, какую-нибудь акцию протеста провести?
— Акции протеста мало что изменят. После Евро-2012 было много обсуждений, касающихся футбола, различных неспортивных комментариев от самих футболистов, предложений того, что нужно сделать, чтобы они всё-таки играли. Каждый из нас занимается своим делом: они тренируются, мы тоже. Другое дело, что футболисты едут на сборы заграницу, живут в пятизвездочных отелях, получают заработные платы в десятки раз больше, чем легкоатлет, который постоянно защищает честь своей страны, зарабатывает медали. Все уже смирились с таким положением дел, мы вряд ли что изменим.

— У вас собственная команда: врачи, массажисты? Или это предоставляет федерация?
— Мы, конечно, пользуемся советами федерации и постоянно обращаемся к ним за помощью, но со мной ездит личный массажист, с которым мы работаем уже два года. Раньше такого не было, нужно было постоянно искать какие-то варианты, хотя тренировочный процесс – процесс непрерывный. После каждой тренировки нужно было делать массаж, чтобы предотвратить какие-либо травмы. В том же Краснодаре, где я тренировалась постоянно, если не было массажиста после тренировки, приходилось записываться в салон красоты на массаж. Всё время ездить со сборной тоже не вариант, потому что зачастую не устраивали условия питания, проживания, тренировок. С появлением личного массажиста всё стало определённо лучше, это уже совсем другой уровень.

— У нас в стране где-то есть условия для тренировок и сборов, которые вас, в принципе, устраивали бы?
— Они есть. В Сочи, в гостинице на стадионе, есть всё, что нужно. Сборы там хорошие проходят: шведский стол, массажисты приезжают, доктора. Единственное, что иногда может отталкивать – это не очень хорошая погода. Когда наступает лето, уже все разъезжаются по соревнованиям, по стартам. А в дождь тренироваться на море очень неприятно, сами понимаете. Но, конечно, это не самое главное. Например, когда я там была, у меня сложилось впечатление, что там не хватает обслуживающего персонала в восстановительном центре. Конечно, какие-то услуги они предоставляют, но это далеко не весь спектр услуг, которые они предполагали там оказывать.

"Я ТАКОЙ ЧЕЛОВЕК: ЕСЛИ ВЗЯЛАСЬ ЗА ЧТО-ТО – БУДУ ВЫКЛАДЫВАТЬСЯ ПО ПОЛНОЙ"

— Когда-нибудь думали, кем стали бы, если бы не лёгкая атлетика?

— Даже мысли такой не было, но я уверена, что нашла бы, чем заняться. Мне интересны многие вещи, и я такой человек: если уж взялась за что-то – буду выкладываться по полной, пока не достигну желаемого результата.

— Чем увлекаетесь сейчас?
— Многоборьем. Я этим живу.

— А помимо спорта?
— Трудно чем-то увлекаться ещё, когда тренируешься два-три раза в день: с утра зарядка, потом первая тренировка, отдых, вторая тренировка, массаж – вот уже и день заканчивается, остаётся только поужинать и лечь спать, чтобы завтра утром рано встать. На сегодняшний день у меня такой график, что дополнительно можно позволить себе только поход в кино или просмотр фильма лёжа на кровати.

— Сколько часов в неделю тренируетесь?
— У меня два выходных. В среду может быть неполный выходной, бывает и тренировка, и баня, и восстановительные процедуры, а в воскресение полноценный выходной.

— По окончании карьеры, когда бы она ни наступила, хотели бы остаться в лёгкой атлетике?
— Тренером точно быть не хочу: это тяжёлая работа, требующая невероятной отдачи, сил. Мало того что даёшь знания, ты ещё должен чувствовать, что человек хочет получать эти знания. Только так можно добиться результата. Когда я вижу безразличие, у меня опускаются руки. А тренер должен мириться с этим и ждать успеха и результата, несмотря ни на что.

— Орден за заслуги перед Отечеством, который вам вручили, что-то для вас значит? Или это всего лишь одна из наград?
— В первую очередь было приятно, потому что нас собирали в Кремле, лично награждали. По большому счёту, это результат моего труда. Когда тренируешься, большее значение имеет результат, который ты показал на дорожке, например, личный рекорд. Это приносит большее удовлетворение от проделанной работы.

— Вы суеверный человек? Соблюдаете какие-нибудь ритуалы перед выходом на старт?
— Нет, я стараюсь не обращать на это внимания, иначе можно растерять всё.
Татьяна Чернова

Татьяна Чернова


— Но спортсмены — суеверные люди.
— Да, когда не уверены в себе. А когда ты твёрдо знаешь, что выйдешь и сделаешь то, что умеешь, и делаешь постоянно, то тут уже никаких примет и суеверий не будет.

— В наушники прячетесь во время соревнований?
— Да, я люблю во время тренировок послушать музыку, на соревнованиях, когда в автобусе едешь до разминочного поля. Но в основном, когда я попадаю на стадионы, там уже обхожусь без музыки, потому что нужно быть полностью сконцентрированной.

— Для вас музыка — это средство отвлечения или возможность сосредоточиться?
— Музыка как вдохновляет, так и стимулирует. Всё зависит от песни, которая звучит в наушниках. У меня есть музыка, от которой мурашки по коже бегут, так вот она меня вдохновляет. Люблю перед тяжёлой тренировкой, перед самым стартом, когда уже в шиповках стоишь, послушать и настроиться.

— Что это, если не секрет?
— Это секрет, я не буду вам выдавать все свои тайны. Но есть такие мелодии, после которых горы свернуть можно. Уже не раз доказано, что это реально работает. Я бы воспользовалась возможностью слушать их и на соревнованиях, но перед выходом там отбирают наушники.

— Всё так строго?
— Да, всегда так было: нельзя проносить ни телефоны, ни наушники. Наверное, для того, чтобы все были в равных условиях.

"НА ПОЛУЧЕННЫЙ ОТВЕТ ВОЗНИКАЕТ ЕЩЁ БОЛЬШЕ ВОПРОСОВ"

— Всё-таки какие направления или группы в музыке вы предпочитаете?

— Я меломан, мне нравится всё. В зависимости от настроения выбираю музыку: иногда что-то современное, иногда классику, рок, попсу. У меня большая медиатека в плеере, разбитая по плейлистам. В них всё собрано по настроению.

— Актёры, актрисы, режиссёры. Есть какие-то предпочтения?
— Мне нравится смотреть анонсы и рекламы фильмов, выбираю, потом иду в кинотеатр. Из всех актёров и актрис нравится Джонни Депп и Анжелина Джоли.

— Какую последнюю книгу прочли?
— Ой. Надо вспомнить. Наверное, фантастику — "Хроники Амбера".

— Какая страна или город на вас произвели особое впечатление?
— Мне очень понравилось в Южной Корее и в Барселоне. В Испании было всё на высочайшем уровне: соревнования, стадионы, я успела немного посмотреть город. Туда я бы съездила ещё раз, с удовольствием отдохнула бы.

— Есть ли места, которые мечтаете посетить?
— Хотелось бы в Америку и Бразилию. Это те материки, куда так просто и так быстро не добраться.

— Где бы вы хотели встретить старость: на родине или в ином месте?
— Я не знаю, что будет со мной в старости, но пока мне долго не сидится на одном месте, я начинаю уставать. Мне всё надоедает, и потому я бы перемещалась всё время.

— Какие три неспортивные черты вы цените в себе?
— Мне трудно себя оценивать и характеризовать, я такая, какая есть. Оставим это другим людям, со стороны всегда виднее.

— Вы прямолинейный человек? Сразу высказываетесь или предпочитаете вначале подумать?
— Я фильтрую все свои слова, прямо в лицо сразу не могу говорить.

— Есть что-то, чему хотели бы научиться?
— Я бы хотела научиться управлять самолётом. Ещё есть мечта иметь лошадь.

— Судя по общению и тому, как легко идёте на контакт, поклонников у вас много, наверно?
— Я всегда стараюсь в общении с людьми быть открытой, чтобы потом ничего не всплывало. Мне приятно общаться с такими же людьми, они меня всегда поддерживают, я ими восхищаюсь, а они тоже со мной идут на контакт.

— В каких-нибудь социальных сетях зарегистрированы?
— Да, но уже года два стараюсь не общаться, так как ни одно такое общение не заменит реальное, живое общение.

— Какой вы видите себя через 20 лет?
— По меньшей мере, спортивной. Уж точно спорт я не заброшу, буду ходить в фитнесс –клубы, может, буду инструктором.

— Если бы была возможность узнать что-то непостижимое или задать вопрос господу богу, чтобы спросили?
— Ничего бы не спросила. Чем больше знаешь, тем больше не понимаешь. На полученный ответ возникло бы ещё больше вопросов.

— Никогда не задумывались над тем, есть ли вопрос, на который не смогли бы ответить ребёнку, например?
— Думаю, что таких вопросов нет.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 3
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
Верите ли вы, что 12 российских призёров Сочи-2014 употребляли допинг?
Архив →