Анатолий Хованцев
Фото: Александр Вильф. РИА "Новости"
Текст: Мила Волкова

Хованцев: шансы были, но мы ими не воспользовались

Бывший старший тренер женской сборной Анатолий Хованцев оценил выступление российских биатлонистов на чемпионате мира в Нове-Место.
18 февраля 2013, понедельник. 20:30. Другие

— Анатолий Николаевич, на ваш взгляд, это провальный чемпионат или можно найти положительные моменты?
— Если говорить о мужчинах, то у них не всё получилось. Шипулин и Малышко были готовы и боролись за медали. Серебро и бронза – это очень хороший результат для Антона, да и для команды в целом. Малышко немного не хватило для завоевания наград. Не получились эстафеты. Не удалось взять медалей, но для этого состава такое выступление — хороший опыт. Задним числом можно говорить, что нужно было ставить Волкова, а Гараничеву дать всецело отойти от поражения на прошлом чемпионате мира. Конечно, это было бы разумнее. Но в целом команда держалась на уровне. Да, были не так быстры, как в начале сезона. Быть может, на скорости прохождения трассы отчасти сказались и непростые погодные условия Нове-Место. Но ребята показали результат – две медали. Могло быть и больше, если держать в уме эстафеты. И даже с тем учётом, что у немцев с двумя кругами штрафа бронза, а у нас только четвёртое место, состав на Олимпиаду у нас сильный.

Плохо выступили Мякяряйнен, Домрачева, Гёсснер. Но наши девушки не сумели ими воспользоваться, так как ошибались сами. Например, Хойниш сделала для себя невозможное. Отстрелялась хорошо, вот и медаль. А наши не смогли. Зайцева была недалеко, но это «недалеко» уже длится три года. Чтобы завоёвывать медали, Ольге самой нельзя ошибаться.

— А у девушек?
— У девушек, как я уже говорил в прошлом интервью, реальная возможность бороться за медали была только у Зайцевой. Постоянно говорилось о невезении, но ведь соперницы шансы давали. Плохо выступили Мякяряйнен, Домрачева, Гёсснер. Но наши девушки не сумели ими воспользоваться, так как ошибались сами. Например, Хойниш сделала для себя невозможное. Отстрелялась хорошо, вот и медаль. А наши не смогли. Зайцева была недалеко, но это «недалеко» уже длится три года. Чтобы завоёвывать медали, Ольге самой нельзя ошибаться. Или соперницы должны допускать на один-два промаха больше.

— По сути, к чистому невезению можно отнести лишь инцидент в гонке преследования.
— Да, там она не увидела норвежку. Они вместе входили в поворот, Ольга сделала шаг левой ногой и наехала на лыжу Флатланн, подкосив её. При прохождении поворота тело находится под наклоном, и этого было достаточно, чтобы свалить её на себя. Сама Флатланн никаких движений не делала, она обходила Ольгу на двух ногах. Но это спорт, сопряжённый с определённой степенью риска. Неизвестно, чем бы закончилась история без этого падения. Можно только предполагать, что была бы медаль.

— С чем связаны ошибки девушек? С психологией?
— Не думаю, когда стабильно ошибаются по разу – это недоработка. Вот три промаха на заключительном огневом рубеже у Гёсснер – это психология. У Кайсы то же самое, у Мартена Фуркада в масс-старте.

— То есть француза сгубило не пижонство?
— Я не думаю, что он пижонил. Его ускорения перед стрельбищем продиктованы не желанием прийти первым и как-то воздействовать на соперников. Никто же не реагировал на его манёвры. Просто на супервосстановлении стрелять очень тяжело. Вот он и разгонялся, чтобы поднять пульс и стрелять в обычном для себя режиме. В Нове-Место перед стрельбищем спуск и равнина, где идёт восстановление. Частота сокращений (ЧСС) уменьшается, а объём выброса крови сердцем увеличивается. В результате получается прыжковая пульсация, на которой очень тяжело стрелять. Если бы тот же Гараничев успел бы отстрелять в пределах 40 секунд, не было бы штрафных кругов. А когда пошли в ход дополнительные патроны, эта волна его могла начать колотить. Так, у его состояния могли быть две причины — функциональная и психологическая. Взять, к примеру, Владимира Драчёва, у него стрельба всегда получалась лучше, если он успевал уложиться в эти 40 секунд. Фуркад такой же. Просто функционально одарённые спортсмены быстрее восстанавливаются.

Подчуфарову пробовали на Кубке IBU, и ничего выдающегося она там не показала. Для Кубка мира она ещё слишком молода. Так что вводить её надо очень осторожно: пробовать в спринте и в эстафете, то есть в коротких гонках. Перегрузить или надломить психологически очень легко. В силу возраста юниоры могут соперничать со взрослыми только на коротких дистанциях.

— Тогда вернёмся к девушкам. У них какой-то прогресс на чемпионате был заметен?
— Честно говоря, я не увидел. Ход по-прежнему остаётся проблемой номер один, и каких-то положительных сдвигов не заметно. Казалось, что отрывы сократились? У меня, например, информация, что у финнов были проблемы с лыжами: два километра едут, потом встают. У нас такая же проблема была на Олимпиаде в Нагано. Там пошёл снег крупными хлопьями, а у команды не было лыж с правильной структурой. В результате шансов ни у кого ни на что не было, кроме Майгурова. Он пропускал индивидуальную гонку по болезни и успел поменять структуру. Вот и стал четвёртым. А те же Драчёв, Тарасов два километра прошли в лидерах, а затем стали сходить.

Плюс Кайса допустила немало ошибок в подготовке к чемпионату. После Антхольца она отправилась на чемпионат Финляндии по лыжным гонкам, чего делать не надо было. То есть после недели в горах спустилась вниз, а затем опять поднялась на высоту в Риднау. В результате её организм подвергся двойному удару. А когда лидер не уезжает, то создаётся впечатление, что и отрывы не такие большие. У Гёсснер, судя по всему, тоже были какие-то сложности с подготовкой к этому чемпионату мира. Она была не так быстра, как обычно. Значит, надо смотреть ход по отношению к чешкам, украинкам, чтобы получить достоверную картину. Пидгрушная как обходила наших, так и обходит ногами. Вот, кстати, украинки воспользовались всеми шансами, что дали соперницы.

— До Сочи остаётся год. Стоит ли что-то менять: систему, тренеров? Сейчас, например, обсуждаются 30-40 км классикой, которые девушки проходят в разгрузочный день.
— Я уже говорил, что надо вернуться к нашей системе подготовки. Восстановить бег с имитацией, который хорошо развивает скорость. Нужно пересмотреть построение всего микроцикла: загрузка спортсмена, восстановление. Если в разгрузочный день проходить 40 км, то этой самой разгрузки не будет получаться. Проанализировать, нужны ли вообще большие силовые объёмы, которые влияют на мышечные характеристики. Эта силовая работа нужна, но она должна проводиться дозированно, в определённые моменты, а потом просто поддерживать результат.

Плюс должна быть индивидуальная работа. Например, беговые характеристики у всех спортсменов разные, зависят от разных параметров, один из которых вес. Тот же Майгуров никогда не был беговым спортсменом, в отличие от Драчёва. И за одну и ту же тренировку они выполняли разный объём за одно и то же время. Тарасов, Муслимов, Кобелев пробегали порядка 21-24 км за час сорок, а Майгуров – 18. И что его надо было заставлять пробегать ещё три-четыре? Тогда у него нагрузка была бы выше. Во всём надо отталкиваться от индивидуальных особенностей спортсменов. Так же и в отношении упомянутых 30-40 км классикой. Может, кому-то нужно было идти всего 10 или 15.

Так надо работать над техникой. В Сочи крутые подъёмы, а затем такие же спуски, где надо суметь держать себя. Не тормозить, держать. Потому что после того, как пройден подъём на пределе, ноги будут дрожать.

— Как ещё можно исправить ситуацию? Ведь в женской команде, кроме этой четвёрки, больше никого и нет. Может, начать привлекать молодёжь, как это делают норвежцы и немцы? Дальмайер чуть было сенсацию не сотворила в эстафете.
— Так она её и сотворила. У немок в итоге не было медали, но на своём этапе она вытащила команду с восьмого на первое место. Что касается наших юниорок, то привлекать надо, раз такая ситуация в сборной и есть потенциал у спортсмена. У нас один из ярких примеров подключения юниоров – это Сергей Чепиков. Он был на голову сильнее остальной молодёжи и, будучи юниором, выступал на взрослых соревнованиях. С девушками сложнее. Ту же Подчуфарову пробовали на Кубке IBU, и ничего выдающегося она там не показала. Для Кубка мира она ещё слишком молода. Так что вводить её надо очень осторожно: пробовать в спринте и в эстафете, то есть в коротких гонках. Перегрузить или надломить психологически очень легко. В силу возраста юниоры могут соперничать со взрослыми только на коротких дистанциях. Главное, что из неё сейчас не начали выжимать все соки перед Олимпиадой и не пытались поднять скорость в межсезонье, иначе к началу стартов она упадёт.

Женской команде, конечно, не хватает скоростных спортсменок. К сожалению, выпала Ульяна Денисова, а ведь она ходом не слабее Слепцовой была. Неизвестно, чем закончится эта эпопея с самой Светой. То, что она показывает сейчас, не её уровень. Но она сама много глупостей наделала. Всё говорили, что мы мало тренируемся. Стали тренироваться много, и где результат? Конечно, ей непросто будет вернуться на вершину. У неё проблема технического характера – двухшажный коньковый ход. Начинали над этим работать, но она бросила. А это особенно важно в горах, когда идут крутые подъёмы. А в Сочи крутые подъёмы. Вспомните, как она складывается пополам, когда начинает уставать, и техника сразу вся ломается. Я ей об этом летом говорил. Времени ведь остаётся всё меньше и меньше.

— В женской команде за исключением Зайцевой у всех проблемы с техникой.
— Так надо работать над техникой. В Сочи крутые подъёмы, а затем такие же спуски, где надо суметь держать себя. Не тормозить, держать. Потому что после того, как пройден подъём на пределе, ноги будут дрожать.

— Вопрос, кто этим будет заниматься? За ребят в этом плане спокойно, поскольку Лопухов – лыжный тренер. А у девушек?
— Техникой должен заниматься отдельный специалист. Пихлер этого не умеет, у него своя программа… Приезжал к ним австриец на несколько дней, но этим надо заниматься капитально. Но тут тоже есть нюансы. По своему опыту могу сказать, что, когда начинаешь работать со спортсменом над техникой, он может просесть на один сезон. Потому что первоначально будет делать это на мышцах, а затем, когда поймает фазу расслабления, скорость резко возрастёт. Ведь изначально было выбрано правильное направление, когда с командой начал работать Кнут Торе Берланд, но этот проект закрыли. Если мы гонимся за лучшими тренерами, почему не пригласили тренера Нойнер? Она была на голову выше всех.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 10
26 апреля 2017, среда
25 апреля 2017, вторник
24 апреля 2017, понедельник
Партнерский контент
Загрузка...
Кто, на ваш взгляд, должен усилить тренерский штаб женской сборной России по биатлону?
Архив →