Алексей Макаров
Фото: Рамиль Ситдиков РИА "Новости"
Текст: Юлия Иванова

Макаров: белую ушанку вернул владельцу

Игрок сборной России по пляжному футболу Алексей Макаров – о белой ушанке, добрых гаишниках, сноуборде и многом другом.
11 сентября 2013, среда. 12:30. Другие
— Помните, как отметили победу на чемпионате мира — 2011?
— Помню, конечно. После матча приехали на автобусе в гостиницу, перекусили, немного отдохнули и отправились в аэропорт. Прилетели в Москву, там нас болельщики цветами встретили, но этим всё и ограничилось. Странно, вроде раньше у нас никогда не было сборной России, выигрывавшей чемпионат мира. Хоть какое-то мероприятие со стороны РФС, Минспорта, наверное, можно было бы организовать. Банкет, может, в честь победы. Нам и звания заслуженных мастеров спорта так же вручали: просто приехали, получили, расписались, и всё, свободны. Нам разве нужны сверхдорогие рестораны? Просто собрали бы команду в Минспорте, в торжественной обстановке вручили, слова какие-то хорошие сказали. Почему бы этого не сделать? Непонятно…

— Расскажите, откуда взялась знаменитая белая ушанка?
— С нами ездил друг Юрия Горчинского, его зовут Дмитрий. Он в Равенну приехал с этой ушанкой, сидел в ней на трибунах. И вот перед финалом он мне говорит: "Забьёшь два, и я тебе торжественно эту шапку подарю".
Откуда взялась знаменитая ушанка? С нами ездил друг Юрия Горчинского, его зовут Дмитрий. Он в Равенну приехал с этой ушанкой, сидел в ней на трибунах. И вот перед финалом он мне говорит: "Забьёшь два, и я тебе торжественно эту шапку подарю".
Не то чтобы она мне сильно нужна была, а вот забить пару мячей хотелось. В итоге я забил, команда выиграла, на эмоциях надел эту шапку, да так в ней и ходил.

— Теперь это ваш талисман? Возите её с собой?
— Нет, я потом вернул её владельцу, после празднования. Так что теперь это его талисман.

— На улицах вас часто узнают?
— Не часто, но бывает. После матчей особенно, которые по телевизору показывают. Узнают, здороваются.

— Может, стоит имидж поменять, выбрить себе что-нибудь?
— Я к известности спокойно отношусь, не гонюсь за ней. Кому надо, тот узнает и так, для чего стараться выделиться? Случаев всяких с этим связано множество. Однажды, например, я ехал на клубную тренировку, но был в экипировке сборной, а мы буквально за три дня до этого первый раз выиграли Евролигу. Пробка была адская, я уже и так опаздывал, вот и решил объехать её задним ходом. Меня, разумеется, тут же догоняют с мигалками, останавливают. Выходя из машины, говорят мне: "Нарушаете, в чём дело?" Я отвечаю, что на тренировку опаздываю. Спрашивают, где играю, я говорю: "Да в сборной России по пляжному футболу". Оживились: "О, Макаров, да? Вы же Евролигу выиграли только что". Узнали. Мало того, включили мигалку и сопроводили меня в объезд пробки. Так что бывает и такое. Но вообще и на улицах узнают, из пробок машут руками. В барах тоже. Самое интересное — узнают и боятся подойти (улыбается).

Как-то был случай, стою в одном из гипермаркетов, усталый, злой. Подходит пара, видимо, муж с женой. И что самое интересное, жена мне говорит: "Вы Алексей Макаров, о боже…" У меня сразу настроение поднялось от её слов. Мы немного пообщались, поговорили. Приятно, когда тебя узнают и поздравляют с победами.

— Как считаете, чемпионам мира пристало учиться у других команд? Что бы могло усилить нашу сборную, сделать её ещё мощнее?
— Конечно. Я считаю, что учиться нужно постоянно. Это профессиональный подход, совершенства достичь невозможно, но нужно к нему стремиться. О каких-то конкретных компонентах говорить сложно, нужно проводить подробный анализ, но в любом случае речь может идти о каких-то нюансах, небольших изменениях. Кардинально усилиться за счёт соперника чемпионы мира, неоднократные чемпионы Европы, обладатели Межконтинентального кубка попросту не могут.

Что мы можем сделать – максимально профессионально подойти к подготовке к Таити и вообще к самому чемпионату мира. Сборная России всегда отличалась отменной физикой, за счёт неё мы и в Бибионе победили. Мы вообще со времён становления команды в этом компоненте были на голову выше многих соперников. В технике, в тактике нам есть куда добавлять, индивидуально каждый способен стать сильнее, ну и научиться как можно меньше моментов транжирить, которые мы сами же и создаём.

— Что будет после чемпионата мира? Разъедетесь по домам или продолжите тренироваться?
— Впереди Межконтинентальный кубок, ещё клубный чемпионат мира, хотя пока неизвестно, кто поедет, как будем играть. Регламент неизвестен. Хотя сразу после чемпионата мира, конечно, отдохнём неделю или две, а потом приступим к тренировкам. Там уже и мини-футбол начнётся, к нему плавно подойдём. Время отдохнуть будет, с этим проблем, как я думаю, не возникнет.

— На Европейские игры в Азербайджан планируете поехать?
— Планируем, конечно, но ведь сначала нужно будет отбор пройти.
Однажды я ехал на клубную тренировку, но был в экипировке сборной, а мы буквально за три дня до этого первый раз выиграли Евролигу. Пробка была адская, я уже и так опаздывал, вот и решил объехать её задним ходом. Меня, разумеется, тут же догоняют с мигалками, останавливают. Выходя из машины, говорят мне: "Нарушаете, в чём дело?"
Такой турнир мы ещё никогда не выигрывали, так что сборная России определённо ставит себе такую цель. И будет просто обязана её достичь. Будем тренироваться, готовиться, но сейчас об этом говорить слишком рано. Впереди чемпионат мира, Межконтинентальный кубок, в следующем году квалификация. Будем играть.

— Что интересного ещё есть у вас в жизни?
— На протяжении восьми лет увлекаюсь горными лыжами и сноубордом. Пока мой уровень, конечно, далёк от профессионального, но и чайником меня назвать никак нельзя. Катаюсь, падаю, получаю удовольствие.

— Нет страха, что вместо удовольствия получите травму?
— Ну, это же не в сезон, не в активный игровой период. Занимаюсь этим в отпуске, на отдыхе. С таким же успехом можно сломаться во время езды на велосипеде или во время сёрфинга. Упасть вообще можно где угодно, сломать что-нибудь на ровном месте. Так что катаюсь и стараюсь не думать о травмах.

— Как считаете, смогли бы добиться в сноуборде серьёзных успехов?
— Если полностью переключиться на этот вид спорта, заниматься только им, думаю, что да. Наверное, не на высочайшем уровне, но на определённом точно бы смог. Фристайл, слалом – с этим можно справляться, у меня бы получилось.

— Говорят, что сноуборд – спорт отчаянных людей. Вы отчаянный? В детстве много проблем родителям доставляли?
— Вы знаете, как раз нет. И в детстве старался не выходить за рамки, и сейчас продолжаю делать это. Особых проблем со мной никогда не было. Вот брат мой двоюродный – личность, кардинально противоположная моей. Он мне как родной, выросли вместе, сейчас постоянно видимся. Так вот, он постоянно был заводилой и меня завлекал во всякие истории. За что ему регулярно больше меня и доставалось.

— Расскажите одну из таких историй.
— Мы жили на Чистых прудах, ему было шесть лет, мне – пять. Там трамвай ходил по кругу, ну и мы, конечно, решили на нём покататься. В итоге неожиданно уехали непонятно куда, потерялись. Родители милицию подняли на уши, сутки нас искали. Нас совершенно посторонние люди накормили в ресторане, так что мы себя отлично чувствовали. В итоге через какое-то время сами нашли дорогу домой. Это было настоящее приключение, и запомнилось оно надолго.

— Родители у вас имели отношение к спорту?
— Отец занимался футболом и меня приучил. Я в детстве постоянно с ним ездил, смотрел, как он играл. Конечно, самому понравилось, захотелось попробовать. Вообще могу только поблагодарить отца за то, что смог воспитать меня в спортивном плане, привил мне профессиональное отношение к нему, выработал определённые навыки. Мама никогда спортом не занималась особо, хотя сейчас вместе с нами с удовольствием ездит в горы. Покоряем горы всей семьёй.

— Родители тоже катаются на сноуборде?
— На горных лыжах. Сестра тоже предпочитает лыжи, да и я первые пару лет использовал только лыжи. Потом только встал на сноуборд, так и катаюсь до сих пор. Какие склоны предпочитаю? Если речь о Москве, то это Дмитровский район, Сорочаны, Степаново. Если рассматривать заграницу, то там вообще много хороших мест. В последний раз ездили в Андорру. Антон Шкарин тоже поехал с нами, захотел попробовать встать на лыжи.
Отец занимался футболом и меня приучил. Я в детстве постоянно с ним ездил, смотрел, как он играл. Конечно, самому понравилось, захотелось попробовать. Вообще могу только поблагодарить отца за то, что смог воспитать меня в спортивном плане, привил мне профессиональное отношение к нему, выработал определённые навыки.

— Получилось?
— Ну да, он же в своё время в Магадане занимался лыжами, а это определённый навык. Тут как футбол, что большой, что мини, что пляжный – есть определённая специфика, но общие-то навыки никуда не денутся. Спорт вроде и разный, а работает там всё почти одинаково.

— Никогда не возникало мысли закончить с футболом и заняться другим видом спорта?
— Другим спортом? Нет-нет, никогда. Бросать футбол ради другого вида спорта я никогда не собирался.

— Что бы вы ещё хотели совместить с футболом?
— Даже и не знаю. Много хороших дел, главное, чтобы удовольствие приносило, либо финансовая составляющая должна быть. Можно будет подумать о бизнесе, но говорить об этом пока рано.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
9 декабря 2016, пятница
Верите ли вы, что 12 российских призёров Сочи-2014 употребляли допинг?
Архив →