Анфиса Резцова
Фото: Александр Вильф РИА "Новости"
Текст: Мила Волкова

Резцова: без медалей в эстафетах мы аутсайдеры

Об итогах индивидуальных гонок и перспективах эстафет – в интервью с двукратной олимпийской чемпионкой по биатлону – Анфисой Резцовой.
15 февраля 2013, пятница. 17:00. Другие
— Анфиса Анатольевна, на ваш взгляд, в чём причина столь невысоких результатов нашей сборной на чемпионате мира? Большая часть турнира позади, а у нас только бронза Антона Шипулина.
— В первую очередь об этом надо спросить тренеров и спортсменов. Почему такое выступление? Мы можем только догадываться.
Кто мог подумать, что у Устюгова будет такая стрельба? Но из всех четверых я больше всего рассчитывала на Шипулина. Малышко закономерно дали отдохнуть, потому что он был не уверен, что сможет что-то показать. Он должен был подготовиться к эстафете. А Антон Шипулин, как мне казалось, был уверен в своих силах и надеялся на медаль. Но у него тоже не пошла стрельба.
Я не знаю точной причины. Поначалу мы смотрели на ситуацию с оптимизмом. Да, первая половина прошла, медаль пока только одна, но для кого-то из тех, кто уже выиграл, турнир практически завершился, а для нас только начинается. Но как-то спортсмены надежд не оправдывают. А индивидуальные гонки – это просто провал, что у женщин, что у мужчин.

— У женщин по сравнению с мужчинами результат ещё приличный – трое в десятке…
— Да, у них только одна не была в состоянии ни за что бороться. А у мужчин невозможно было даже представить такое выступление. Кто мог подумать, что у Устюгова будет такая стрельба? Но из всех четверых я больше всего рассчитывала на Шипулина. Малышко закономерно дали отдохнуть, потому что он был не уверен, что сможет что-то показать. Он должен был подготовиться к эстафете. А Антон Шипулин, как мне казалось, был уверен в своих силах и надеялся на медаль. Но у него тоже не пошла стрельба.

— С другой стороны, индивидуальная гонка – самая нелюбимая у Антона, о чём он не раз говорил.
— Говорить можно всё, что угодно, но когда себя чувствуешь на коне, в прекрасной форме, надеешься на лучшее. Надеялись и на стрелка Волкова, а он практически выступил так же, как и ребята – два промаха. И это для него уже много. На Маковеева рассчитывали. Но день получился провальным. Почему? Быть может, попали в яму. Трудно сказать. Здесь свои ошибки должны озвучить тренеры и спортсмены.

Если говорить о девчонках, то они на протяжении всего чемпионата мира выступают довольно ровно. У них не было особых всплесков, но и провалов также не было. Ребята после бронзы вселили надежду на большее, но вчерашний день как-то разом перечеркнул всё. Настроение у всех болельщиков упало… А ведь в этом сезоне у ребят прогресс был налицо: и ходом, и в целом команда очень стабильно выступала. Но сейчас можно сказать, что девчонки получше выглядят, хотя основная порция критики приходилась на их долю.

— Что ждать в эстафетах на этом фоне?
— Эстафета – это особая дисциплина. В других странах тоже нет оптимальных составов, за исключением Норвегии, Франции и Украины. Да и то у француженок не просматривается сильная команда. Но это непредсказуемый вид. В эстафете могут победить спортсмены, занимающие 15-е и 20-е места. Поэтому нельзя судить по вчерашним выступлениям об эстафетных результатах.

Здесь нужно думать не только о себе, но и о команде. В эстафете вся четвёрка должна быть собранной. В любом случае в эстафетах мы обязаны взять медали, и неважно, какого достоинства. Если этого не будет, то грош нам цена. Тогда можно будет сказать, что мы аутсайдеры. Тогда наш биатлон уйдёт на позиции какого-нибудь фристайла…

— Так в прошлом году эстафетных медалей у наших команд не было…
— Сейчас предолимпийский сезон. Тогда, может быть, нам в Сочи не ездить? Это уже третий чемпионат мира, а мы всё в надежде. Каждый раз тренеры нас кормят тем, что команды готовятся целенаправленно к чемпионату мира, что это главная цель. Но уже третий год обещания не оправдываются. Какие выводы? В Сочи нам нечего делать. Зачем тратить деньги болельщиков?

Я предполагаю, что от гонки к гонке выводы не делаются. По крайней мере, по женскому составу. В первой гонке не очень выступили, потом вроде ничего, если бы не эта случайность с Олей. Так медаль уже была у неё в руках. Но в "индивидуалке" опять не пошло. На три рубежа она ведь собралась. Что произошло на первом, она объяснить не может.

— Говорила, что не заметила изменений ветра.
— Да там ветра особого не было. Бывали времена, когда в такие порывы стреляли нули. Причина должна быть. А ветер – это отговорка. Мы никогда не видим причин в себе. Пихлер никогда не видит своих ошибок. У него всё нормально. Всё по плану идёт. Девчонки тоже в себе не ищут — то лыжи, то ветер…

— Может, тогда действительно нужно к каждой по психологу приставить?
— Каждой не обязательно, но по специалисту на женскую и мужскую команду необходимо. Это должен быть мастер высшего пилотажа. Это реальная необходимость. Особенно в такие ответственные старты без него никуда. Спортсмен в такие моменты ломается по любым мелочам и так же настраивается благодаря какому-то правильному слову, поддержке. Да, и тренеры недостаточно с ними тесно работают. Если бы они каждую изучили досконально, знали бы каждую изюминку, все плюсы и минусы, как надо настраиваться одной и другой, этого бы не случилось.
В эстафете вся четвёрка должна быть собранной. В любом случае, в эстафетах мы обязаны взять медали, и неважно, какого достоинства. Если этого не будет, то грош нам цена. Тогда можно будет сказать, что мы аутсайдеры. Тогда наш биатлон уйдёт на позиции какого-нибудь фристайла.
Наши девчонки не хуже других. Украинская команда сейчас сильна, но наши рядом. Если уступают, то немного.

— А в чём-то и превосходят. Например, в скорости, но не настолько, чтобы можно было отыграть промахи.
— И в биатлонном протоколе не пишут скорость. Там стоят места. В свою бытность я не стреляла, но бежала. Это был мой козырь. И это не в одной гонке, а всегда. Если провалила стрельбу, должна была отыгрывать ходом. Сейчас важны оба компонента. Надо делать работу над ошибками. Я постоянно привожу в пример Бьорндалена. Он всегда что-то ищет. Да, сейчас ему уже сложно, молодёжь стучит по пяткам. Но, тем не менее, он не сдаётся. На протяжении 10 лет он был лидером. Непобедимым и неувядаемым. И хотя он всех обыгрывал и на стрельбе, и ходом, он постоянно находился в поиске. Отрабатывал каждую мелочь, исправлял ошибки.

Но никто на это не обращает внимания. Проще сказать, что у нас специалисты не такие, спортсмены неталантливые. Что остаётся? Соглашаться? Тренеры обязаны отчитаться и ответить на вопросы. Спортсмены тоже. Не должно звучать, что мы никому не обязаны… Обязаны. Народ жертвует ради этих побед, чтобы страна была первой и лучшей. А у нас спортсмены стали избалованные. Работать не хотят, ошибки исправлять не хотят. Из этого и складывается итоговый результат.

— Очень мало спортсменов разбираются в себе и в процессе подготовки, как Бьорндален. Как правило, что тренер сказал, то и сделали.
— Бьордален тоже не один работает. Полностью себя познать невозможно. Нужно стремиться, и нужны специалисты, которые бы подсказывали, над чем работать. Что, в СБР у господина Прохорова нет материальных средств, чтобы им помочь? Добавить специалистов в команду? Нужно пробовать одно-другое-пятое… К сожалению, люди, приближенные к команде, часто идут ну поводу у общепринятого мнения. Хотя мне кажется, что в душе те же Виктор Майгуров и Павел Ростовцев думают иначе, но соглашаются.

— Но вместе с тем прогресс у девушек есть. Функционально они выглядят не так плачевно, как в начале сезона.
— Если есть прогресс в ходе, нет провала в стрельбе, почему мы не можем выиграть? Значит, дело в психологии. Нужно помочь девчонкам. Помочь Оле Зайцевой вновь стать такой, какой она была. А то приходится слышать, что шестое место лучше, чем четвёртое. Если ты так говоришь, обоснуй… Я бы так не сказала. Четвёртое место на чемпионате мира – это здорово, шестое – тоже, но чуть похуже. Что-то у меня сегодня не получилось, ошиблась там-то и там-то. Зайцева, например, долго стреляет. Обратите внимание, как работает на рубеже Бергер.

— Бергер вообще этим славится.
— Она не славится, она работает над этим – над скорострельностью и изготовкой. Тот же Бьордален приходит, ложится, как вкопанный, как будто у него отметки на коврике, где локти должны стоять. А наши приходят, вошкаются-вошкаются… Так, не так. Надо работать над этим. Но зачем? И так живём в шоколаде. Зарплату платят, из заграниц не вылезаем. Экипировки сколько угодно. Не получилось, ничего не заберут. А проблемы все в себе, в биатлонной семье. Правильно Домрачева сказала, что у них семья: и тренеры, и спортсмены — все друг за друга. Они откровенны друг перед другом. Так и должно быть.

— Возвращаясь к эстафетам, в женской команде с составом вариант только один, а у ребят возможны манёвры. С кем у команды больше шансов выиграть медаль – с Гараничевым или Волковым?
— А трое остальных себе уже места забронировали?

— Шипулина, Малышко и Устюгова тренеры вряд ли заменят. Наши железные эстафетчики.
— А чем Устюгов железный? В индивидуальной гонке он этого не показал. До чемпионата мира он был надёжным, а сейчас… Почему бы не поставить и Гараничева, и Волкова? Почему молодёжи никогда не доверяют? На мой взгляд, на сегодняшний день Гараничев надёжнее. После вчерашнего старта я бы Устюгова не поставила. А до этого и Устюгов, и Гараничев шли на равных. Да, Устюгов олимпийский чемпион, и он должен быть стабильнее. Но ведь не было такого, чтобы он был на голову сильнее остальных в эстафете, чтобы вытягивал команду. Выступал, как все. Не подводил.

— А Гараничев в эстафетах заходил на штрафные круги. Тоже не сказать, что самый стабильный вариант.
— Нужно решать по спортивному принципу. Кто лучше готов сейчас, тот и должен бежать. Не знаю, как тренеры поступят. Например, в нашей эстафете на Олимпийских играх тренеры ошиблись. Не с составом, правда, а с расстановкой по этапам. Бежали Белова, Мельникова и я.
Меня поставили на второй, а Лену Мельникову – на третий, так как она очень хороший стрелок. Но она дрогнула, и всё — ни стрельбы, ни хода. Шли первыми, а финишировали третьими. Хорошо хоть так. А если бы нас поменяли местами, я бы, даже если настреляла, сумела отыграть. Но это уже в прошлом. А сейчас надо взвесить все за и против.

Тот же Малышко. Дали ему отдохнуть, и он должен хорошо выступить. Но ведь в предыдущей эстафете он подвёл. Поэтому надо побеседовать с каждым накануне. Спросить: "Ну как, ребята, вы завтра готовы бороться? Как самочувствие?" А этого не хватает, этой самой доверительности. Раньше ещё опирались на спортивный принцип – бегут лучшие. А сейчас – сегодня один лучше, завтра – другой. И насколько лучше? Два в десятке – понятно, а если один 30-й, другой 32-й… Но эстафета, повторюсь, особая дисциплина. Можно вчера быть 20-м, а потом вытянуть команду. И середнячки могут победить, а лидеры стать третьими. У норвежцев вчера паренёк до последнего рубежа был готов заменить Свендсена на лидирующей позиции. Но это не значит, что они завтра выиграют. Поэтому рук не опускаем, всё будет хорошо. Должны быть у нас ещё медальки.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 4
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Что вы думаете о победе Антона Бабикова в Эстерсунде?
Архив →