Александр Пак (слева)
Текст: Александр Круглов
Фото: Александр Вильф, "РИА Новости"

Пак: хотим, чтобы регионы указывали нам путь

Во второй части интервью Александр Пак рассказал о взаимодействии СБР с регионами и программе поддержки детских школ.
4 марта 2013, понедельник. 19:00 Другие

Первая часть интервью — Пак: иностранцам интересна российская культура

— Во многих региональных федерациях существуют финансовые организационные и другие проблемы, которые вынуждают спортсменов искать лучшей жизни, в том числе за рубежом. Насколько СБР в состоянии повлиять на эту ситуацию и как он выстраивает свои взаимоотношения с региональными федерациями.
— В 2010 году после Олимпиады первым делом наша команда проанализировала ситуацию в отечественном биатлоне по всем уровням – от системы обеспечения спорта высших достижений до инфраструктуры в регионах и состояния детских спортшкол. И пришли к пониманию, что СБР и биатлон в России долгое время двигались параллельными путями. Возможно, благодаря опыту наших ветеранов Александра Ивановича Тихонова, Вадима Ивановича Мелихова, Дмитрия Яковлевича Алексашина удавалось сохранять общее направление, но принципиально СБР недостаточно отрабатывал свои главные цели – усиление инфраструктуры в стране, поддержка и развитие массового и детского спорта, и так далее.

Мы хотим, чтобы регионы указывали нам путь и давали идеи, а не мы из Москвы регулировали процесс. Ведь на местах тренерам и специалистам лучше виден путь развития.

В 2010 году на майском правлении СБР было принято решение обратить внимание на уставную часть деятельности нашей организации. Речь шла не только о программе поддержки, но и о наведении порядка в российском биатлоне. Мы долго совещались с регионами и полтора года назад ввели «Положение о переходах спортсменов». Я уверен, что оно не конечное, и в ближайшее время мы его дополним, так как появились новые пожелания из регионов. Регионы, вкладывающие деньги в подготовку спортсменов, не должны терять их без компенсации или без параллельного зачёта.

Также мы ввели единое положение о соревнованиях, квоты по регионам и тесты для участия в первенстве России, потому что участие в крупнейших всероссийских соревнованиях накладывает огромную ответственность. На них должны пробиваться действительно лучшие, а число людей на соревнованиях должно зависеть от уровня подготовки, а не от возможностей региона привести определённое число спортсменов. К примеру, в позапрошлом году вице-президент СБР Алексашин докладывал, что треть участников юношеского первенства России не умеют ездить на лыжероллерах. Но, чтобы выступать на высшем уровне для своего возраста, они должны уже обладать приличным мастерством. Также в этом году мы ввели дисциплинарный кодекс, регулирующий ответственность всех участников соревнований за совершённые ошибки.

Суть всех этих реформ в том, что мы хотим выстроить систему, при которой регионы сообщали бы СБР, в каком направлении нам вместе двигаться. Мы хотим, чтобы регионы указывали нам путь и давали идеи, а не мы из Москвы регулировали процесс. Ведь на местах тренерам и специалистам лучше виден путь развития.

— За прошедшие три года появились позитивные сдвиги в этом направлении?
— Сейчас все наши основополагающие документы от календаря соревнований до дисциплинарного кодекса рассылаются в регионы с просьбой дать комментарии. Если по первым документам четыре года назад нам вообще не присылали замечаний, то сейчас уже много людей участвует в обсуждениях. К примеру, на прошлом тренерском совете мы создали комиссии, ответственные за календарь, рейтинг, за выбор мест соревнований. Хочется привлечь к работе СБР как можно больше специалистов из регионов. Идея в том, чтобы биатлонные комплексы соревновались за право проведения крупных всероссийских соревнований, как это происходит в IBU. Чтобы для проведения Кубка России было недостаточно иметь стадион, стрельбище и какое-то полуказарменное общежитие. Нужно, чтобы принимающая сторона создавала наилучшие условия для спортсменов и тренеров, как в быту, так и в плане проведения соревнований.

— Чемпионат России ежегодно проходит в Тюменской области. Реально ли создать ротацию между несколькими регионами?
— Награды в индивидуальной гонке разыгрываются на «Ижевской винтовке», а терять турнир с более чем 50-летней историей мы не имеем права. К тому же в декабре в восточных регионах будет в это время очень холодно, а в западных не гарантирован снег. Что касается чемпионата России в основных дисциплинах, то никто за Тюменью и Уватом не закреплял проведение чемпионата России на 10 лет вперёд, так что возможна ротация. С другой стороны, и Тюмень, и Уват полностью устраивают спортсменов и тренеров, особенно с учётом введения в строй новых гостиниц в Увате и Тюмени. Ещё не стоит забывать, что чемпионат России проходит в конце марта, и снежный покров в месте проведения должен быть гарантирован, как в Увате и в Тюмене.

— По какому принципу СБР определяет, каким регионам и детским школам оказывать помощь?
— Когда мы принимали эту программу, было много споров, стоит ли большие денежные средства размазывать по всем школам? Может, стоило выделить ключевые точки развития детско-юношеского спорта и целенаправленно поддерживать их. Но, во-первых, невозможно понять, по какому принципу эти школы выбрать: по нынешнему состоянию дел или по потенциалу? К примеру, во многих регионах биатлон всегда был силён, но в 90-е годы обвалился в этом регионе, как и весь спорт. Это не значит, что мы должны забыть от таких регионах, как Пермский край, Вологодская, Челябинская, Мурманская и Ленинградская области. Поэтому помощь, по нашему мнению, должна выделяться в равных долях всем школам, зарегистрированным в СБР. На данный момент у нас зарегистрировано и подтверждено 118 школ. Помощь им расписана по годам с 2010 по 2014 год включительно, потому что всем помочь в один год невозможно. В первый год мы оказывали помощь совсем бедствующим школам.

— Насколько велика эта помощь?
— Мы не ставили задачу содержать или обеспечивать школу полностью, потому что это неподъёмная задача для СБР. Наша задача была всколыхнуть развитие биатлона в стране, в регионах, показать каждой школе, что их воспитанники интересны для СБР, показать, что мы обращаем внимание на каждую школу вне зависимости от сегодняшнего результата. К примеру, СДЮШОР № 1 в Златоусте воспитала двух олимпийских чемпионов, но сейчас находится в бедственном положении. Нам важно всколыхнуть этими мерами местные власти, местный бизнес и призвать их поддерживать спорт. Ведь в сравнении с командными видами спорта биатлон требует смехотворных сумм. Мы не рассчитываем на стопроцентный эффект, но некоторые результаты есть уже сейчас.

В том же Златоусте у нас родился хороший проект, совместно с мэрией города и руководством области, по строительству комплекса. Аналогичный проект есть в Глазове вместе с городской администрацией и правительством Республики Удмуртия. Есть проекты в Иркутске, Архангельске, Вологодской области и других регионах. Нужно понимать, что без развития массового биатлона результаты у нас будут падать и падать. Нам нужен мощный резерв.

— Как вы находите источники финансирования для столь масштабного проекта?
— Основной источник финансирования – личные пожертвования президента СБР. Часть денег на эту программу идёт от наших спонсоров, которые являются спонсорами не сборной России, а Союза биатлонистов России. Их рекламу можно увидеть на всех всероссийских соревнованиях. Помимо того что эти компании поддерживают СБР, они поддерживают и массовый биатлон в стране.

— Исторически сложившаяся система вознаграждения детских и юношеских тренеров предполагает премирование за сиюминутные результаты, а не работу на перспективу. Вы пытались как-то изменить эту практику в биатлоне и вообще возможно ли это?
— Это очень большая проблема. Мы её решаем на своём уровне, но без вмешательства государства, мы её окончательно не поборем. Когда мы в 2010 году начали анализировать нашу биатлонную систему с такими специалистами, как Маматов, Привалов, Куракин, Польховский, мы заметили, что у нас огромное количество детских соревнований и тренеру важно не подготовить спортсмена в будущие команды мастеров, а важно показать результат сегодня и получить к зарплате какой-то коэффициент или оправдать вложение бюджетных средств. Это порочная практика, существующая во всех видах спорта. До тех пор пока тренеры будут гнаться за сиюминутным результатом в детском и юношеском спорте, мы так и будем терять талантливые кадры. Как мы можем с этим бороться?

Во-первых, мы значительно сократили количество всероссийских юношеских соревнований. Во-вторых, мы увеличили число межрегиональных соревнований, чтобы дети не мотались из одной части страны в другую, а тратили как можно меньше сил и средств на перемещения. Кроме того, мы считаем, что юношеские тренеры сборной должны ездить по регионам и просматривать спортсменов, а не собирать их со всей страны, прерывая их тренировочный процесс и тратя кучу денег. По нашей системе премирования мы премируем всех личных и первых тренеров. Но в целом, чтобы решить эту проблему, необходимо вмешательство государства, большой труд и большой административный рычаг.

— Вы поддерживаете практику двойных зачётов?
— Однозначно судить нельзя. Могу выразить только свою точку зрения. Многим спортсменам действительно помогают оба региона. Почему же спортсмену, выиграв медаль чемпионата мира или Олимпиады, не получить преференции и там, и там? Эта практика не такая уже и порочная. Другое дело, если параллельный зачёт фиктивен. То есть спортсмен живёт и тренируется в одном регионе, а другой его никак не поддерживает, не помнит и не знает, а вспоминает только тогда, когда спортсмен приезжает с Олимпиады или с чемпионата мира. Вот эту практику надо искоренять, но в целом криминала в параллельном зачёте я не вижу.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 3
18 августа 2017, пятница
17 августа 2017, четверг
16 августа 2017, среда
15 августа 2017, вторник
Партнерский контент