Антон Шкарин
Фото: Алексей Филиппов, "РИА Новости"
Текст: Юрий Усынин

Шкарин: мой гол стал переломным в финале

Антон Шкарин в составе российской сборной стал чемпионом мира по пляжному футболу. В интервью он раскрыл подробности выступления сборной.
4 октября 2013, пятница. 13:00. Другие
На недавно закончившемся чемпионате мира по пляжному футболу сборная России отстояла звание чемпионов мира, победив в решающей игре одну из сильнейших сборных Европы, с которой россиянам приходится регулярно сталкиваться на внутриконтинентальных соревнованиях, – испанцев. "Красная фурия" была разгромлена со счётом 5:1, а автором первого "гвоздя в гроб" соперника стал Антон Шкарин, рассказавший в интервью о непростом периоде подготовки к чемпионату, навалившихся по ходу турнира проблемах с составом, а также соперниках нашей сборной.

— Антон, давление на вас как на действующих чемпионов мешало при подготовке к чемпионату мира?
Нет той опустошённости, которая была после победы в Равенне в 2011 году. Тогда казалось, что сделали невероятное дело. Хотелось, чтобы просто все оставили в покое и какое-то время посидеть дома, подумать. А сейчас этого нет, не знаю, с чем связано, хочется и дальше играть, побеждать.
— Ну, на самом деле да. Чем ближе подходил чемпионат мира, тем больше у ребят и тренерского штаба в том числе проявлялось волнение, так как все ждали от нас хорошего результата, потому что, во-первых, мы стали в этом году лучшей командой Европы, выиграв Евролигу, а также выиграли последний межконтинентальный Кубок. Да и вообще являлись фаворитами турнира, и поэтому было сложно в первых матчах группы, так как было непросто настроиться на команды более низкого уровня. В этом была не то чтобы сложность, но этот момент является ахиллесовой пятой нашей сборной. В этом году мы с этим справились, хорошо подходили к каждому матчу, никакого недонастроя не было. Присутствовало волнение, потому что нужно было побеждать и выходить из группы с первого места, так как в другой играла Бразилия, и не хотелось играть против неё уже на стадии четвертьфинала.

— Какие были первые впечатления по приезду в столь далёкую страну?
— Впечатления, знаете, двойственные. Очень красивый остров посреди океана, вообще говоря, завораживающее зрелище. Но мы прилетели в таком состоянии, что, как только я вышел из самолёта, в голове была единственная мысль: побыстрее добежать до кровати и уснуть. Наверное, примерно после первой тренировки на стадионе мы прониклись чемпионатом мира, более-менее нормально почувствовали атмосферу, увидели поле, ворота, песок – поняли, на чём будем играть. Можно сказать, что этот момент сразу привёл нас в боевую готовность. Нам всем понравилась сама атмосфера до начала чемпионата мира, потому что весь город, остров ходил в предвкушении этого события. Все уже знали, кто приезжает, что за сборные. Нас очень хорошо встретили. Таитяне – народ гостеприимный, всех встречали хорошо. Так нигде ещё не было: с песнями, плясками. Нас расположил к ним такой приём.

— Быстро прошла акклиматизация?
— Да, лично я ожидал, что будет гораздо хуже. Мы приехали за четыре дня до начала, но пары дней нам хватило. На третьи сутки уже нормально себя чувствовал, хорошо спал по ночам. В целом самочувствие во время тренировок тоже было отличное. В принципе, вся команда так же, как и я, в хорошем состоянии подошла к первой игре. Да и можно ли говорить о преимуществе в акклиматизации, ведь все находились в равных условиях. Даже сборные тех стран, которые территориально находятся ближе, должны были привыкать к необычному климату. Все находились словно на сковородке (улыбается).

— В игре с таитянами было сложнее, чем в других играх, в том плане, что за хозяев активно болели трибуны?
— На самом деле мы привыкли к матчам такого плана, когда играешь не только против соперника, но и против зрителей. Нам это нравится, сборная России всегда хорошо играет, когда болеют против неё. Это как дополнительный мотивирующий фактор. То есть когда во время игры болельщики свистят, кричат, вы сами начинаете по-хорошему злиться. Другое дело, помогало ли самим таитянам такая поддержка. Например, когда мы играем дома, то чувствуется дополнительное волнение и ответственность. Правда, думаю, что в матче с нами у них подобных ощущений не было, так как таитяне и так достигли своего потолка, да даже прыгнули выше головы и уже были героями, выйдя в полуфинал. Они играли в своё удовольствие, ничего не боясь, но и мы тоже.

— Кто из соперников, с кем довелось сыграть сборной России, показался самым сложным?
— Наверное, это сборная Ирана. К тому же играли с ними на нелюбимой для сборной России стадии: мы очень часто оступались в четвертьфинале. Он для сборной – как психологический барьер. Да, думаю, так и у всех сборных на чемпионате мира, потому что это такая стадия, после которой ты либо едешь домой, либо уже остаёшься на турнире до самого последнего дня. Конечно, все хотят её преодолеть. Иранцы очень сильно прибавили, у них боевая команда, тренер бразилец, который собрал очень хороший коллектив. Думаю, у них хорошее будущее, не зря иранцы заняли первое место в своей азиатской зоне, а в товарищеских матчах обыгрывали итальянцев, украинцев вроде тоже. Хорошая сборная. Команда Таити мне тоже понравилась, они прибавили очень сильно. Конечно, их вдохновляли трибуны, да и тренер Ширинци тоже прибавил в своём мастерстве, всё-таки работает не первый год. Ну и подобрал правильных ребят и здорово их подготовил.

— Кто из других участников чемпионата приятно удивил, а кто разочаровал?
— Удивили таитяне тем, что очень резко за год прибавили. Совсем другая сборная, хотя игроки в большинстве своём всё те же. Конечно, появились новые лица, но много игроков осталось из прежней сборной, но заиграли они совсем в другой футбол. В хорошем смысле. А вот огорчили бразильцы. Я думал, что мотивация у них всё-таки должна была быть запредельная. Во-первых, новый тренер, который работает с ними первый сезон, игрокам нужно себя показывать с лучшей стороны, раскрываться, чтобы их продолжали вызывать в сборную в будущем. К тому же они, конечно, не очень хорошо для себя выступили на прошлом чемпионате мира, проиграв нам. Но в итоге они показали серый футбол, причём почему-то с самого начала турнира. Думал, они будут прибавлять, как и мы. В первой игре тоже столкнулись с проблемами, и пришлось улучшать игру по ходу турнира, а вот они на протяжении всего чемпионата играли на одном уровне. В этом плане бразильцы разочаровали.

— Постоянно кто-то из игроков не мог принять участие в матче, тяжело ли было справиться с потерями?
— Да, конечно, мы первый раз столкнулись с такой проблемой, когда сразу два ключевых игрока основного состава выпали из обоймы. Получилось, что не могли играть по одному человеку из каждой четвёрки, что очень сильно сказалось на взаимодействии внутри них. Не секрет, что игра сборной России по пляжному футболу строится на общекомандных взаимодействиях. У нас нет каких-то ярких единоличников или лидеров, мы сильны именно своей командной игрой, комбинациями. А тут прямо во время первой игры капитан получил травму. Это психологически, конечно, выбило из колеи, да и в качестве игры мы тоже потеряли. Во втором и третьем матчах нам пришлось подстраиваться под сложившуюся ситуацию, но ничего, мы справились, прибавляли по ходу турнира. Благо, между играми были паузы, а не как в Европе, когда матчи каждый день. Где-то на тренировках сыгрывались, и в итоге всё получилось хорошо.

— Присутствовала ли какая-то нервозность, когда Иран и Таити выходили вперёд в счёте?
— Нет, в игре с Ираном её не было. Она присутствовала до начала матча стадии одной четвёртой финала. А во время игры даже когда проигрывали 0:2 – ерунда. Лично я чувствовал, что мы выиграем матч. Бывают такие игры, когда есть какая-то внутренняя уверенность и ты как будто знаешь, что победишь. А вот в матче со сборной Таити пришлось сложно, и были у меня такие моменты, когда понимал, что придётся очень сильно попотеть. Когда оставалось три с небольшим минуты до конца, то уже думал: "Блин, надо забивать, потому что если не сейчас, то когда?". Хорошо, что Алексей Макаров забил.

— Свой полуфинал сборная России играла первой. С кем хотелось встретиться в финале: с Испанией или Бразилией?
— Конечно, очень многие ребята хотели встретиться с Бразилией, потому что в 2011 году после своего поражения они говорили, что это была досадная случайность и они всё равно сильнее нас. Многие ребята хотели доказать, что тот успех не был случайностью, и нам это удалось. Конечно, сейчас легко говорить, но мы тоже злились на них и хотели доказать, что не случайно обыграли их тогда. Но они сами, не знаю почему, проиграли. Смотрел их игру с испанцами. Может быть, на фоне игр с теми же японцами, когда лидеры бразильцев в конце концов, забивали все игроки думали: "Ладно, если не в основное, то в дополнительно время точно забьём". В итоге, видите, не получилось, пропустили сами, а забить в ответ не успели и не смогли. Но на самом деле это закономерно: Испания заслужила победу.

— За счёт чего удалось так здорово отыграть в обороне в финале, хотя Таити с Ираном доставили немало проблем?
Конечно, очень многие ребята хотели встретиться с Бразилией, потому что в 2011 году после своего поражения они говорили, что это была досадная случайность и они всё равно сильнее нас. Многие ребята хотели доказать, что тот успех не был случайностью, и нам это удалось.
— Честно говоря, Испания немножко разочаровала. Помня себя в 2011 году, когда мы впервые вышли в финал и у нас был запредельный настрой, мы очень хорошо подошли именно к финальному матчу с психологической точки зрения. А испанцы вышли какими-то подавленными, как будто не верили в победу. Не знаю, с чем это связано. Может, игра с бразильцами накануне забрала у них слишком много эмоциональных сил, либо что-то ещё, может, просто боялись нас, так как в этом году мы их два раза обыгрывали. Испанцы вышли заведомо не веря в свою победу, и особо проблем нам в защите не создавали, мы их полностью переиграли. На них сто процентов сказался предыдущий матч с Бразилией. Я прямо уверен. Смотрел ту игру, поэтому видел, что они в каждом моменте выкладывались на сто пятьдесят процентов и, может, просто не успели восстановиться. Я так думаю. После этого им тяжело было противостоять нам. Мы играем в две четвёрки, часто меняемся, все физически готовы хорошо. Думаю, причина кроется в этом. Действительно, с Таити и Ираном мне как защитнику было гораздо сложнее играть против их нападающих.

— Какой момент финального матча можно назвать переломным, ведь более периода никто не мог забить?
— Так, так, так… наверное, когда я забил. Испанцам после этого пришлось раскрываться, соответственно у нас появилось больше моментов. Свои они не использовали, вроде одного из опасных штрафных. Мы сразу в ответ забили, да не один гол, а сразу два. Думаю, это и был ключевой переломный момент. Они свои шансы не использовали, когда побежали отыгрываться, а мы на контратаках забили.

— Присутствует чувство опустошённости или, наоборот, хочется побыстрее снова выйти на песок и добиваться новых побед?
— Кстати, нет той опустошённости, которая была после победы в Равенне в 2011 году. Тогда казалось, что сделали невероятное дело. Хотелось, чтобы просто все оставили в покое и какое-то время посидеть дома, подумать. А сейчас этого нет, не знаю, с чем связано, хочется и дальше играть, побеждать. Сейчас вот поедем на межконтинентальный Кубок. Есть огромное желание играть, выигрывать и доказывать, что мы не зря являемся сборной номер один.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
Кто победит в матче за титул чемпиона мира по шахматам?
Магнус Карлсен
992 (31%)
Сергей Карякин
1651 (51%)
Всё равно. Я вообще не понимаю ажиотажа вокруг шахмат
584 (18%)
Проголосовало: 3227
Архив →