Дарья Вдовина
Фото: Юлия Иванова
Текст: Юлия Иванова

Вдовина: вижу себя только в стрельбе

О приходе в стрельбу, первом тренере, выступлении в Оденсе, ближайших планах, главных целях и многом другом — в интервью Дарьи Вдовиной.
4 марта 2013, понедельник. 22:45. Другие
Маршрут Копенгаген – Москва на Airbus A319. Сборная России по стрельбе возвращается домой с континентального первенства. На высоте 10 000 м над землёй, немного отдохнув после выступления на чемпионате Европы в Оденсе, обладатель второго места в упражнении AIR 50 Дарья Вдовина, уютно устроившись в кресле, делится со мной фрагментами своей интересной и увлекательной жизни в стрельбе и за её пределами. Разговор получается длинным и прерывается лишь после настойчивого требования стюардесс пристегнуть ремни и приготовиться к посадке.

В ДЕТСТВЕ НЕ МОГЛА ИЗБАВИТЬСЯ ОТ "АСФАЛЬТОВОЙ БОЛЕЗНИ"

Дарья, расскажите, как получилось, что вы стали профессиональным спортсменом в стрельбе из винтовки.
— Мои родители занимались стрельбой, и папа после завершения спортивной карьеры стал тренером. У них даже вопросов не возникало, куда меня отдавать, папа сразу же взял меня под своё крыло. С этого всё и началось.


— Получается, что родители не оставили вам выбора?
— Папа с малых лет брал меня с собой на работу, а там, если появлялась возможность, обязательно давал сделать один-два выстрела. Потом решили, что я начну тренироваться, попробую себя, и пошло-поехало. Я втянулась и уже не смогла уйти.

— В какой момент вы решили, что будете заниматься стрельбой профессионально?
— Вначале я даже не задумывалась об этом, всё как-то по накатанной шло. Когда я ещё в школе училась, мама мне всегда говорила: "Учёба должна быть на первом месте, а ты со своими соревнованиями и сборами всё пропускаешь, ничего не успеваешь, успеваемость падает". Я очень старалась учиться. Мама считала, что если в учёбе что-то не получается, значит, нужно что-то в спорте ущемлять. Но когда я поняла, что мне стрельба нравится и я не хочу останавливаться на достигнутом, было никуда не деться. И мама, как только увидела и поняла, что это то, чем я действительно хочу заниматься, впредь стала гораздо спокойнее относиться ко всему происходящему.

— То есть вашим первым тренером был папа?
— Мой папа, Олег Георгиевич Вдовин, был, есть и остаётся первым и самым главным тренером. Сейчас у меня два тренера: личный – мой отец, и второй – Александр Петрович Поздеев.

— Кроме спортивной составляющей какие ещё задачи у вашего личного тренера?
— Папа мне много помогает в различных бумажных вопросах, а ещё в тех, которые сама не успеваю решить. То есть можно его ещё и агентом считать.

— В детстве мама не пыталась записать вас в музыкальную или художественную школу, например?
— Нет, меня хотели отдать в художественную или спортивную гимнастику. Тренер попытался поставить на мостик, не получилось — сказали: всё не гнётся, не будем водить (смеётся).

— Каким ребёнком вы были?
— Точно не кротким и послушным. Носилась с мальчишками, от "асфальтовой болезни" почти никогда не избавлялась. Так что в детстве со мной бывали проблемы.

— Почему выбрали винтовку, а не пистолет?
— И выбирать не пришлось. Мой папа – тренер по винтовке. И мама, и папа стреляли из винтовки. Даже не было такого момента, чтобы я попросилась попробовать пострелять из пистолета, а папа и не пытался предоставить такую возможность. Не могу сказать, что он не давал мне выбора, просто как-то само всё получилось.

— Какая у вас винтовка?
— Сейчас у меня FEINWERKBAU 700. Весит под пять с половиной килограммов.

— То есть почти предел?
— Да. Совсем под предел, мне так удобнее. Такой вес подобрала для себя (улыбается). Мы используем грузики для утяжеления оружия, находим нужный и удобный баланс. У каждого спортсмена своё восприятие устойчивости. Кто-то грузит больше вперёд, кто-то назад, кто-то предпочитает более лёгкое оружие. Всё зависит от стрелка.

Дарья Вдовина и Сергей Круглов заняли второе место в AIR 50

Дарья Вдовина и Сергей Круглов заняли второе место в AIR 50


ВИДИМО, У ДАТЧАН СВОЯ ТРАКТОВКА СКАЗОК АНДЕРСЕНА

— С какими эмоциями и настроением покинули Оденсе?
— С лёгкой досадой.

— Так всегда бывает, когда недовольны своим выступлением?
— Да, всегда досада и злость на себя. Иногда просто испытываю определённое недоумение, просто не понимаю, почему так получилось, в чём причина провала…

— Тренер сборной Евгений Крайнов говорил, что перед чемпионатом Европы вы серьёзно болели ангиной.
— Да. После чемпионата России в Ижевске заболели многие, не только я. Я проболела практически весь сбор.

— Болезнь могла послужить главной причиной вашего не самого лучшего выступления?
— Я так не думаю, потому что я полностью восстановилась и была в достаточно хорошей форме.

— Второе место в упражнении AIR 50 не смогло компенсировать горечь от того, что вы не прошли в финал в основном упражнении?
— Я воспринимала это упражнение как развлечение, игру. Может быть, участие в нём немного повысило настроение, потому что стрельба там непринуждённая, ни к чему не обязывающая.

— По какому принципу выбирали себе партнёра в этом упражнении?
— Просто договорились с Сергеем Кругловым, и всё. Подошла к нему и спросила: "Будем стрелять?" Он согласился, так и решили выступить вместе.

— Какие призовые получили?
— За первое место в AIR 50 давали три тысячи евро, за второе – две, третье – тысяча и за четвёртое вроде пятьсот евро, призовые от президента Европейской стрелковой конфедерации.

— Конкретные задачи на первенстве Старого Света собирались решать?
— Нужно было просто хорошо пострелять и хотя бы пройти в финал. Это был минимум, на который я была способна. Жаль, но что-то в этот раз не сложилось.

— А новые правила как-то повлияли на результат?
— Да, возможно. У нас в голове, учитывая многолетний опыт, заложено одно, но в этот раз всё поменяли, и, естественно, у нас восприятие до конца поменяться не успело. Не успели привыкнуть — возможно, это одна из причин такого результата. Одно дело стоять и стрелять просто в "десятку", а другое — старательно выцеливать, чтобы попадать как можно ближе к центру.

— То есть новые правила позволяют в финале точнее выбрать лучшего из лучших?
— Я думаю, что так и есть.

— На ваш взгляд, эти нововведения добавят стрельбе зрелищности?
— Я думаю, всё новое всегда привлекает внимание. Первое время всем будет интересно, даже элементарно разобраться в правилах будет занимательно. Через некоторое время все привыкнут и будет то же самое, что и сейчас.


— Получается, вы приверженец классики?
— В любом случае нужно стрелять хорошо, будь это классика или что-то новое. Правила с течением времени будут меняться, потому что и зрителям, и судьям, и организаторам в какой-то момент становится неинтересно и они пытаются добавить зрелищности нашему виду спорта различными новинками, а нам приходится к ним привыкать.

— Какие впечатления остались у вас после чемпионата Европы в Оденсе?
— Впечатления от чемпионата не очень: вечные проблемы с автобусом, свет в тире тоже не очень комфортный, мне было темновато. Плюс эти обязательные обеды. Возможно, для европейцев это обычная пища, но мне хотелось разнообразия, лучше было бы, если бы организаторы предложили шведский стол. Мне хотелось больше света, пространства, свежего воздуха. А вот сама страна очень понравилась. В Оденсе домики как из сказки, пряничные. Очень красиво, как раз в духе Европы.

— А памятники искусства и архитектуры, которых в Оденсе бесчисленное множество, не поставили русский менталитет в тупик?
— (Смеётся). Ну, скульптор вот так, видимо, понимал и видел. Многие памятники были сделаны по сказкам Андерсена — видимо, у датчан своя трактовка. Зачастую сложно было понять смысл и идею той или иной скульптуры.

— Это ведь первый опыт датчан в проведении соревнований такого масштаба. Первый блин обычно всегда комом?
— Я бы не стала списывать всё на отсутствие опыта. Датчане принимают участие в чемпионатах Европы, прекрасно знают, что и как организовывается. Спортсмены и тренеры всегда могут подсказать организаторам, что будет лучше для стрелков.

— Какая из стран, на ваш взгляд, проводит такие мероприятия лучше остальных?
— Мне нравится в Мюнхене. Там летом открытое стрельбище, пусть и старое, но в хорошем состоянии. Пневматика неплохая, финальные тиры отдельно, автобусы ходят регулярно, и ты уже знаешь, что если в расписании написано такое время, то автобус приедет точно в указанный срок.

НУЖНО НАЧАТЬ С ПОСТРОЙКИ ТИРОВ В РЕГИОНАХ

— Какие выводы сделали после прошедшего чемпионата? Будет ли проведена какая-нибудь работа над ошибками?
— Сейчас буду пробовать адаптироваться к новым правилам. Дома буду работать, пока не придумала, что нужно предпринять и что нужно делать. Всё поменяли, всё переделали, время убавили, тоже придётся адаптироваться. В общем, сплошная адаптация. Работать нужно над психологией, над выдержкой.

— Где собираетесь стрелять в ближайшее время?
— Вначале будет сбор, затем этап Кубка мира в Корее. После него чемпионат России в Краснодаре, потом сбор перед этапом Кубка мира в Америке, ну и выступление на самом этапе за океаном.

— Насколько стрельба является затратным видом спорта?
— Если рассматривать затраты по отношению к другим видам спорта — например, таким как теннис, где очень дорогие уроки с тренерами, разные ракетки, модные платьишки, — то, наверное, не такой затратный. Или фигурное катание, где костюмы шьются на одно выступление. А у нас один раз костюм сшили, и тебе его на четыре года хватит, а может, и дольше. Бывает, что костюмы служат и по десять лет. Хотя амуницию стрелка из винтовки дешёвой назвать язык не повернётся.

— Кто вас обеспечивает оружием и амуницией?
— Или Стрелковый союз, или национальная сборная.

— То есть за свой счёт вы ничего не покупаете?
— Проблем с обеспечением нет, но я, как и любой человек, иногда я покупаю что-то за свой счёт, потому что хочу, чтобы какая-то вещь была лично моей.

— Как вы считаете, что нужно делать государству, чтобы привлечь молодёжь в спорт?
— Наверное, нужно начать с постройки тиров в регионах.

— Каким бы видом спорта смогли заняться, если бы не было стрельбы?
— Даже не знаю, чем смогла бы заняться, если бы не стреляла. Вижу себя только в этом виде спорта.

— Следующий чемпионат Европы по стрельбе из пневматики пройдёт в Москве. Как считаете, России удастся справиться с организацией такого ответственного соревнования?
— Я думаю, что удастся, потому что в прошлый раз, когда Москва принимала у себя чемпионат Европы, достаточно хорошо удалось организовать этот турнир: и свет был хороший, и установки рабочие, судьи объективные, замечаниям не нашлось места. Я была ещё юниоркой и участвовала в первенстве Европы. Правда, я не знаю, как у иностранцев обстояли дела с автобусами и проживанием.

— Какую спортивную цель вы поставили перед собой?
— Справиться с собой. Это значит — научиться управлять своими эмоциями, внутренним состоянием. Когда я этому научусь, у меня будут хорошие результаты в спорте.

— А Олимпиада?
— Я считаю, какие бы соревнования ни были — чемпионат России, Европы, мира, Олимпиада, — если ты будешь относиться к каждому турниру просто как к очередному старту, добиваться результата, будет намного проще.

— С Универсиадой какие надежды связываете?
— Сначала нужно оказаться в команде. У нас пройдут отборочные соревнования, по итогам которых будет сформирована команда. Первый этап отбора – на чемпионате России в Краснодаре. Ну а дальше посмотрим.

— В каком университете учитесь?
— Воронежский институт физической культуры и спорта. По окончании буду тренером.

— В будущем вы, как и ваш отец, видите себя тренером?
— Может быть, сейчас сложно представить, что будет.

— Кумир детства или современности есть?
— Нет.

— А папа?
— Папа – он и есть папа (улыбается).

— Какой вы человек по характеру?
— Я сама, наверное, не смогу объективно оценить, какая я на самом деле. Всё зависит от ситуации: иногда весёлая, могу смеяться до колик в животе. Иногда грущу, иногда "прячусь в домик", чтобы меня никто не трогал, если что-то не нравится. Могу и взорваться.

— Какое качество цените в человеке?
— Честность.

— А что никогда не смогли бы простить?
— Ложь. Не терплю враньё.

Дарья Вдовина на огневом рубеже

Дарья Вдовина на огневом рубеже


У МЕНЯ ИНТЕРЕСНАЯ ЖИЗНЬ

— Если бы у вас была такая возможность, чтобы изменили бы в стрелковом спорте?
— Я бы разнообразила спорт различными упражнениями. Например, ввела бы то же самое AIR 50, мальчик с девочкой, чтобы члены команды чаще стреляли вместе.

— Есть у вас самая запоминающаяся победа?
— Ничего уж очень запоминающегося нет. Наверное, такая победа меня ждёт впереди.

— Как вы себя настраиваете перед выстрелом?
— Обдумываю предстоящие действия. Никаких лишних мыслей, пытаюсь успокоиться и абстрагироваться от обстановки. Чем спокойнее я буду, тем лучше.

— Сможете детально описать всё, что происходит, после того как судья даст команду "старт"?
— У каждого спортсмена своё восприятие, свои фишечки, о которых я бы не стала говорить.

— Когда вы стоите на исходной, ощущаете, что происходит в зале?
— Нет. Остаются только я и винтовка. Стоит хоть на секунду отвлечься, глаза сразу же разбегаются в разные стороны (смеётся).

— Как вы обычно приходите в себя после выступления, как возвращаетесь в реальность?
— Очень сильно хочу спать, чувствую ломоту во всём теле, особенно после особо ответственных соревнований и напряжённых финалов. Когда спадает напряжение, чувствую себя так же, как при болезни, наверное, поэтому очень хочется спать. Сон помогает прийти в себя и взбодриться.

— В команде с вами работает психолог?
— Мой психолог – папа, хотя у нас в сборной есть психолог. Также можно пообщаться с другими тренерами.

— Спортивные суеверия, приметы имеются?
— Стараюсь не заморачиваться насчёт этого. Так сделай, так не делай — а если потом что-нибудь случится? Можно ведь и с ума сойти.

— Ещё не пришло осознание того, что хочется создать семью, завести детей?
— Сейчас семейный статус – "холост" (смеётся). В будущем, конечно, планирую. Но создание семьи зависит не только от меня, поэтому ничего конкретного пока сказать не могу.

— У стрелков все мероприятия проходят тихо и сосредоточенно или весёлые истории тоже бывают?
— Бывают, конечно, иногда есть повод и посмеяться. Так сразу только не припомню таких историй.


— Наблюдая за вами, сложилось впечатление, что вы всегда сосредоточены, находитесь в себе, подальше от всех. Возможно, это особенность стрелков?
— Видите, у вас такое ощущение сложилось. Но действительно такое есть у стрелков, особенно перед стартом: каждый старается замкнуться в себе и остаться наедине со своими мыслями. Так что, наверное, так и есть.

— Читать любите?
— Очень люблю, только сейчас времени посидеть с книгой практически не остаётся. Читаю журналы, газеты, реже книги.

— Те навыки и умения, которые воспитал в вас спорт, каким-нибудь образом пригождаются в быту?
— Конечно. Бывают ситуации, когда нельзя показывать то, что творится у тебя внутри, лучше скрыть свои эмоции. За счёт стрельбы я научилась справлять с собой, выработалась усидчивость, значительно повысился самоконтроль.

— Нравится кочевая жизнь?
— Да. Иногда бывает состояние, когда устаёшь, всё надоело, хочется домой. А дома пробудешь две недели, и уже хочется уехать, бежать, только бы не сидеть на одном месте. Элементарно нужно, чтобы пейзаж за окном менялся.

— С женской точки зрения сложно ли профессиональному спортсмену создать семью, домашний уют?
— Если партнёр понимающий, то не сложно, всё будет хорошо. И совершенно не имеет значения, кто твой избранник: спортсмен или нет. Самое главное, чтобы было понимание. Без общности совсем ничего хорошего не получится.

— У стрельбы нет возраста. Как считаете, что может спортсмена заставить уйти?
— Может прийти такой момент, когда всё надоело, а спорт не радует. Кроме того, у профессиональных стрелков достаточно серьёзные проблемы со здоровьем: со спиной, позвоночником, у кого-то с руками. Иногда заканчивают выступление по состоянию здоровья.

— Оно того стоит?
— Я считаю, что стоит. У меня достаточно интересная жизнь.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 2
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
Кто победит в матче за титул чемпиона мира по шахматам?
Магнус Карлсен
992 (31%)
Сергей Карякин
1651 (51%)
Всё равно. Я вообще не понимаю ажиотажа вокруг шахмат
584 (18%)
Проголосовало: 3227
Архив →