Кирилл Романов
Фото: Михаил Воскресенский РИА "Новостей"
Текст: Юлия Иванова

Романов: каждая следующая игра – новая цель

Игрок сборной России Кирилл Романов – о необычном пятиборье, требованиях Михаила Лихачёва, лучшей игре россиян и многом другом.
12 сентября 2013, четверг. 14:30. Другие
— Кирилл, расскажите немного о себе: где родились, выросли?
— Родился в Ленинграде, но почти сразу родители переехали в Караганду. Там мы прожили 11 лет, я в пятый класс уже ходил, а потом снова вернулись в Россию, теперь уже в Санкт-Петербург. С 2007 года я и живу в Питере, никуда больше не переезжал.

— Как познакомились со спортом. С помощью родителей?
— Ну можно и так сказать. Отец в своё время играл в футбол на любительском уровне, с друзьями. Ну и я, конечно, когда подрос, тоже стал гонять мяч с парнями во дворе. Потом один тренер неожиданно пригласил меня поиграть в команде, так я попал в карагандинский "Шахтёр", где играл около полутора лет. После возвращения в Питер мне хотелось продолжать играть в футбол. Дома не любил сидеть, в детстве, наверное, все игровые виды попробовал – баскетбол, волейбол.
Неоднократно занимал призовые места на районных турнирах, в необычном пятиборье, например. Там было пять видов: бег на 100 и 5000 метров, теория по Олимпийским играм, потом гимнастика и два вида игровых — футбол и баскетбол. Упражнения надо было делать на время или на попадание. В Петербурге я, по-моему, три раза выигрывал это пятиборье.
Почти всё свободное время тратил на спорт, но при этом учился достойно, без троек. Тут у меня с родителями была договорённость: я хорошо учусь, они не мешают заниматься спортом, играть в футбол.

— Какой предмет в школе был самым любимым?
— Конечно, в приоритете была физкультура, а ещё – математика. Она мне действительно нравилась, я очень хорошо знал её. У нас вообще был класс с математическим уклоном, так вот учительница разглядела во мне склонность к предмету, на начальном этапе в некотором роде даже давила на меня, чтобы я занимался, а потом я уже и сам влился, нравилось.

— Какие физкультурные нормативы сдавали лучше всех?
— Физкультура мне вообще во многом помогала. У нас проводились разные соревнования, я, конечно, участвовал во всех, вплоть до стрельбы. Ездил везде, неоднократно занимал призовые места на районных турнирах, в необычном пятиборье, например. Там было пять видов: бег на 100 и 5000 метров, теория по Олимпийским играм, потом гимнастика и два вида игровых — футбол и баскетбол. Упражнения надо было делать на время или на попадание. В Петербурге я, по-моему, три раза выигрывал это пятиборье, выбрался на российские соревнования и там занял третье место. Получил президентскую премию даже за это, 30 тысяч выделили. Представляете, для девятиклассника (улыбается). К Валентине Матвиенко вызывали, она тогда губернатором Санкт-Петербурга была. Не знаю, каким образом, но потом ещё попал в "молодёжную двадцатку". Там все ребята были очень умными, представляли гуманитарные предметы, математику, физику, уже какие-то открытия делали, новаторские идеи предлагали. Я единственный там был такой, из спорта, как угораздило – не понимаю. Там был у нас круглый стол, подарки какие-то дарили, фотографировались. Я, конечно, сидел и помалкивал в основном, но всё равно было приятно. И родители потом поздравляли.

— Какая у вас главная цель в спорте?
— Самая главная — победа в каждом матче, в каждой игре. Ещё – закрепиться в сборной. На чемпионат мира я еду, теперь нужно его выиграть. Это высшая ступень в карьере футболиста, но даже если её достигнуть – движение вперёд не останавливается. Каждая следующая игра – новая цель. Чемпионат мира или Кубок города – не важно. Выиграешь пять, шест, семь игр – всё, ты победил в любом турнире, завоевал главный приз. И после него будет новый матч и новая цель.

— Психологически свыклись с мыслью о том, что вы игрок национальной сборной?
— Московский этап Евролиги меня многому научил.
В Суперфинале пропустил весь групповой этап, а потом Михаил Лихачёв сказал, что буду играть в финале. Волновался, конечно, цена матча была слишком высока, но как только вышли на разминку, почувствовал, что всё идёт так, как нужно. Думал только об установке тренера, о том, что от меня требуется.
Я выходил во всех матчах, забивал и окончательно успокоился. Понял, что от меня требуется, разобрался в схемах. Юрий Крашенинников многое мне объяснил, мы с ним жили в одном номере, часто разбирали матчи и моменты. Ребята очень тепло приняли, а это мгновенно добавляет уверенности в себе. В прошлом году я толком не успел адаптироваться, слишком маленький срок был в команде, а в этот раз всех знал, всё привычнее было. Ну и потом в Суперфинале пропустил весь групповой этап, а потом Михаил Лихачёв сказал, что буду играть в финале. Волновался, конечно, цена матча была слишком высока, но как только вышли на разминку, почувствовал, что всё идёт так, как нужно. Думал только об установке тренера, о том, что от меня требуется, и очень хотел доказать, что наставник не ошибся с выбором, поверив в меня.

— Тренировки в клубе и в сборной сильно различаются?
— Различаются, конечно, но не особенно сильно. В основе всё равно работа с мячом, а тут ничего нового не придумаешь, а вот что касается физических нагрузок, упражнений на выносливость – тут разница есть. В "Кристалле" у нас более прыжковая направленность и много ускорений. В сборной много ускорений, есть специфика объединения физики и техники. В "Кристалле" нас чаще всего нагружают физикой, а потом уже начинается работа с мячом. Впрочем, Лихачёв нас постоянно удивляет: приходишь на тренировку, а там новые упражнения, причём такие, что даже без мяча бегать интересно.

— Что Лихачёв требует от вас на сборах?
— Конкретно перед сбором он мне не говорит ничего, я сам стараюсь понять, что делать. Конечно, необходимо выкладываться на полную, работать как минимум не хуже всех остальных. Доказывать то, что не чужое место в сборной занимаю, а своё.

— Тренер часто поддерживает вас или других игроков словами? Хвалит?
— Он всегда и всех старается подбадривать. Это помогает, лично я понимаю, что делаю всё правильно, желания работать ещё больше появляется. Ну и бывает, что после игр подойдёт, пожмёт руку, улыбнётся тепло. Конечно, приятно чувствовать такое отношение, хотя у Михаила Викторовича со всеми ребятами хорошие отношения. Никогда не слышал, чтобы кто-то с ним пререкался. Поэтому я любые его слова воспринимаю адекватно, сразу же делаю выводы, если это нужно.

— Какую игру сборной можете выделить? Из того периода, когда вы были просто болельщиком, смотрели со стороны.
— Конечно, финал чемпионата мира. Я смотрел, переживал как сумасшедший. Это был великий, великолепный матч. Всегда с удовольствием пересматриваю любую игру с бразильцами. Ещё выделю игры с командой Швейцарии. На финале Евролиги в Москве, когда мы выиграли – 6:4, я присутствовал лично, игра получилась отличная. Ещё одна – из прошлогодней квалификации как раз к чемпионату мира на Таити против той же Швейцарии. Во многом благодаря той тяжёлой победе мы и едем на чемпионат мира защищать свой титул.
Любому сопернику независимо от его силы и мотиваций мы навязываем свою игру, стараемся задавить, переломить его. Плюс в команде коллектив, который складывался годами. Прошёл через всё, с нуля начал, а сейчас почти все ребята – заслуженные мастера спорта и чемпионы мира. Так что наша сила – в этом.
Я из того поединка очень много почерпнул для себя, хотя когда по телевизору смотришь – совсем другие эмоции. Там, на песке, всё по-другому, адреналин просто зашкаливает, особенно если ты понимаешь, что не можешь выйти на площадку и попробовать что-то изменить. Теперь я это ощутил и не понимаю, как Михаил Лихачёв с этим справляется в каждом матче. Их же много таких, почти на каждом турнире. У меня к концу чемпионата мира голоса уже не было (улыбается).

— В чём основная сила сборной России?
— Я считаю, что в самой команде, в коллективе. Что бы ни происходило, как бы ни складывался матч, у сборной есть своя игра, своя линия, которую мы гнём. Любому сопернику независимо от его силы и мотиваций мы навязываем свою игру, стараемся задавить, переломить его. Плюс в команде коллектив, который складывался годами. Прошёл через всё, с нуля начал, а сейчас почти все ребята – заслуженные мастера спорта и чемпионы мира. Так что наша сила – в этом.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
Что вы думаете о победе Антона Бабикова в Эстерсунде?
Архив →