Стефано Чериони – о рапирных командах
Фото: AFP
Текст: Мила Волкова

Чериони: от однообразия спортсмены засыпают

О знакомстве с командой и Россией, спортивном прошлом, а также эмоциях и театральности в бою — во второй части интервью со Стефано Чериони.
10 июня 2013, понедельник. 14:00. Другие
Первая часть интервью

В продолжении беседы с генеральным менеджером национальной сборной по рапире Стефано Чериони были подняты темы особенностей тренировочного процесса, налаживания контакта со спортсменами и тренерами, а также впечатлений, которые произвели на него две российские столицы – Москва и Санкт-Петербург.

— Стефано, после Лондона приходилось слышать от некоторых спортсменов, что Олимпиада – это для молодых. Когда ты свободен, не чувствуешь давления ответственности, всё получается легче и лучше. Что вы думаете на этот счёт?
— Я могу согласиться с тем, что когда спортсмен молод и ему нечего терять, это может ему помочь. Но я видел многих зрелых спортсменов, которые побеждали на Играх. Им было по 28-30 лет. Правильная концентрация, настрой, должная физическая форма.
Необходимо играть, создавать различные ситуации, особенно в те моменты, когда спортсмены устали, чтобы они смогли лучше выложиться. Мы стараемся избегать повторений одного и того же как в подготовке к занятиям, так и на самих уроках. На уроках работа идёт над разными аспектами и в разных ключах. Постоянное повторение одного и того же приводит к тому, что спортсмены засыпают, перестают думать.
Тут имеет значение не столько возраст, сколько психологические и физические кондиции. И в фехтовании множество таких примеров. Возможно, в других видах спорта, где счёт идёт на секунды, может сказаться даже двухлетняя разница в возрасте, а в фехтовании, если нет проблем с физическим состоянием, опыт и зрелость – это не недостаток, а, напротив, дополнительный козырь.

Пожалуйста, яркий пример в рапире – Валентина Веццали (улыбается). И не только она. Возьмите ди Франчиску (на Олимпийских играх в Лондоне ей было 29 лет. – Прим. ред.) – последние три года она показывает прекрасные результаты. Таких примеров множество. Бывает, что на каких-то соревнованиях начинает доминировать молодёжь, а на других лучше выступают более зрелые спортсмены. В любом случае подготовка спортсмена должна быть комплексной: важна как физическая, так и психологическая сторона. Наилучшей формы атлет достигает примерно к 22 до 24 годам. Но и 28-30 лет мало что изменится, если всё это время работать и сохранять свои физические кондиции. Но главное — быть готовым психологически.

— Вы говорили, что стараетесь сделать работу не столь однообразной, чтобы не чувствовалась усталость. Каким образом этого удаётся достичь?
— Упражнения можно выполнять по-разному. Главное, чтобы они приводили к должному результату и качеству мышц. Это не должно быть монотонным занятием, нужно постоянно давать новые стимулы, чтобы соревновательная жилка всегда присутствовала. Необходимо играть, создавать различные ситуации, особенно в те моменты, когда спортсмены устали, чтобы они смогли лучше выложиться. Мы стараемся избегать повторений одного и того же как в подготовке к занятиям, так и на самих уроках. На уроках работа идёт над разными аспектами и в разных ключах. Постоянное повторение одного и того же приводит к тому, что спортсмены засыпают (смеётся), перестают думать.

— В других видах спорта часто приходится сталкиваться с тем, что в межсезонье спортсменов стараются переключить на что-то совершенно иное – например, с биатлона на байдарки или серфинг, чтобы разгрузить…
— В тот момент, когда мы закончили тренировку, спортсмен должен перестать думать о фехтовании. Свободное время он должен посвящать своим хобби, заниматься тем, что ему нравится и что делает его счастливым. Конечно, это не должно вредить его состоянию, в остальном – полная свобода. Всё, что его разгружает и отвлекает от фехтования, действует положительно. Тогда он сможет прийти на следующую тренировку с новым запасом энергии.

— Мы уже коснулись мужской и женской команд, давайте чуть углубимся в эту тему. У девушек сейчас лидер Инна Дериглазова, а кого можете выделить у мальчиков или они примерно равны по силам?
— Инна лидер, потому что сумела достичь лучших результатов. Но команда – это группа, члены которой должны друг другу помогать, потому что её сила заключается в сумме всех компонентов. И лидер – это не тот, кто будет постоянно побеждать, а кто сумеет сплотить команду вокруг себя, чтобы все смогли показать свой потенциал. Инна ещё очень молода. Лидером не становятся в одночасье, здесь как раз возраст имеет значение. Конечно, исходя из её результатов, сейчас все думают, что именно она должна вести за собой команду. Но лидер не определяется чисто математическим путём. Повторюсь, команда должна быть сплочённым коллективом.

У мальчиков Алексей Черемисинов так же, как и Инна, сейчас является вторым номером в мировом рейтинге. Но тот же Артур Ахматхузин или Седов с Хованским и Ганеевым – очень сильные спортсмены. У них прекрасные физические и технические данные. Отмечу тот факт, что, когда мы побеждали, отлично показывали себя все четыре спортсмена. На разных соревнованиях от них была разная отдача. На одном турнире один лучше себя проявил, на другом – другой. Именно так и должно быть. Когда у одного спортсмена трудности, другие должны помогать ему. Если у одного не получается, другие берут ответственность за результат на себя. И у мальчиков это получилось. Пока это ещё не гарантия, что так будет всегда, но мы будем стараться внедрять тот менталитет, о котором уже говорили, чтобы это происходило как можно чаще.

— Можете как-то кратко охарактеризовать каждого из своих подопечных?
— Я не люблю давать подобные характеристики. Но хочу сказать, что мне повезло: я работаю с группой ребят, которые отдаются процессу целиком и полностью, с большой страстью. Это главное во всех – это и меня стимулирует как тренера, и как я не устаю работать с ними, так же и они не устают работать со мной. У нас прекрасное взаимодействие как с мальчиками, так и с девочками. Не будем также забывать и о российских тренерах, которые работали до нас и с которыми мы сейчас работаем вместе. Мы постарались всех объединить, соединить два разных образа мышления, и как мне кажется, движемся в нужном направлении.

— Как, кстати, российские тренеры вас приняли? Сразу удалось наладить с ними контакт?
— У каждого, конечно, свой характер и своя манера поведения, поэтому реагировали по-разному. Мы старались с самого начала быть со всеми вместе, работать бок-о-бок. Я пытался донести свой образ мышления, свои идеи. Рассказывал, как помочь спортсменам, как работать с ними. Делился тем, что видел на соревнованиях в качестве соперника. Сейчас, думаю, мы нашли общий язык, и хорошо понимаем друг друга.

— До этого мы говорили только об основе, а что скажете о резерве сборной?
— Как я уже говорил, растут все, не только те, кто в первых рядах. Мы стараемся работать со всеми. Конечно, у первой шестёрки есть определённый приоритет, но мы смотрели молодых спортсменов, которым нужно расти, чередовали их с другими молодыми, но уже более опытными.
Лидером не становятся в одночасье, здесь как раз возраст имеет значение. Конечно, исходя из её результатов, сейчас все думают, что именно она должна вести за собой команду. Но лидер не определяется чисто математическим путём. Повторюсь, команда должна быть сплочённым коллективом.
Под молодыми я подразумеваю юниоров или только перешедших во взрослые. У нас есть очень хорошие спортсмены, с которыми уже сейчас надо начинать работать. Конечно, им предстоит ещё долгий путь, но и за этот год мы видели рост их результатов. И я надеюсь, что в следующем году наша молодёжь ещё больше вырастет, и те, кто сейчас немного отстаёт, подтянутся к лидерам.

— От формального к неформальному. Что-нибудь успели посмотреть в Москве?
— Пока очень мало. Когда я приехал, сезон уже был в самом разгаре. Мы постоянно находились в разъездах то с мальчиками, то с девочками. Плюс мне периодически приходилось возвращаться в Италию, решать визовые и иные вопросы. Сейчас, вроде, всё улажено. И на данный момент у меня были одни лишь выходные, выпавшие на 9 мая. И вот в эти дни после бесконечного снега я наконец увидел цветы, солнышко и смог отчасти оценить Москву и её красоты. Хотя, конечно, нужно будет познакомиться с городом лучше. Но пока то, что я видел, на меня произвело приятное впечатление.

— У нас зима длиться полгода – не смущает этот факт?
— Нет. Мы большую часть времени находимся в разъездах. И даже когда здесь снег, мы живём рядом со спортивным центром, так что ничего страшного нет.

— Есть ли места, которые вы в свою очередь хотели бы показать ребятам в Италии? Быть может, во время одного из сборов…
— Да, мы бы хотели организовать сборы в Италии. Это страна с огромным художественным достоянием. Есть множество прекрасных городов, которые можно показать, но в первую очередь это Рим. Хотя он лишь начало огромного списка. Хотелось, чтобы представилась такая возможность, поскольку Италия прекрасная страна.

— Рим это такая же отправная точка, как Москва. А есть город, который особенно вам дорог?
— Рим – самый красивый, на мой взгляд. Там столько всего можно увидеть. С другой стороны, есть маленькие городки со средневековыми замками. Их очень много в центре Италии – Умбрии, Тоскане. Если мы поедем на юг, он совершенно иной – это Неаполь, совершенно особенное амальфитанское побережье. По-своему прекрасны Пулья, Венеция, Флоренция. В Италии столько всего можно показать, что не получается назвать лишь один город. Много интересного, красивого. Прекрасный климат и море позитива. Такой же позитив нужно найти и в Москве. Ведь именно позитив делает нашу жизнь лучше.

— Итальянцы также славятся и своей кухней. Не скучаете по ней?
— С этим нет проблем, я сам себе готовлю итальянские блюда. Что касается различий, то, куда бы я ни ездил, стараюсь пробовать кухню той страны. В этом смысле как раз отличаюсь от типичных итальянцев, которые в других странах впадают из-за этого в тоску. Я, напротив, люблю пробовать всё новое и нахожу много всего вкусного.

— Один из турниров проходил в Санкт-Петербурге, в так называемой культурной столице нашей страны. Как вам этот город?
— В Санкт-Петербурге всегда проводились соревнования по рапире. Я там бывал минимум раз 10 ещё в бытность спортсменом и даже выиграл несколько чемпионатов юниорской категории (смеётся). Тогда город ещё назывался Ленинградом. Он очень красивый, и с ним я знаком гораздо лучше, чем с Москвой. И хотя у меня было всего несколько часов на то, чтобы что-то увидеть, я успел оценить этот город. Бывал там в разное время года и могу сказать, что лучше приезжать в мае, чем в декабре (смеётся). Всё воспринимается по-другому. И я заметил, как изменился Санкт-Петербург за это время.

— Коль скоро вы упомянули о своём спортивном прошлом, сейчас вы работаете с теми, с кем раньше встречались на дорожке…
— Как спортсмен я занимался фехтованием до 2000 года. В 1984 году я побеждал в команде, в 1998-м лично на Олимпиаде в Сеуле. 16 лет я был членом национальной сборной. Да. Мне неоднократно приходилось встречаться на дорожке и с Мамедовым, и с Шевченко, Ибрагимовым, Павловичем – всеми теми, с кем я сейчас взаимодействую в федерации фехтования России.

— Сейчас не возникает желания вспомнить прошлое и посоревноваться с кем-то из них? Ради забавы…
— Нет. Это исключено. Спортсмен Чериони остался в прошлом. Когда я ушёл из профессионального спорта, снял всё обмундирование и сказал: больше мне это не понадобится. Я тренер, и фехтование для меня закрыто, это перевёрнутая страница. Периодически на соревнованиях у меня возникает желание выйти на дорожку и пофехтовать. Особенно когда я вижу, что моя команда испытывает трудности. Когда я был спортсменом, мне всегда нравились командные соревнования – сама ситуация, адреналин. И со стороны мне больше нравится наблюдать за командными соревнованиями.

— А во время тренировок?
— В это время я предельно сосредоточен на спортсменах, своей работе.
Периодически на соревнованиях у меня возникает желание выйти на дорожку, и пофехтовать. Особенно, когда я вижу, что моя команды испытывает трудности. Когда я был спортсменом, мне всегда нравились командные соревнования – сама ситуация, адреналин. И со стороны мне больше нравится наблюдать за командными соревнованиями.
Слежу за тем, что они делают, направляю, исправляю недостатки. Когда я наблюдаю за ними, уже обдумываю следующий урок.

— В своё время вы были очень эмоциональным спортсменом. Сейчас остались таким же?
— Любой человек с годами меняется, становится более зрелым. Конечно, бывают разные ситуации. Раньше были несколько иные нормы и правила поведения, сейчас судьи оценивают всё иначе. И, чтобы помочь спортсменам, важен как позитивный, так и негативный опыт.

— Выступление итальянских спортсменов почти всегда отличается театральностью, несёт элементы шоу. Это особенности национального характера?
— Да. Театральность — отличительная черта итальянцев. Мне бы хотелось, чтобы и русские спортсмены начали показывать это в какой-то момент. Иногда я вижу, как они наносят укол, а потом у них руки опускаются, как будто этот укол получили они сами. Нет эмоциональных проявлений. А они могут помочь. Когда судья смотрит на двух спортсменов, один из которых поднимает руки и кричит, что победил, а другой, даже если он прав, опустил руки и стоит, начинают возникать сомнения. Это ещё один из тех моментов, над которыми мы работаем и которые постараемся исправить.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
Кто победит в матче за титул чемпиона мира по шахматам?
Магнус Карлсен
992 (31%)
Сергей Карякин
1651 (51%)
Всё равно. Я вообще не понимаю ажиотажа вокруг шахмат
584 (18%)
Проголосовало: 3227
Архив →