Инна Дериглазова
Фото: Getty Images
Текст: Мила Волкова

Дериглазова: настало время побеждать

О работе с итальянскими тренерами, прогрессе и желании побеждать – в интервью с чемпионкой Европы рапиристкой Инной Дериглазовой.
11 июня 2013, вторник. 14:00. Другие
До старта чемпиона Европы остаются считаные дни. И пока сборная России не улетела в Хорватию, корреспондент "Чемпионат.com" встретился с победительницей прошлого года рапиристкой Инной Дериглазовой и расспросил её о работе в этом сезоне и настрое на грядущие турниры – континентальное первенство и чемпионат мира.

— Инна, поделитесь впечатлениями от работы с новыми наставниками.
— У нас заметно изменился сам тренировочный процесс. Мы стали больше времени уделять общефизической подготовке, выполняем упражнения на реакцию, выносливость, на силу. Кроме того, я теперь получаю уроки от итальянского тренера Стефано Чериони. Это совсем другая техника и тактика. Потихоньку привыкаем: что-то оставляем своё, что-то берём у новых тренеров. Думаю, это должно дать хороший результат.

Они нам постоянно внушают: "Ты сильная. Ты лучшая. Ты можешь". А когда тебя понимают и поддерживают, уверенность начинает расти. При этом не хочу сказать, что наши тренеры, и в частности мой личный наставник Мавлютов Ильдар Масалимович, хуже. Нет, он тоже меня всячески поддерживал. Но нельзя отрицать и того, что с приходом итальянских тренеров результаты у нас улучшаются.
— Он уже заметен. Ощущение, что в новом сезоне вы готовы растерзать на дорожке всех соперниц…
— Да. Я смотрела свою статистику: в прошлом году ни разу даже в восьмёрку не попала, а в этом у меня четыре победы на этапах Кубка мира, два раза была в восьмёрке и один раз стала третьей. Это очень хорошие показатели по сезону, и они появились с приходом итальянских тренеров. С ними мы стали чувствовать себя более уверенно. Они нам постоянно внушают: "Ты сильная. Ты лучшая. Ты можешь". А когда тебя понимают и поддерживают, уверенность начинает расти. При этом я не хочу сказать, что наши тренеры, и в частности мой личный наставник Мавлютов Ильдар Масалимович, хуже. Нет, он тоже меня всячески поддерживал. Но нельзя отрицать и того, что с приходом итальянских тренеров результаты у нас улучшаются. И мы этому очень рады.

— А какая была самая запоминающая победа в этом сезоне?
— Каждая из четырёх побед мне запомнилась. Первый раз я была больше удивлена, поскольку, повторюсь, в прошлом году даже ни разу в восьмёрке не была. Вторая победа тоже была неожиданной. Старт был практически через неделю, и я подумала: "Как это мне удалось два раза подряд выиграть? Неужели я сильная?!" И третья победа кряду… Она мне очень тяжело далась. Я очень устала и психологически, и физически. Долго дома не были. Потом перерыв и затем ещё одна победа в Корее. Мы там были вместе с ребятами, и никому не удалось попасть в тройку. У меня одной получилось. Тогда я решила, что надо постараться, чтобы Россия заняла достойное место.

— После Олимпиады не было досады на себя, ведь буквально за пару месяцев до неё вы выиграли чемпионат Европы?
— Досада — это не то слово. Я была очень зла на себя. И после Олимпиады я поняла, что пора уже начинать действовать, начинать попадать в призы. Мы ведь тренируемся для того, чтобы побеждать, а не проигрывать. Мне было очень обидно после Олимпиады, может, это ещё как-то меня подстегнуло к новым результатам. Не хочется загадывать, но есть желание так же успешно выступать не только на этапах Кубка мира и Гран-при, но и на чемпионате Европы и чемпионате мира. А в будущем хочу ещё раз попасть на Олимпийские игры и там достойно выступить, не так, как в первый раз. Первый блин комом – это, видимо, про меня.

— На каком языке общаетесь с новыми тренерами? Итальянский ещё не учите?
— У меня и с английским есть некоторые проблемы (улыбается). Итальянский пока не учу, но когда одни и те же слова повторяются, волей-неволей запоминаешь. Так мы понимаем их, они в свою очередь запоминают наши русские фразы. Вообще у нас очень весело проходят тренировки.

— А как можете охарактеризовать отношения с их бывшими подопечными – сборной Италии? Может, стали лучше друг друга понимать или наоборот?
— Думаю, что итальянки где-то злятся, где-то расстроены тем, что их тренеры ушли к нам. Всё-таки это одни из лучших тренеров, если не лучшие, потому что неоднократно выигрывали Олимпийские игры. Но мы и раньше с ними не особенно общались, только здоровались. Сказывался языковой барьер. Так что и сейчас ближе не стали.

Мне было очень обидно после Олимпиады, может, это ещё как-то меня подстегнуло к новым результатам. Не хочется загадывать, но есть желание также успешно выступать не только на этапах Кубка мира и Гран-при, но и на чемпионате Европы и чемпионате мира. А в будущем хочу ещё раз попасть на Олимпийские игры и там достойно выступить, не так, как в первый раз.
— Не думаете, что теперь для них будет делом принципа вас побеждать особенно в команде?
— Так и есть. Во время первой встречи на командных соревнованиях они очень сильно были настроены на бои с нами. Быть может, хотели как-то нам отомстить (смеётся).

— Вас это тоже в свою очередь мотивирует?
— Да. Мы очень долго шли к этому. Хватит им уже побеждать, пришло наше время.

— То есть на грядущих чемпионатах можно ждать, что итальянки останутся позади? Или пока ещё рано об этом говорить?
— Мы приложим к этому все усилия.

— Вы давно знаете своих итальянских соперниц. С приходом их тренеров бороться с ними становится проще?
— Они нам, конечно, подсказывают, как работать с соперницами, говорят примерную схему. Но это касается всех, не только итальянок. Я повторюсь ещё раз, с ними мы стали чувствовать себя уверенней. Их указания воспринимаются легко и сразу. Наверное, мы слишком привыкли к своим наставникам, ухо "замылилось", и говорят, как мой тренер Мавлютов, вроде тоже, но как-то всё это проскальзывает. Вроде слышишь, но на подсознательном уровне делаешь по-своему. К тому же они очень сильно за нас переживают, волнуются, и это волнение в результате нам передаётся. А от итальянцев больше исходит уверенности, с ними успокаиваешься, и работается легко. Спасибо, что они пришли.

— Кроме итальянок есть ещё неудобные соперницы?
— Когда себя хорошо чувствуешь, уверена в себе, любой соперник кажется удобным. Ты всё делаешь правильно, вовремя. А когда чуть зажимаешься, волнуешься, кого ни возьми, всё не так. Вроде, месяц назад фехтовал с ним, всё было по-другому. Конечно, итальянки всегда будут сильными, так что с ними нужно быть аккуратнее, более внимательной, чем с остальными. Они на нас настроены, мы на них. А вообще, к каждому противнику нужно относиться очень серьёзно, не разделяя на слабых и сильных. Мы все сильные.

— Программа-минимум и программа-максимум на оставшуюся часть сезона?
— Загадывать не хочется. Но любой спортсмен, который работает, тренируется, посвящает свою жизнь спорту, хочет выигрывать медали, хочет побеждать. И я не исключение. Я очень хочу побеждать. Думаю, я этого достойна. Зачем работала — чтобы проигрывать? Нет. А там уже как получится. Всякое бывает в спорте. Но хочется, чтобы труд окупился.

— Вас всегда называли мастером обманных манёвров… стратегом. Сохраняете это качество?
— Я не то что стратег. Просто увидела и сделала. У меня фехтование строится больше на видении. Мне очень нравится оно как вид спорта, нравится обманывать противников. Я получаю удовольствие от того, что показываю одно, а потом предлагаю совсем другое. И соперник покупается… В жизни мне это не свойственно, а на дорожке нравится так действовать. Это самые интересные, запоминающиеся уколы.

— В этом сезоне вся сборная побывала на совместном сборе во Франции. Понравилось?
— Да. Было здорово, что все команды поехали вместе отдыхать, кататься на лыжах. Такое бывает редко. Мы в основном встречаемся только на чемпионатах мира и чемпионатах Европы, также болеем друг за друга. А тут нам удалось пообщаться. Каждый вечер были разные мероприятия. Например, каждый вечер какая-то пара рассказывала в шуточной форме, как прошёл день. Думаю, коллектив хорошо сплотился. У нас и до этого не было конфликтов, но после сбора все стали дружнее. И думаю, это очень важно.

— В ином качестве себя не пробовали – например, в сабельном или шпажном обмундировании?
— Во Франции нет, но один раз я фехтовала на шпагах у себя в Курчатове. Проигрывала, потому что не чувствовала темп уколов. На саблях — нет, но очень хотелось бы попробовать. Во Франции это сделать не удалось, но тогда я особо и не задумывалась об этом.

— Наверное, сабля ближе к рапире…
— Не знаю, я ведь ещё не пробовала. Но мне это очень интересно. Очень нравится зрелищность, скорость сабельных поединков. Очень хотелось бы попробовать, просто так, для себя.

— Перед началом нашей беседы врач сделал вам перевязку ноги. Что-то серьёзное?
— Надеюсь, что ничего. Вчера на тренировке я подвернула ногу. И у меня уже такое было полгода назад. Нога опухла. Я сразу расстроилась: слёзы, паника. Сейчас уже всё прошло. Наутро стало легче. Думаю, что это несерьёзная травма, которая пройдёт в течение двух-трёх дней. И я снова буду фехтовать.

— Вижу, к вам на сбор приехали ваши родные?
— Да. Вообще, я больше расстроилась, что из-за больной ноги домой не попаду на выходные. Поэтому муж с дочкой сами ко мне приехали.

— Часто видитесь с ними?
— Наверное, кто-то видится чаще. Но сборы у нас очень долгие, поэтому, конечно, хотелось бы видеться почаще. Вот и приходится им приезжать, чтобы мы друг друга не забывали (улыбается). Хотя это, конечно, невозможно.

— На "Московской сабле" я беседовала с Ольгой Харлан, и она назвала героями девушек, которые вернулись в спорт после рождения ребёнка. Чувствуете себя героиней?
— Скажу так: возвращаться в спорт после родов непросто. Это большой труд. В какой-то степени я, может, и считаю себя героиней, но, с другой стороны, не я одна это сделала. У нас много таких спортсменок. Это непросто, но реально.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
5 декабря 2016, понедельник
Что вы думаете о победе Антона Бабикова в Эстерсунде?
Архив →