Евгений Устюгов
Фото: Александр Вильф, "РИА Новости"
Текст: Александр Круглов

Устюгов: соскучился по российскому телевидению

Евгений Устюгов рассказал о сочинской трассе, подготовительном сборе, поездке домой в Красноярск и наступлении юниоров.
8 марта 2013, пятница. 21:00. Другие
Корреспондент "Чемпионат.com" в выходной день на этапе Кубка мира в Сочи побеседовал с самым титулованным биатлонистом мужской сборной, олимпийским чемпионом Ванкувера Евгением Устюговым.

— Евгений, как оцените дебют на сочинском стадионе? Что бы вы поменяли на этой трассе?
— Поменять здесь уже ничего нельзя. Трасса такая, какая есть, и такой останется. Когда мы были на сборе и ускорялись, понимали, что здесь очень тяжёлые подъемы, которые могут сыграть злую шутку. Я старался сдерживать себя, чтобы не нахвататься на первом круге. К тому же в индивидуальной гонке, в отличие от спринта, принято настраиваться на стрельбу. Сейчас пошёл новый биатлон, в котором "двадцатку" бегут, как спринтерскую гонку, с первого круга. Я к такому пока не готов. Это не боязнь, но сказывается высокогорье. Здесь одно неловкое движение — и можно не дойти дистанцию. Где-то были небольшие недочёты, где-то мои ошибки. Кроме того, здесь своеобразное стрельбище, очень мало ветра, поэтому многие стреляют идеально. Если какие-то ошибки и происходят, то по вине самого спортсмена. Ветер здесь пока не может помешать. Я не доволен ни стрельбой, где допустил две ошибки, ни ходом в этой гонке.

— Два промаха на фоне других россиян – не самый плохой результат.
— Понятно, что если поднимать все мои гонки с четырьмя рубежами, то два штрафа для меня – это ещё хорошо. В индивидуальной гонке так стрелять нельзя, нужно стрелять на ноль. В спринте я уже знаю, как нужно будет бежать тактически, потому что располагаю уже информацией, как мой организм ведёт себя здесь.

— За эти две недели у вас было свободное время? Как его проводили?
— У нас был сбор, поэтому в 7:30 мы уже были на зарядке. Затем была первая тренировка, вечером вторая тренировка. Как правило, после второй тренировки у нас был тренаж. А после ужина вечером мы были свободны. Не буду скрывать, что за долгое время в Европе мы соскучились по родному телевидению, поэтому чаще всего вечером включали телевизор и смотрели его. Приятно снова услышать речь на русском языке, посмотреть наши развлекательные программы.

— После чемпионата мира вас отпустили домой. Насколько эта поездка была важна в психологическом плане?
— У нас у всех есть семьи: жёны, подруги, дети. Долгое время находиться в разлуке тяжело. Но в то же время я понимаю, что из-за нахождения дома страдает подготовка. Это не наша оплошность, а следствие нашего проживания в Сибири. У меня в Красноярске всё время было за 30, я не мог выйти на тренировку и делать свою работу. Я хотел тренироваться, но все три дня был сильный мороз, и сделать это я не мог. Зато из дома мы приехали немного отдохнувшими. Все увидели свои семьи и родные стены. Даже два дня пребывания дома после четырёх месяцев соревнований, ажиотажа и страстей способны вернуть к жизни, дать свежий глоток воздуха.

— А не возникло ощущения, что сезон, по сути, закончен и оставшиеся старты можно бежать по инерции?
— В любом случае такого нет. Мы перебороли желание расслабиться после чемпионата мира. Мы с первого дня сбора здесь полноценно тренируемся. Даже туман не мешал нашей работе. Нет мыслей, что завтра мы пробежим и отдохнём. У нас впереди ещё чемпионат России, кто-то поедет на Гонку чемпионов. На Камчатке пройдёт мемориал Фатьянова, так что отдыхать пока рано.

— В Хольменколлене отлично проявила себя молодёжь, особенно Александр Логинов. Вы не жалеете, что уступили им там место и взрастили конкурентов в борьбе за место в команде на следующий сезон?
— Я к этому отношусь совершенно спокойно. Если человек сильнее меня и он доказывает это на соревнованиях, а у меня не хватает сил с ним бороться, то я буду тренироваться, чтобы не уступить ему, либо придётся пропустить его вперёд. Третьего тут не дано. Наоборот, хорошо, что мы раскрыли таланты, не стали тянуть. Теперь мы знаем, насколько сильны эти парни и устойчивы психологически. Это очень важно. В России можно выигрывать всё, а на Кубке мира не добраться до 40-го или 50-го места. Это очень распространённое явление. А парни были не обременены грузом ответственности и, не дрогнув перед звёздами биатлона, показали отличный результат. Дай бог и дальше им расти и прогрессировать.

— А вы, будучи чемпионом мира среди юниоров, могли с листа выйти на старт в элитной гонке?
— В то время я тоже думал, что я сильнее всех, но спустя год-два начинаешь иначе понимать и оценивать свои силы. Потом две гонки – это не все кубковые этапы. Юниором можно бежать пару гонок, даже пару этапов, но весь сезон, состоящий из девяти этапов Кубка мира, – это совсем другое. Я очень долго не мог привыкнуть бежать всю программу, и до сих пор последний этап в Ханты-Мансийске даётся мне тяжеловато. Последний этап в Ханты-Мансийске я выдержать пока не могу.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 4
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Что вы думаете о победе Антона Бабикова в Эстерсунде?
Архив →