Эмин Гарибов стал чемпионом Европы
Фото: Алексей Филиппов, РИА "Новости"
Текст: Мила Волкова

Гарибов: результат был ожидаем

О выступлении в родных стенах, втором золоте на перекладине и дальнейших планах – в интервью с двукратным чемпионом Европы Эмином Гарибовым.
21 апреля 2013, воскресенье. 18:52. Другие
Эмин Гарибов выиграл золото на перекладине — заключительном снаряде в соревновательной программе чемпионата Европы по спортивной гимнастике. После церемонии награждения теперь уже двукратный чемпион Европы поделился радостью успеха и рассказал, где было сложнее завоевать медаль: сегодня в Москве или в прошлом году Монпелье.

— Эмин, поделитесь впечатлениями от турнира. Вы вновь стали чемпионом Европы, что это для вас значит?
— Соревнования закончились. Я очень доволен. Скажу честно, этот результат был ожидаем. Я к этому шёл и сделал свою работу довольно неплохо
Пока сегодня не схватился руками за перекладину, не думал о том, что сейчас надо делать, кто и как ошибся, кто упал передо мной. Я видел краем глаза их ошибки. Повторилась история Монпелье, когда передо мной двое спортсменов улетело. Ничего, думаю, это хороший знак.

— У вас самая сложная программа на этом снаряде. Насколько уверенно вы себя в ней чувствуете и насколько успели наработать стабильность?
— Не могу назвать это суперстабильностью, но эта комбинация уже хорошо обкатана. Хотя это не предел, к чемпионату мира будем стараться повысить сложность, потому что для борьбы на мировом уровне её, думаю, будет недостаточно.

— Перед вами упали несколько спортсменов. Это наложило какой-то отпечаток?
— Честно говоря, перед соревнованиями я лишний раз стараюсь не думать о соперниках и не вспоминать комбинацию. Пока сегодня не схватился руками за перекладину, не думал о том, что сейчас надо делать, кто и как ошибся, кто упал передо мной. Я видел краем глаза их ошибки. Повторилась история Монпелье, когда передо мной двое спортсменов улетели. Ничего, думаю, это хороший знак (смеётся).

— Что скажете о качестве самого снаряда?
— В квалификации перекладина была очень скользкой, не обмазывалась магнезией, а сегодня на удивление держалось хорошо, но слышался какой-то треск во время упражнений. Как будто гриф скрипел, обычно такого не бывает.

— Присутствие Хамбюхена оказывало на вас давление?
— Нет. Этот чемпионат Европы был важным, но не основным стартом для многих. Самое начало сезона, и некоторые просто пробовали новые программы. Вообще, я стараюсь ни о ком не думать. Только я и моя перекладина, а оценки смотрю уже потом.

— Но обойти Хамбюхена приятно было?
— Конечно, это приятно. Я думаю, что у него не пошло что-то по технике. Потому что в плане психологии он очень стрессоустойчивый спортсмен. У него железные нервы.
Сейчас такая гимнастика – не два перелёта и соскок, а настоящее цирковое искусство на перекладине. На такой экстрим, как он, я точно не пойду, буду придумывать что-то своё. У каждого спортсмена есть свои фирменные элементы. У него хорошо идут перелёты Ковача, у меня лучше связки.

— Если сравнить прошлогоднее золото Монпелье и это, какая медаль далась тяжелее?
— Мне кажется, здесь было сложнее. Хотя тот чемпионат был первым, плюс командные выступления. Но сюда пришло столько зрителей, моих знакомых, друзей, что нужно было не оплошать. Поэтому было немного тяжелее собраться. Когда много ждут от тебя, иногда не получается оправдать это ожидание.

— Насколько ваша программа конкурентоспособна по сравнению с голландцами, китайцами и американцами?
— В достаточной степени. Место не назову, но я ощущаю себя с ними в одной компании. Конечно, придётся доработать сложность упражнений, тогда можно уже будет подняться на ступеньку повыше.

— Какие элементы планируете добавлять?
— Это могут быть не только элементы, но и связки. Комбинации меняются по ходу исполнения упражнений. Я мог выйти и, если бы у меня что-то не пошло, заменить другим наработанным элементом.

— В прошлом году вы выступали в многоборье. Почему не стали пробовать в этом?
— Это решение совместное и моё, и тренерского совета. Мы не готовили все снаряды к этому турниру.

— А в дальнейшем планируете к нему возвращаться?
— Да. Но для этого мне нужно до конца восстановиться. Пока остаются некоторые проблемы с ногой. Когда они будут решены, смогу опять исполнять прыжки в вольных упражнениях. А именно их не хватает в моей программе многоборья.

— Чего не хватило, чтобы выйти в финал на брусьях?
— Думаю, дело в том, что комбинация ещё не до конца стабильна.

— В квалификации вы ко всему прочему успели повредить руку…
— Да, большой палец. В таких случаях я стараюсь выступать через боль, не замораживая сильно его. Иначе не смогу нормально чувствовать хват, из-за чего можно улететь куда-нибудь.

— За счёт чего планируете обыгрывать Эпке Зондерланда?
— Сейчас такая гимнастика – не два перелёта и соскок, а настоящее цирковое искусство на перекладине. На такой экстрим, как он, я точно не пойду, буду придумывать что-то своё. У каждого спортсмена есть свои фирменные элементы. У него хорошо идут перелёты Ковача, у меня лучше связки. Не цирковые элементы, но несколько элементов, связанных в одно, дают неплохую прибавку. Не переживайте, найду чем добрать базу.

— Если говорить о возвращении в многоборье, может, заодно и какой-то ещё финальный снаряд добавите?
— Возможно, это будет конь. Но там тоже надо ещё хорошо поработать, чтобы попадать в финал. В квалификации у меня немного не получилось. Хотя подготовлен был хорошо. Думаю, чуть-чуть с нервами не справился. На коне тяжелее всего соревноваться с собой. К тому же на этом снаряде вся Европы вышла на такой высокий уровень, что бороться стало очень тяжело.

— То есть по внутренним ощущениям полёты всё же ближе?
— Да. Полёты я люблю.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
10 декабря 2016, суббота
Верите ли вы, что 12 российских призёров Сочи-2014 употребляли допинг?
Архив →