Ульяна Кайшева
Фото: РИА "Новости"
Текст: Александр Круглов

Кайшева: хотела бы проверить себя с сильнейшими

Ульяна Кайшева сравнила девушек и юниорок, рассказала о помощи отца, адаптации в горах и олимпийской мечте.
26 февраля 2013, вторник. 17:30. Другие
В нынешнем сезоне Ульяна Кайшева стала абсолютной чемпионской мира среди девушек и выиграла юниорский чемпионат Европы в спринте. По окончании соревновательной программы корреспондент "Чемпионат.com" позвонил одной из главных надежд российского биатлона и поинтересовался её дальнейшими планами.

— Ульяна, вы почувствовали разницу в уровне соперниц на юниорском уровне и на уровне девушек?
— В полной мере ощутить её не удалось, потому что самые сильные соперницы сюда не приехали.
Тренироваться здесь было очень тяжело. Мне повезло, что к соревнованиям я уже успела адаптироваться, потому что накануне я ужасно смотрелась на контрольных тренировках. Проигрывала ходом всем девчонкам, но, как и на чемпионате мира, пик формы пришёл вовремя. В гонке чувствовала себя гораздо легче, чем на тренировках.
Кто-то выступал на чемпионате мира и готовится к этапам Кубка мира, кто-то выступает здесь на взрослом уровне.

— Прежде всего вы имеете ввиду свою соперницу по юниорской Олимпиаде Франциску Пройсс. Не жалеете, что не удалось схлестнуться с ней в этом сезоне?
— Да. Я сюда ехала в надежде посоревноваться с ней, но, к сожалению, она заявилась в другую категорию.

— Что с вами произошло в гонке преследования?
— Был не тот настрой. Мне было очень интересно бежать в туман, и я даже удивилась, что попала четыре раза на первом огневом рубеже. Я очень плохо видела, и мне было сложно даже просто навести винтовку в район мишени. Я не поняла, как попала, но, наверное, была хорошая концентрация, которую я растеряла на следующих рубежах. Я не могла сосредоточить внимание.

— Почувствовали, что всё даётся легко и очередная победа близка?
— Возможно. В гонках преследования у меня часто такое случается. Если я стартую первой после спринта, это меня немного расслабляет и лишает концентрации. Когда я стартовала третьей в преследовании на юношеской Олимпиаде, у меня был такой азарт догнать, что я стремительно продвигалась вперёд.

— С такими трудностями сталкиваются многие спортсмены. Что вам в эти моменты говорят тренеры?
— Они не стали меня критиковать. Сказали, что это нормально, такое может случиться со всеми, и хорошо, что я сейчас через это прошла. Они разобрали все мои промахи и сошлись во мнении, что это только невнимательность.

— Чемпионат Европы проходит на серьёзной высоте. Насколько вы к ней приспособились?
— Тренироваться здесь было очень тяжело. Мне повезло, что к соревнованиям я уже успела адаптироваться, потому что накануне я ужасно смотрелась на контрольных тренировках.
Отец возит меня на соревнования, сопровождает меня, улаживает все вопросы. Можно сказать, что он мой менеджер. Я не думаю о том, как буду добираться туда или сюда. Он готовит дома лыжную трассу, чтобы я могла готовиться дома между сборами и соревнованиями.

Проигрывала ходом всем девчонкам, но, как и на чемпионате мира, пик формы пришёл вовремя. В гонке чувствовала себя гораздо легче, чем на тренировках.

— Известность пришла к вам в 17 лет после победы в Инсбруке. После этого пошли интервью, съёмки на телевидении. Вам не мешает медийность?
— Подготовке к соревнованиям не мешает. Я же не жертвую ради этого тренировками. Когда есть свободное время, могу согласиться, но если может помешать тренировкам или учёбе, откажусь.

— А голова от выданных вам авансов не кружится?
— Нет. Всё в порядке с моей головой. Я к этому легко отношусь.

— В своё время в спорт привёл ваш отец. Сейчас он участвует в вашей подготовке, помогает советами?
— Он возит меня на соревнования, сопровождает меня, улаживает все вопросы. Можно сказать, что он мой менеджер. Я не думаю о том, как буду добираться туда или сюда. Он готовит дома лыжную трассу, чтобы я могла готовиться дома между сборами и соревнованиями. Также хочу отметить работу моего первого тренера Алексея Фёдоровича Коротаева, который вместе с папой убедил меня в своё время не бросать спорт.

— Не хотите попробовать свои силы во взрослых соревнованиях, например, выступить на чемпионате России в Увате?
— Хотела бы попробовать, но не в этом сезоне. Его докатаю со своим возрастом, потому что я уже провела серьёзные соревнования в этом сезоне, и тренеры хотят меня поберечь.

— В межсезонье вы тренировались намного больше сверстниц?
— Нет. Я никогда этого не замечала. По времени и по объёму я делала то же, что и остальные.

— Вы смогли также уверенно пробежать эстафету с листа на чемпионате мира или Олимпиаде, как Лаура Дальмайер?
— Сложнее всего мне было бы сложнее психологически к этому подготовиться, тем более на эстафету. Если бы мы бежали какой-то индивидуальный вид программы, было бы проще, но думаю, что мой результат, оставил бы желать лучшего. Но было бы интересно сравнить себя с сильнейшими биатлонистками.

— С одной стороны, тренеры стремятся не форсировать вашу форму, с другой – олимпийская мечта наверняка живёт в вас. Реально ли попасть в команду уже в Сочи?
— Конечно, такая мечта есть, но будем обсуждать с тренерами, как готовиться. Пока ещё не известно, что ждёт нас в будущем году.

— Вы контактировали с тренерами сборной, в частности с Вольфгангом Пихлером?
— Нет. С Пихлером пока лично не знакома.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 8
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Что вы думаете о победе Антона Бабикова в Эстерсунде?
Архив →