Дмитрий Малышко
Фото: "РИА Новости"
Текст: Александр Круглов

Малышко: это ещё далеко не пик

Дмитрий Малышко рассказал о растущей уверенности, продуктивной работе с Лопуховым, умении отрешаться и отношении к Кубку мира.
7 января 2013, понедельник. 14:30. Другие
Оформив победный хет-трик в Оберхофе, Дмитрий Малышко повторил достижение Николая Круглова шестилетней давности. При этом две победы стали для 25-летнего петербуржца первыми в карьере. О грандиозном успехе корреспондент "Чемпионат.com" поговорил с Малышко по окончании этапа.

— В Оберхофе вы были в центре внимания прессы, в том числе и немецкой. Каково ощущать себя в роли лидера мирового биатлона, пусть и на таком коротком промежутке времени?
— Какого-то груза лидерства я на данный момент не чувствую. Пока ещё не было времени собраться с мыслями и осознать, что значат для меня эти три выигранные гонки подряд. Старался всё это время концентрироваться на гонках и не сбивать себя посторонними мыслями. Наверное, только после переезда в Рупольдинг я осознаю, какую работу проделал и что у меня получилось.
Первая эстафета дала очень хороший разгон и заряд энергии. Многие почувствовали в себе силы, и даже Алексей Волков очень заметно прибавил. Вся команда выступила стабильно. После новогоднего сбора все жаловались на тяжёлое самочувствие, но уже после первого старта мы почувствовали скорость и побежали налегке.

— Создавалось впечатление, что у вас уверенность росла от гонки к гонке. Неужели эти победы не давили на вас?
— Первая эстафета дала очень хороший разгон и заряд энергии. Многие почувствовали в себе силы, и даже Алексей Волков очень заметно прибавил. Вся команда выступила стабильно. После новогоднего сбора все жаловались на тяжёлое самочувствие, но уже после первого старта мы почувствовали скорость и побежали налегке.

— Вы готовились в горах, насколько эффект высоты оправдал себя, когда вы спустились в Оберхоф?
— Это виднее тренерам, но я не чувствовал большой разницы с предыдущими этапами. Легко медали не даются, и всегда приходится терпеть. Со стороны виднее, кто прибавил, а кто сбавил, а у меня внутри одни и те же ощущения – всегда тяжело.

— Насколько вам подходит тренировочный процесс Николая Лопухова?
— Я очень благодарен Николаю Петровичу за то, что он работает с нами. И благодарен руководству СБР за то, что дали возможность поработать с таким сильным тренером. Мы же читаем и слышим, что говорят вокруг биатлона, и знаем, что было много людей, которые были против Николая Петровича. Но сейчас, думаю, уже ни у кого нет вопросов. Да, лето было очень тяжёлым и для нас, и для него. Во время изнуряющих сборов приходилось искать какие-то компромиссы, постоянно были споры, но Николай Петрович видит свою цель и ведёт к ней всю нашу команду. Итоги этого этапа показали, что мы находимся на правильном пути.

— Во время творческих споров тренер прислушивается к вашим пожеланиям и индивидуально подходит к каждому из спортсменов?
— Индивидуальный подход присутствует, но ярче проявляется в отношении более опытных спортсменов таких, как Андрей Маковеев и Евгений Устюгов. Они уже знают, что им нужно, общаются лично с Николаем Петровичем, предлагают какие-то корректировки тренировочного плана. Что касается более молодых спортсменов, то им подходит общий план. Если становится тяжело и нет сил терпеть, мы говорим об этом и ищем компромиссы. Тренер всё это видит, оценивает и в некоторых случаях идёт навстречу.
У меня не было цели отстрелять побыстрее. Наоборот, я выцеливал каждую мишень, но, видимо, был настолько сконцентрирован, что непроизвольно получилось отстрелять быстро. Я отключился от всего, кроме мишеней: от рёва трибун, от мысли о том, что сзади идёт огромный вагон преследователей.

— В прошлом году ребята тоже начали выигрывать за месяц до начала чемпионата мира, а потом форму не удержали. Сейчас у вас нет беспокойства, что рано вышли на пик?
— Тренеры сделали выводы из опыта прошлого сезона. Я ещё после эстафеты отметил, что, несмотря на успех, моя форма пока не оптимальна. По состоянию чувствую, что это ещё далеко не пик. Поэтому ещё есть над чем работать.

— Эмиль Свендсен сравнил российских биатлонистов с медведями. Вы согласны с этим сравнением?
— Нет. Медведь представляется каким-то грузным тяжёлым животным, а я бы сравнил себя со зверем полегче и побыстрее.

— Оберхоф знаменит своими туманами, и этот год не стал исключением. Создавал ли вам туман трудности или, наоборот, дал конкурентное преимущество над соперниками?
— Когда мы сюда приехали, поняли, что ничего в Оберхофе не меняется. Тот же туман, сильный ветер, дождь, иногда мокрый снег. На прошлых этапах ветер доставлял много проблем всей команде, из-за чего мы заметно недосчитались пьедесталов. Я из-за этого немного переживал, но во всех трёх гонках погодные условия мне не только не мешали, но даже порой играли на руку, как это было в эстафете.

— Раньше вы скептически относились к четвёртому этапу. После этой эстафеты не вошли во вкус, не передумали?
— Я всегда говорил, что готов бежать какой угодно этап, только не первый, потому что первый этап задаёт тон дальнейшему выступлению команды и связан с повышенной ответственностью. На четвёртом этапе команды уже растянуты, я вижу всю картину гонки, и в таких условиях мне работать вполне комфортно.

— В гонке преследования вы удивили не только 20 попаданиями, но и фантастической скорострельностью. Как вам удавалось стрелять так быстро в условиях повышенной ответственности?
— На самом деле у меня не было цели отстрелять побыстрее. Наоборот, я выцеливал каждую мишень, но, видимо, был настолько сконцентрирован, что непроизвольно получилось отстрелять быстро. Я отключился от всего, кроме мишеней: от рёва трибун, от мысли о том, что сзади идёт огромный вагон преследователей.

— Вы сказали, что рассматриваете Кубок мира как контрольные тренировки. Но все же следите за своей позицией в генеральной классификации, и есть ли цель остаться по итогам сезона в первой пятёрке?
— Конечно, есть цель набрать как можно больше очков, поближе подобраться к Мартену Фуркаду. Но, мне кажется, если воспринимать Кубок мира как контрольные тренировки, то и самому будет спокойнее при выходе на старт.

— Какая сейчас атмосфера в команде? Есть ли признаки эйфории и головокружения от успехов?
— Нет. Эйфории абсолютно нет, потому что старты были поздними, после соревнований мы освобождались в полпервого ночи, и даже не было времени пообщаться с ребятами. Думаю, завтра (разговор состоялся в воскресенье вечером, — Прим. "Чемпионат.com") мы соберёмся и спокойно обсудим произошедшее без излишних всплесков эмоций.

— В Рупольдинге тоже будут поздние старты. Вам это поможет?
— До Рупольдинга есть ещё время отдохнуть и немножко потренироваться. Думаю, тренеры внесут коррективы в тренировки, и мы постараемся так отработать на тренировках, чтобы подстроиться под время стартов.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 9
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Кто победит в матче за титул чемпиона мира по шахматам?
Магнус Карлсен
992 (31%)
Сергей Карякин
1651 (51%)
Всё равно. Я вообще не понимаю ажиотажа вокруг шахмат
584 (18%)
Проголосовало: 3227
Архив →