Денис Тихомиров
Фото: Александр Натрускин, РИА "Новости"
Текст: Мила Волкова

Тихомиров: будем работать над финальными заездами

О первом сборе, сочинском снеге, технике и психологии – в интервью с главным тренером сборной России по сноуборду Денисом Тихомировым.
18 мая 2013, суббота. 17:30. Другие
— Денис, расскажите, открыла ли сборная подготовительный сезон, или ещё находится на каникулах?
— С 14 мая у команд началась централизованная подготовка после месяца отдыха. Сейчас у нас во Франции проходит первый сбор по общефизической подготовке.

— Все спортсмены присутствуют там?
— Все. Исключение только Екатерина Тудегешева, для которой по ОФП разработана индивидуальная программа подготовки. Она присоединится к команде на следующем сборе.

— После тестовых этапов в Сочи вы говорили о том, что собираетесь опробовать несколько вариантов на случай, если поработать там не удастся…
— К сожалению, те варианты ледников в Сочи, которые удалось найти, неудобно расположены. Поэтому нецелесообразно тратить порядка полутора часов до снежника. Если говорить именно о качестве и консистенции снега, то, скорее всего, придётся искать что-то подобное в
Но это один из тех регионов, где сноуборд должен развиваться в первую очередь. Сейчас там он развит очень слабо: нет школ, нет финансирования. Но именно на Камчатке можно было бы готовиться круглогодично. Там можно культивировать любые виды, в будущем это была бы одна из основных баз, которая бы поставляла в сборную сильнейших спортсменов.
Европе.

— Многие отмечали, что в Ванкувере похожие условия.
— В Ванкувере погода очень похожа на сочинскую: там рядом океан, у нас – море. И в Ванкувере Олимпиада проходила в очень тёплых погодных условиях: в дни соревнований в основном шёл дождь, поэтому снег был похожий. А в плане тренировок снега ни летом, ни осенью там просто не бывает. Поэтому Ванкувер в наши тренировочные планы не входил.

— На какие дисциплины вы в первую очередь рассчитываете в перспективе Сочи? С учётом новых видов, не во всех ведь, возможно, даже удастся завоевать лицензии.
— В первую очередь мы будем бороться за самые высокие места в параллельном (PSL) и параллельном гигантском слаломе (PGSL) и мужском борд-кроссе. С ними связаны наши основные надежды. Кроме того, планируем принять участие в мужском хаф-пайпе и слоуп-стайле. В этих видах рассчитываем на достойное выступление: хотя бы исполнить программы мирового уровня. Нам пока не хватает опыта. Мы ещё молодая страна в этом отношении, но вполне конкурентоспособная. Главное — хорошо провести подготовительную работу сейчас и как можно качественнее подойти к месту выбора сборов, чтобы не было накладок с погодой.

— В нашей стране вообще есть условия для развития не только поворотных дисциплин, но и тех же хаф-пайпа и слоуп-стайла?
— Поворотные требуют гораздо меньше затрат, чем хаф-пайп и слоуп-стайл. Слоуп-стайл – это сноубордическая дисциплина со множеством трамплинов. Если говорить об объектах уровня чемпионата мира и Олимпийских игр, то для этого требуются огромные снежные запасы. Таких трамплинов, как в Стоунхэме, например, я ещё не видел нигде. Возможно, у нас какой-то курорт отдаст отдельный склон под слоуп-стайл. Но пока таких нет, хотя это всё же решаемо. В хаф-пайпе сложнее. У нас есть база, где можно построить нормальный пайп, это комплекс "Чекерил" в Ижевске. Но там можно тренироваться только с января по март, то есть в тот период, когда все наши спортсмены участвуют в международных соревнованиях. Эта накладка не даёт сделать большие объёмы в России и отточить технику. Даже молодёжи приходится искать места, где можно работать и летом. А таких у нас в настоящий момент нет.

Есть снежники на Камчатке, в Адыгее, Краснодарском крае. Сейчас мы впервые попробуем провести тренировки на Камчатке. В июне там на сборе будут работать ребята из сноуборд-кросса. Посмотрим, как пройдёт. Я сам планирую туда съездить, встать на доску, посмотреть условия. Кажется, что Камчатка – это далеко и дорого. Но это один из тех регионов, где сноуборд должен развиваться в первую очередь. Сейчас там он развит очень слабо: нет школ, нет финансирования. Но именно на Камчатке можно было бы готовиться круглогодично. Там можно культивировать любые виды, в будущем это была бы одна из основных баз, которые бы поставляли в сборную сильнейших спортсменов.

— И не только готовиться, но и проводить соревнования. Зарубежные спортсмены охотно приезжают на Камчатку на коммерческие соревнования по биатлону. Чем сноуборд хуже?
— К сожалению, сноуборд у нас не так серьёзно воспринимается. Я слышал о турнире на призы Фатьянова по биатлону, но эта инициатива должна исходить от руководства Камчатского края. Поскольку без их поддержки, без содействия таких спортивных организаций, как Минспорта, и спонсоров будет очень сложно там что-то провести.

— В Сочи будет очень сложный снег. А в таких дисциплинах, как борд-кросс, особенно важна скорость, попадание в структуры, мази. Есть у вас научные группы, которые этим занимаются, и как идёт работа?
— Такие группы у нас есть. Есть те, кто занимается обкаткой различных структур, рисунков, есть необходимое оборудование. Но это нужно делать активнее. В этом сезоне работа уже велась, но пока результатов нет. В дальнейшем я буду более требователен к этим людям, буду следить за сервисменами, которые работают и со спортсменами, и с научными группами. Моя задача — объединить их работу. Это сложно сделать, потому что снег в том сезоне был подготовлен только в середине января, а работа началась в феврале. У нас было очень мало времени, чтобы протестировать всё, что надо. Но мы уже выбрали несколько структур и те доски, которые должны быть в Сочи.

В Сочи снег очень специфический. Та снежная подушка, которая будет там сделана, предполагает, что доска будет уходить глубоко. Это огромный минус. У меня было предложение проложить холодильные трубы, а сверху покрыть их мокрым тяжёлым снегом. То есть использовать систему катка.
Стас возрастной спортсмен, у него было много микротравм. Но его выступления обнадёживают. Он самый уравновешенный с точки зрения психологии в перспективе сочинской Олимпиады. Его заводит, когда много зрителей, есть поддержка трибун. И если он попадает на Олимпиаду, а сейчас он входит в квалификационную тройку, то будет бороться. Для него будет существовать только одно первое место.
Но сказали, в мировой практике такого не было. А между тем, хорошие ледяные трассы важны не только для нас, но и для фристайла и горных лыж.

— Отдельно хотелось бы спросить о некоторых психологических моментах подготовки. Например, перед чемпионатом мира Андрей Соболев и Алёна Заварзина отлично выступили на североамериканском Кубке, а на главном старте за медали побороться не смогли.
— Тут надо говорить по каждому отдельно. У Соболева действительно было неудачное выступление, чего не могу сказать о Заварзиной. Алёна была в очень хорошей форме, помешали некоторые технические недоработки. Она выигрывала квалификацию и в слаломе, и в гиганте, проблемы возникали потом. А с настроем всё было в порядке. Наши умеют собираться на главные старты. И в целом команда выступила достойно. Мы вывели ребят на пик к чемпионату мира. Многие были в шестёрке, быстро проходили квалификации. Главная задача сейчас – поработать над финальными заездами. И в этой борьбе обрести большую уверенность и использовать больше разных спортивных элементов для поворота в плохих условиях. Не допускать даже микроошибок.

Также хочу сказать о плохой организации стартов в том сезоне. Было много отмен, переносов. Только Московской рампе можно дать высшую категорию. Остальные этапы близко не стояли. Стоунхэм мог бы сложиться более удачно. Но подвели организаторы: нельзя все дисциплины мешать на одних и тех же склонах. До параллельных видов там проходил слоуп-стайл. Тонны снега лежали на трассе PGS, потом его сравняли. Но снег всё равно оказался мягким, некачественным, а должен быть чистый лёд, как любят российские спортсмены. То есть совершенно не те условия, на которые мы рассчитывали. Всё было против нас. Но команда всё равно справилась.

— Чего не хватает серебряному призёру Олимпиады Екатерине Илюхиной? После Ванкувера все ждут от неё большего.
— После Ванкувера было повышенное внимание, участие в шоу. А я всегда говорил, что ничего хорошего это не даёт, хотя понимаю, что нужно как-то общаться. И, хотя на тренировочном процессе это не сильно отражалось, она ничего не пропускала, косвенно это ей мешало. Плюс внутренняя удовлетворённость. Сейчас она поняла, что если хочет расти, нужно больше рисковать. Летом мы часто тренируемся в Швейцарии на сложных ледниках, а чем сложнее трасса, тем для Кати лучше. Этого не было. Постепенно она выбирается из этого состояния. Выходит на квалификационный результат – четвёртая в рейтинге по гиганту, но позиции шаткие – там очень высокая конкуренция. Но ей это нравится, заводит. Сейчас ей нужно раскатиться, сделать объёмы на горе летом, войти в хорошее функциональное состояние. Тогда она прибавит и будет бороться за призы на Олимпиаде. Пока она наша тёмная лошадка.

— Что скажете по поводу Стаса Деткова? До московского этапа от него мало кто ждал результатов…
— Стас возрастной спортсмен, у него было много микротравм. Но его выступления обнадёживают. Он самый уравновешенный с точки зрения психологии в перспективе сочинской Олимпиады. Его заводит, когда много зрителей, есть поддержка трибун. И если он попадает на Олимпиаду, а сейчас он входит в квалификационную тройку, то будет бороться. Для него будет существовать только одно, первое место. Сейчас главное не переусердствовать: выполнить стандартную работу по ОФП и спецподготовке. И дальше подойти в хорошем тонусе и с хорошим настроем. Он очень ждёт Олимпиаду, очень хочет туда поехать. На мой взгляд, он там будет показывать самый красивый сноуборд. Если выйдет на старт, будет работать для зрителей, для сына, для России.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
Что вы думаете о победе Антона Бабикова в Эстерсунде?
Архив →