Александр Ромашкин (слева)
Фото: Мила Волкова
Текст: Мила Волкова

Александр Ромашкин. До и после марафона.

О российских и зарубежных марафонах, личных рекордах и подготовке – из уст одного из участников Иерусалимского забега Александра Ромашкина.
3 марта 2013, воскресенье. 17:00. Другие

Иерусалимский марафон – это праздник спорта. Событие, которое по замыслу организаторов должно способствовать налаживанию добрососедских отношений между представителями разных стран мира. Познакомиться и лучше узнать друг друга участники могли на вечеринке pasta party перед забегом и, конечно, по его завершении. Для журналистов, пришедших на pasta party, объединённую с выставкой спортивных достижений и предваряющую сам старт, это также был чуть не единственный шанс отыскать представителей своей державы и узнать, чем живёт и дышит современный марафонец и какие ожидания связаны у них с Иерусалимом. Найти россиян в пёстрой массе, говорящей на разных языках, было непростой задачей, но корреспонденту «Чемпионат.com» удалось с ней справиться и побеседовать с Александром Ромашкиным обо всём, что касается марафонов и предстоящего забега.

Когда бежал «Дорогу жизни» в Питере, представлял, как там всё было в военные годы, как ездили грузовички, где была зона обстрела, где свободно… В Москве больше на людей смотрел. А здесь трасса настолько сложная, что, скорее всего, буду думать лишь о том, как бы просто добежать.

— Александр, расскажите, каким по счёту будет для вас этот марафон?
— Этот марафон будет для меня третьим. А непосредственно в Иерусалиме предстоит бежать первый раз.

— 42 км – дистанция внушительная, о чём думаете на протяжении этих часов?
— Бывает по-разному. Порой думаю, когда же это наконец закончится. А в основном о том, как бежать одни десять километров, как другие, чтобы дотянуть до финиша. То есть о раскладке по дистанции. Когда бежал «Дорогу жизни» в Питере, представлял, как там всё было в военные годы, как ездили грузовички, где была зона обстрела, где свободно… В Москве больше на людей смотрел. А здесь трасса настолько сложная, что, скорее всего, буду думать лишь о том, как бы просто добежать.

— То есть речь о рекордах не идёт?
— Как сказать… Хотелось бы улучшить своё личное время.

— А замахнуться на призовой фонд?
— Нет, до этого пока далеко.

— Основных соперников знаете, или для вас это больше преодоление себя?
— За соперниками не слежу. Поэтому второе – преодоление себя.

— Как давно у вас появилось это увлечение?
— Я бегаю уже 15 лет, хотя к марафонским дистанциям пришёл только два года назад.

— Каким образом появилась идея попробовать себя на столь серьёзной дистанции?
— Наверное, каждый, кто этим увлекается, рано или поздно задумывается о марафоне. Мечта жила во мне давно и постепенно вызревала. Но лишь пару лет назад я понял, что готов. Мой личный рекорд 3:35, хотелось бы в Иерусалиме пробежать чуть быстрее, но здесь очень сложная трасса.

Гнаться за кенийцами и эфиопами даже не пытался. Они очень сильные, сразу ушли куда-то вперёд. Как так вообще можно? Они с таким отрывом бежали, что… Я, когда прибежал, сразу «слег». Через некоторое время уже следующий из наших финишировавших подбежал, спросил, всё ли нормально. А они дух перевели, и как будто не было 42 км.

— Вы упомянули о марафоне «Дорога жизни», это зимний или летний старт?
— Зимний. Это совершенно особенный опыт. Мой личный рекорд как раз был установлен именно в Питере. Он был вторым по счёту.

— Вам кто-то помогает с подготовкой? Может, есть спонсоры?
— Нет, мы готовимся и приезжаем на турниры исключительно за свой счёт. Хотя у некоторых участников нашей команды есть спонсоры. Но, как правило, их интересуют более профессиональные спортсмены, которые побеждают и могут выгодно рекламировать их продукцию. Или есть особый старт – супермарафон через Сахару. Это 250 км. Туда очень дорого ехать за свои деньги, и все участники стараются найти спонсоров. Там их вложения окупаются. Я сам работаю в «Росатоме» и надеюсь, что они мне помогут принять участие в этом турнире.

— Каким по счёту может стать этот супермарафон?
— Пока не знаю, может, десятым.

— По какому принципу вы выбираете следующий турнир?
— О следующем турнире я начинаю думать практически сразу по окончании текущего. Например, после первого московского марафона уже через несколько дней начал подыскивать очередной. Хотя первый старт – это вообще ни с чем не сравнимые ощущения. Иерусалимский нашёл примерно через полгода и сразу понял – бегу! Зарегистрировался на сайте, и началась подготовка, одним из этапов которой стала «Дорога жизни». Этот забег проходил 27 января. Но мне, кажется, что Иерусалимский марафон я пробегу хуже…

Первая часть этого интервью была записана буквально накануне старта. А уже на следующий день Александр Ромашкин записал в свой актив ещё один марафон. Он, и вправду, пробежал его чуть медленней, но всего на четыре минуты. После чего мы продолжили разговор об Иерусалимском марафоне.

— Как первые ощущения по завершении забега? Всё получилось так, как вы и предполагали?
— Очень тяжело, я не ожидал такого. Мог бы пробежать его за 3:20 — 3:15, но после 30-го километра силы будто иссякли. И всё эти горки. Погода, напротив, не мешала, всё было отлично, воды достаточно. Я даже замёрз. Обычно водой себя поливаю, а сейчас чувствую, что немного подзамёрз. Подумал, что это удивительно, ведь на улице жарко.

— Можете подробнее рассказать про рельеф трассы?
— Трасса необычная. У нас таких нет. Тем не менее успел даже немного пофотографировать по ходу пейзажи, пока силы были. Правда, после 30-го километра вдруг «вырубило».

— Не пытались держаться в темпе лидеров?
— Нет, гнаться за кенийцами и эфиопами даже не пытался. Они очень сильные, сразу ушли куда-то вперёд. Как так вообще можно? Они с таким отрывом бежали, что… Я, когда прибежал, сразу «слег». Через некоторое время уже следующий из наших финишировавших подбежал, спросил, всё ли нормально. А они дух перевели, и как будто не было 42 км.

— Следующий марафон будет российским, или снова отправитесь за рубеж?
— Следующий этап – «Белые ночи», ещё питерский марафон. После такого этапа, как в Иерусалиме, на восстановление уйдет неделя. Через дня четыре уже первая пробежка будет, а дальше продолжу тренироваться в привычном режиме. То есть практически со следующего четверга.

— Вы сразу улетаете или планируете ещё остаться здесь на какое-то время, чтобы отдохнуть?
— На завтра у нас запланирована поездка на Мёртвое море. Об этом позаботилась организатор нашей поездки. Они занималась всеми этими делами, смогла договориться о машине, так что поедем отдыхать.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
30 мая 2017, вторник
29 мая 2017, понедельник
Партнерский контент
Загрузка...