Allowed methods: GET
Ксения Рыжова
Фото: Getty Images
Текст: Александр Круглов

Рыжова: думала, что поседею или полысею

Ксения Рыжова рассказала о поддержке болельщиков, колоссальном волнении, эстафетной сыгранности и мечте об олимпийской медали.
17 августа 2013, суббота. 23:45. Другие

Ксения Рыжова внесла весомый вклад в победу российской сборной в эстафете 4 по 400 метров. На третьем этапе она вывела нашу команду в лидеры и создала небольшой задел для Антонины Кривошапки, стартовавшей на последнем этапе. По окончании соревнований она выглядела самой счастливой среди россиянок.

— Сегодня вы сражались за каждый метр дистанции. Это вас так публика на трибунах завела?
— Скорее всего, нам помогли родные стены, друзья, тренеры и все-все-все. Я думаю, что в других стенах у нас не было бы триумфа, как у себя дома. Мы не могли подвести такое количество болельщиков и хотели биться до последнего.

Я даже не смотрела на финиш, не могла. Обернулась только за три метра до финиша, увидела финиш Тони и поняла, что мы победили. До этого, когда я увидела лицо американки на финишной прямой, поняла, что ей не менее тяжело, чем Тоне.

— Что за заминка произошла при передаче эстафеты с третьего этапа на четвёртый?
— Американка спутала дорожки, так как команды выставляли по порядку за 200 метров до финиша. На этом они потеряли несколько мгновений. Ей нужно было раньше перестраиваться правее либо резко меня обгонять, но на это у неё не хватило сил.

— Какой план у вас был перед забегом?
— Валентин Маслаков был очень сдержан на слова перед стартом, да и мы давно в спорте и знаем, что нужно делать. Он нас обнял, поцеловал и сказал: «Девочки, я верю, что у вас всё получится. Мы здесь дома в родных стенах и должны победить». Нам этого было достаточно, а лишние слова здесь абсолютно не нужны. Что касается моего этапа, то он пронёсся, как один миг. Как Таня передала мне палочку, я поняла, что нужно обгонять, и делала это даже по второй дорожке. Я перед финалом говорила Юле Гущиной, что не полезу по виражу обгонять, а тут в порыве азарта полезла. Наверное, что-то произошло внутри меня. После трёхсот метров я немножко подустала, но тут увидела Тоню Кривошапку, и у меня открылось второе дыхание. Я думала: «Тонечка, я отдам тебе эту палку пораньше, чтобы тебе было чуть полегче». Но она и так справилась, потому что большой молодец.

— Вы уже успели поздравить с победой выступавшую в полуфинале Наталью Антюх?
— Мы только визуально успели пообщаться, а ближе нас к Наташе, которая была на трибунах, не подпустили.

— Как вы отметите эту победу?
— У меня здесь хорошая группа поддержки, приехали девять человек с моего города Липецка, а это я считаю внушительной группой поддержки. Это целая моя команда. Они в типографии заказали плакат: «Ксюша, мы тебя любим!» Сейчас придём в себя, увидим тренера. Сначала отпразднуем победу каждая со своей семьёй, а затем уже все вместе.

— Вам тяжело было ждать два этапа?
— Я до сих пор чувствую мурашки по коже и жуткое волнение от ожидания. Когда Юля побежала и я услышала гром оваций 80-тысячного стадиона, я думала, что сойду с ума или поседею, или полысею. С другой стороны, этот шум и сумасшедшее волнение помогли. Если бы нам трибуны не кричали, не было бы такой победы.

— Вы считали себя фаворитками перед стартом соревнований?
— Нет, это спорт и в любом случае лотерея. Тут может произойти всё. Начиная от фальстарта и заканчивая тем, что произошло вчера с ямайской командой, когда они заступили всего на два шага и лишили себя медали. Нельзя списывать со счетов раньше времени ни одну команду.

— Насколько сплочённая у вас команда?
— Мы достаточно давно выступаем вместе. Я дебютировала во взрослой сборной России на чемпионате Европы — 2010, а зимой на чемпионате мира, где мы американкам проиграли 0,1 секунды. Это был самый маленький разрыв за всю историю нашего противостояния. После того забега мне сказали: «Ксюша, ты боец, ты можешь!» Вот доросла и до чемпионки мира.

Валентин Маслаков был очень сдержан на слова перед стартом, да и мы давно в спорте и знаем, что нужно делать. Он нас обнял, поцеловал и сказал: «Девочки, я верю, что у вас всё получится. Мы здесь дома в родных стенах и должны победить».

— Многие соперницы говорят, что именно слаженность нашей команды – её главный козырь.
— Мы всегда отрабатываем эти действия. Не представляю, как можно замешкаться, когда ты видишь палку и видишь соперницу. В такой ситуации нельзя ни на что отвлекаться, и главное — смотреть на палку.

— Что вы чувствовали в момент борьбы на финишной прямой между Тоней и американкой?
— Я даже не смотрела на финиш, не могла. Обернулась только за три метра до финиша, увидела финиш Тони и поняла, что мы победили. До этого, когда я увидела лицо американки на финишной прямой, поняла, что ей не менее тяжело, чем Тоне.

— Эту победу можно назвать венцом вашей карьеры?
— Скорее, это золотая середина. Мне 26 лет, и я уже не дебютант, хотя в личном виде я дебютировала. Теперь я планирую добегать до Рио-де-Жанейро и выиграть олимпийскую медаль. Для меня это самое важное.

— Вы не расстроились после личного финала?
— Абсолютно не расстроилась. Это было бы неправильно, потому что для меня было самым главным попасть в финал. А там я сделала всё, что могла. Я знала, что в тройке мне не быть, поэтому бежала для себя, ведь нет большой разницы, быть пятой или седьмой. Я оставила все силы на эстафету так, что тренер даже удивился, откуда их у меня столько. Как я могла так бороться до конца.

— Ваша победа помогла нашей команде обойти в общем зачёте Америку. Завтра вы верите в итоговый успех?
— Конечно, надо верить до последнего. У нас выступают Маша Абакумова, эстафета четыре по сто метров и Мария Савинова и Катя Поистогова на 800 метров. Я не помню точно, какие завтра виды, но уверена, что у нас будут ещё медали и с американцами мы побьемся.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 3
23 июня 2017, пятница
22 июня 2017, четверг
Партнерский контент
Загрузка...
Должен ли Евгений Трефилов продолжать работу с женской сборной России по гандболу?
Архив →
Allowed methods: GET