• Главные новости
  • Популярные
Владимир Морозов
Фото: Александр Вильф, "РИА Новости"
Текст: Александр Круглов

Морозов: длинная вода мне даётся сложнее короткой

Владимир Морозов об американской школе плавания, универсализме, возвращении Фелпса, Универсиаде в Казани и внимании соперников.
1 августа 2013, четверг. 21:59. Другие
В финале мужской кролевой стометровки Владимир Морозов пошёл ва-банк и первую половину дистанции преодолел, опережая график мирового рекорда, однако за 20 метров до финиша силы покинули россиянина, и он завершил заплыв пятым. Корреспондент "Чемпионат.com" побеседовал с новым лидером накануне соревнований, а после заплыва Владимир был явно расстроен и непривычно немногословен.

— Вы умышленно пошли сегодня на риск, стартовав с такой скоростью?
— Да. Поначалу всё было здорово, но потом не хватило физики, сказалось, что слишком быстро начал. Никогда так быстро не начинал и просто не рассчитал сил.

— Изначально вы, как и большинство представителей американской школы плавания, отличались универсализмом и сочетали кроль, брасс и спину. Но сейчас
Казань оставила у меня много хороших воспоминаний. Были хорошие старты. Пусть там не было многих сильнейших соперников, я не жалею, что там выступил. Нужно уметь в ходе сезона выступать на нескольких крупных соревнованиях и уметь подходить к ним. Чемпионат мира для меня — уже пятый большой старт в этом сезоне.
почему-то решили сосредоточиться на двух кролевых дистанциях?

— Длинная вода мне даётся сложнее, чем короткая. К тому же я не смог выиграть те дистанции в Казани, а я стараюсь выходить только на тех дистанциях, где есть шанс выиграть медали. Здесь сделать это было бы тяжело. К тому же эти дистанции в первые дни пересекаются с "сотней", а мне хочется сохранить силы для основных дистанций.

— Как вы относитесь к слухам о возможном возвращении Майкла Фелпса?
— Я слышал, что он хотел вернуться на этот чемпионат, но этого не произошло. Я его не так хорошо знаю, так что лучше спросить его самого.

— За прошедший год к вам изменилось отношение со стороны соперников?
— Конечно, результаты говорят за меня. К примеру, я никогда не общался с Магнуссеном, но слышал, что он много говорит обо мне, а значит, воспринимает всерьёз. Но негатива от соперников пока не слышал.

— Вы периодически мониторите плавательную прессу и читаете, кто что говорит и пишет?
— Мне интересно бывает почитать мнения соперников перед крупными соревнованиями. Пристально ни за кем не слежу, но читаю то, что попадается на глаза. Мнения же журналистов стараюсь не принимать близко к сердцу.

— Участие ведущих спортсменов в казанской Универсиаде подвергли критике даже многие ваши коллеги, в частности Анна Дмитриева и гребец Евгений Салахов. Как вы относитесь к их доводам?
— Казань оставила у меня много хороших воспоминаний. Были хорошие старты. Пусть там не было многих сильнейших соперников, я не жалею, что там выступил. Нужно уметь в ходе сезона выступать на нескольких крупных соревнованиях и уметь подходить к ним. Чемпионат мира для меня — уже пятый большой старт в этом сезоне.

— Почему тогда вы не смогли повторить свой казанский результат в эстафете?
— Потому что там не было соперников, была гладкая вода, а мы шли впереди на пять корпусов. Здесь же всё по-другому и другие соперники.

— У вас не было преждевременного пика формы, как у Данилы Изотова?
— Нет, я спада не чувствую.

— Как вы можете себе объяснить, что, не обладая данными классического спринтера, вы так хорошо плывёте сотню?
— А кто придумал эти классические данные? У меня есть свои сильные стороны, которые я использую.

— В комплексной эстафете вы каким стилем поплывёте?
— Я бы предпочёл плыть кролем, а вот под эстафету стоило бы привезти ещё одного спиниста. Виталий Мельников проплыл 100 метров за 54,1. Это всего лишь на 0,4 слабее моего лучшего результата, так что стоило его привести и дать ему шанс. В итоге, скорее всего, кролем поплывёт Изотов или Лобинцев, а я буду плыть спиной.

— Вы живёте в Америке, а выступаете за Волгоград. Вы имели раньше какое-то отношение к этому региону?
— Нет, не имел. Мой первый тренер Игорь Валерьевич Дёмин из Новосибирска. После моего отъезда в Америку он уехал в Новую Зеландию, поэтому я стал
В Америке пытаются всё сделать в удовольствие и тренировки строят таким образом, чтобы спортсмен получал от них удовольствие, никогда не скучал и хотел тренироваться сам. Для разнообразия там всегда много спарринг-партнёров и очень интересно. Если ты пропустишь тренировку по какой-либо причине, сам жалеешь, что тебя там не было.
работать с легендарным волгоградским специалистом Виктором Борисовичем Авдиенко.

— Что вы у него почерпнули?
— Прежде всего технику плавания. В Америке я на технику совсем не обращал внимания, а при работе с ним изменил несколько нюансов, которые мне помогли.

— Правда, что в Америке тренировки более разнообразные, много нестандартных упражнений, а в России процесс порой превращается в рутину?
— Действительно, в Америке пытаются всё сделать в удовольствие и тренировки строят таким образом, чтобы спортсмен получал от них удовольствие, никогда не скучал и хотел тренироваться сам. Для разнообразия там всегда много спарринг-партнёров и очень интересно. Если ты пропустишь тренировку по какой-либо причине, сам жалеешь, что тебя там не было. Ты чувствуешь драйв, желание состязаться, показать себя.

— Неужели в России ситуация не поменялась?
— Она меняется, но это не может произойти мгновенно. В России нас слишком пытаются зажать, заставить сделать все по линии, а не в удовольствие, в результате возникает страх, и огонёк этот гаснет. Однако наш зарубежный опыт даёт возможность поменять эту систему у нас в стране. Наши молодые пловцы уже растут с другим менталитетом.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 2
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
Что вы думаете о победе Антона Бабикова в Эстерсунде?
Архив →