Все новости
Денис Череватенко
Фото: Леонид Дубейковский

Череватенко: мне снятся паруса

Лидер дивизиона Hanse Денис Череватенко – о первой нелюбимой лодке, желании шкиперить, азарте, планах на будущее и любви на всю жизнь.
Другие

— Денис, сколько лет вы и яхтинг вместе? Когда началась ваша история?
— Это случилось менее трёх лет назад. Мы с друзьями и коллегами по работе полетели на Карибские острова, чтобы принять участие в гонке РБК. Тогда я совершенно ничего не понимал про яхтинг и, собственно, думал не о нём, а о Карибах. Была какая-то лазурная мечта побывать на этих островах, вспоминались пираты Карибских морей, тропическая красота. Самое забавное, что перед стартом регаты наша лодка утонула. То есть из всего чартерного флота – из 30 лодок — именно наша лодка утонула, не дойдя до места сбора. Организаторы спешно нашли маленькую лодчёнку «Жано 36», мы с ней сразу же друг другу не понравились, потому что она маленькая и тесная, а я здоровый и неуклюжий. Я себе там всё отбил, бился головой, плечами, коленями, спать было невозможно. Но это ещё полдела: в последний день гонки у меня так

Я всегда вёл спортивный образ жизни, но яхтинг совершенно отличается от других видов спорта, так как задействует те группы мышц, которыми мы практически не пользуемся в повседневной жизни. Наш организм совершенно иначе работает на качке, включается работа мышц-стабилизаторов.

скрутило спину, что я не мог разогнуться.

— Организм не вынес парусной нагрузки?
— Я всегда вёл спортивный образ жизни, но яхтинг совершенно отличается от других видов спорта, так как задействует те группы мышц, которыми мы практически не пользуемся в повседневной жизни. Наш организм совершенно иначе работает на качке, включается работа мышц-стабилизаторов. Фактически ты тратишь три калории, но устаёшь во время качки за два часа просто нереально. Так вот из-за работы на этой взаимно нелюбимой лодке у меня прихватило спину так, что я не мог ходить и лежать. Врач, который был на регате, сказал, что у меня камень в почках или, не дай бог, в мочевом пузыре (смеётся). Я был таким счастливым, что наконец-то попал на Карибы, увидел маленькую колибри, которая нюхала цветок на балконе, а тут весь отдых насмарку.

— Тогда о какой-то любви к парусному спорту сложно было думать?
— С уверенностью могу сказать, что яхтсмены – самые счастливые люди. Воздух, море, солнце, дождь, — голова попросту отключается. Ты не думаешь о проблемах на работе, в семье, ты ни о чём не можешь думать – ты в гонке, все, о чём ты думаешь, – только о том, чтобы лодка тебя не подвела. Один раз испытав такие эмоции, ты никогда не останешься равнодушным. Естественно, мы шли плохо, нас протаптывали все, но сам факт того, что флот стартует и ты вместе с ним, наполняет тебя невероятным адреналином. Я уже понял, что после финиша со мной нельзя ни о чём разговаривать. Я принимаю неадекватные решения, потому что адреналин заставляет работать мозг совершенно по-другому. Это гонка. Я уверен, что я никогда не буду фанатеть от обычного хождения под парусами, это зачастую нудное занятие. Гонка всё меняет. Сразу же после той первой регаты я захотел стать шкипером, потому что шкипер — самый главный, даже на маленьких лодках он не крутит лебёдки и у него точно не сводит спину.

— И вы пошли учиться на шкипера?
— Да, я пошёл учиться в «Русский яхтенный центр» — это организаторы РБК, оттуда мой первый шкипер Александр Яковлев. Курсы обычно делают осенью или зимой «под сезон», либо в сезон переезжают в Хорватию или в Турцию, чтобы экстерном пройти курсы. Но я хотел всё основательно и серьёзно, поэтому какое-то время Саша вначале со мной занимался индивидуально, когда приезжал в Москву. Затем я сам почитывал литературку, и когда начался набор на курсы, я записался в «Русский яхтенный центр». Нужно признаться, что даже сейчас, когда проходят лекции для новичков, где рассказывают, что такое парус, зачем дёргать за шкоты, верёвку, для меня находиться там гораздо увлекательней, чем смотреть телевизор, например. Я прихожу, чтобы снова окунуться и снова почувствовать яхтинг в своей жизни.

— Яхтсмену, закончившему не одни курсы, можно ещё что-то почерпнуть на мастер-классах для новичков?
— На любых курсах можно что-то новое узнать. Ребята, которые проводят курсы, достаточно опытные, с большим опытом, чем у меня, и порой немного забывшись, они могут выдать какой-то секретик, а я его себе в копилочку. Мне даже просто думать о яхтинге в кайф. Когда я вернулся со своей первой регаты с Карибов, мне ещё месяц снились паруса. До этого я никогда не видел таких снов, хотя вырос на море, а тут целый месяц… Я каждое утро

Три раза в неделю у меня были индивидуальные занятия с тренером. Иногда приезжал, а на воде штиль и выходить не имело никакого смысла, потому что отработать технику или новые элементы просто невозможно. Но для меня даже в штиль выйти на лодке было куда интереснее, чем сидеть в офисе и проверять почту. Мне этого офиса в обычной жизни хватает: я занимаюсь рекламным бизнесом.

просыпался счастливым. До сих пор помню сон с парусами, видимо это был какой-то знак, что моему мозгу, моей ментальности это близко.

— То есть, закончив курсы, обучение не прекращаете?
— Да, я всё лето занимался с «Навигатором», у них стоит лодка в Пирогово. Три раза в неделю у меня были индивидуальные занятия с тренером. Иногда приезжал, а на воде штиль и выходить не имело никакого смысла, потому что отработать технику или новые элементы просто невозможно. Но для меня даже в штиль выйти на лодке было куда интереснее, чем сидеть в офисе и проверять почту. Мне этого офиса в обычной жизни хватает: я занимаюсь рекламным бизнесом.

Две недели назад мой приятель устраивал регату в Турции, в Мармарисе. Человек три раза побывал на лодке, принял участие в парочке регат, понял, насколько это крутая тема, и на свой день рождения решил устроить регату, привлечь спонсоров. Человек просто уникальный, поэтому у него всё получилось.

— То есть вот так, сходив пару раз на яхте, человек загорелся идеей отпраздновать свой день рождения под парусами?
— Да, он сходил на регату два раза, решил, что это прикольное времяпрепровождение, решил сделать такую тусовку на свой день рождения. Прикинул свои силы, подтянул знакомства, и у него всё получилось.

— Вы в этой праздничной регате тоже принимали участие?
— Да, я получил предложение принять участие. Я попросил Кирилла не давать мне шкипера, хотел шкиперить сам. Он обрадовался, что я ему экономлю деньги на шкипере, и прислали мне зелёных юнцов. И когда они впервые вступили на палубу, я понял, как важно для меня передать им свой заряд энергии. Мы выходили раньше всех, я объяснял им, как ведёт себя ветер, я пытался их влюбить в парус. Мы заняли не самое лучшее место, но у нас была самая дружная, самая весёлая команда, и я знаю, что сейчас они просто в восторге от парусного спорта. Для меня это очень важно. Невозможно не любить парусный спорт, побывав один раз на регате, ты обязательно вернёшься. Яхтинг действительно заразен.

— Морская болезнь вас не берёт? Насколько это существенная проблема, особенно для новичков?
— Да, физиологические проблемы, связанные с укачиванием, случаются. С нами первый раз ходила девушка, так её укачивало сразу же, как только она ступала на палубу. Работа всё меняет, я дал ей штурвал, не поверите, но человек сразу же преобразился. На последней регате она вместо меня всех учила, что и как делать, её ни разу не укачало. То есть даже такие проблемы можно решить, если ты будешь чем-то заниматься на лодке. А если ты ещё и в гонке, то точно забываешь обо всём.

— То есть все участники регаты — азартные люди?
— Конечно. Мы сейчас перед этой регатой были на Hansa cup, заявились первый раз и лодку выбрали только по причине наличия большой каюты. Там ребята по именам, возможно, не такие звёздные, как здесь, но это гонки, это спорт. Там не было никакой коммерческой развлекательной части. Из десяти лодок мы были четвёртые, бились в серединке и на третьей гонке ветер превысил 30 узлов. Нам не разрешили ставить генакеры, но именно тогда я осознал, почему так кайфую во время регаты. Неважно, за какое место ты бьёшься, самое главное, что три четверти времени ты бьёшься. Вот твой соперник, ты можешь его достать и убрать, нужно только правильно сработать, причём не только тебе самому, но и всему экипажу.

— В этом году вы уже принимали участие в гонке, организованной «Навигатором», но тогда были в конце рейтингового списка, а спустя полгода являетесь одним из главных претендентов на победу. В чём секрет успеха?
— Если вспомнить мою жизнь под парусом, то вначале я отходил, и мне просто понравилось. Затем понял, что обязательно надо отучиться, выучился на шкипера, походил на какие-то регаты, и мне стало уже душновато в роли матроса. Тем более паруса уже перестали сниться, хотелось вернуть это ощущение. Я стал собирать вокруг себя единомышленников, мы ездили на тренировки, у нас появился тренер. Мы летали на тренировки то в Турцию, то в Анапу, то в Таганрог, там я всегда просился на штурвал, и в какой-то момент тренер мне сказал, что я уже готов принять участие в регате. Я призадумался, но понял, что очень сильно хочу быть капитаном. Осознал, что в этом сезоне обязательно я буду шкиперить, и тут мне подвернулась возможность поехать на Карибы с РБК. Там у нас собрался не самый опытный экипаж, да и я был не самым опытным шкипером, но хотел, чтобы у меня был самый быстрый дивизион, хотел гоняться с генакерами. И тут мы попадаем в «дивизион смерти», где были собраны лучшие яхтсмены России и Украины. Мастера спорта международного класса и я. Всё прошло просто отлично, единственное, мы настолько медленно ходили, что на верхнем знаке нас доставал следующий флот. В тот момент я понял, что мне нужен какой-то профессионал, нужен опытный тактик. Дело не в том, что я хочу ходить быстро, самое страшное — неуверенность в какой-то ситуации. Мне нужен был человек, который подсказал бы, что я делаю не так, придавал бы мне уверенности и спокойствия, чтобы я не «съедал» себя.

— То есть становление капитана идёт шаг за шагом.
— Да, взросление капитана идёт поэтапно. Если Женя Никифоров или Тимофей Жбанков, например, с детства занимаются этим спортом, то я пришёл в 33 года, и мне нужно многое поменять в голове.

— Какие этапы взросления были у вас?
— Во-первых, я понял, что должен научиться хорошо рулить, чётко понимать ситуацию, начинать разбираться в тактике, и только после этого руководить командой. В этом сезоне на тренировках я занимался только рулёжкой и стартами. Если вы меня спросите, как поступить в этой тактической ситуации, я сильно удивлюсь (смеётся). То есть когда мы поворачиваем, я не знаю, что мне делать: у меня стоит тактик и говорит: «Поворот!». Если бы у меня была возможность посмотреть по сторонам, я бы сделал это, но моя задача – смотреть за парусом и постоянно контролировать, чтобы лодка шла в ход. Не поверите, но иногда так хочется посмотреть по сторонам.

— Итак, на Mayhollidays вы прибыли в роли шкипера.
— Да, я решил, что буду рулить, но мне нужен тактик. И в той гонке моим тактиком был Максим Умнов, хотя в любительских гонках не бывает чистых ролей. Заняв одно из последних мест на той гонке, я приехал в Москву и понял, что хочу учиться. Желание было огромным, и я выбрал «Навигатор», тем более что в Пирогово можно было даже в безветрие находиться на лодке и испытывать блаженство.
— По прошествии полугода, результат занятий, как говорится, на лицо.
— Я и сам это чувствую. Сейчас тактиком у меня Дмитрий Нароженко – мой тренер. По сути, мы приехали на эти регаты сдать своеобразный экзамен, чтобы посмотреть результат моих тренировок. Я стал рулить иначе, безусловно, но по большей части – это работа экипажа. Мы вместе прошли регату Hansa cup, и сейчас экипаж работает лучше, чем рулевой. Тем более перед «Кубком чемпионов» мы неплохо поработали над яхтой.

— И что вы сделали?
— Например, мы помыли днище, поднастроили матчу. Я общался с ребятами, многие особо и не заморачивались на это.

— А какой эффект это даёт?
— Увеличивает скорость до двух узлов. Заросшее днище – серьёзное сопротивление в воде, но дело не только в этом. Мы приехали первыми, взяли лодочку и настраивались на хорошую конкуренцию, но организаторы в последний момент перетасовали состав. В нашем дивизионе должна была быть Ирина Городецкая, жаль, что она оказалась в другом классе.

— Получается, что вы подошли к этой регате с небольшим преимуществом?
— Можно и так сказать. Проведённая перед «Кубком чемпионов» регата позволила нам приработаться к лодке, к коллективу, сейчас каждый знает, что делать. Но всё равно, если смотреть, как работает мой экипаж или как работают другие экипажи, у

На гонках «Навигатора» чувствуется, то организаторам не наплевать на тебя, нет такого, что собрали деньги и забыли, как на некоторых регатах. Олегу Гусеву не всё равно, он постоянно что-то пытается придумать и видно, что он заинтересован в том, чтобы росло всё больше шкиперов. Леонид Дубейковский с фотографиями и семинарами по метеорологии – просто находка.

меня язык не повернётся сказать, что мы где-то недорабатываем, просто есть лодки, которые объективно быстрее нашей. А если получается обойти такие лодки, значит, мы работаем лучше.

— Второй раз гоняетесь с «Навигатором»?
— Да. Я в «Навигатор» пришёл в ноябре, мне хотелось прогрессировать именно в спорте, то есть, в гонках. Я изучил интернет, и только «Навигатор» делал акцент на желании растить спортсменов. Я пришёл на лекции, мне понравилось, потом сказали, что у яхтенного клуба есть зимняя практика в Генуе, можно потренироваться, а потом гонка выходного дня с итальянцами. Уже в феврале я практиковался в Генуе, поучаствовал в однодневной гонке с итальянцами, ну а потом заявился на Mayhollidays.

— Сколько регат вы провели за сезон?
— В этом году получилось пять регат, примерно по неделе каждая. Сейчас нужно думать над тренировочным планом. Если в этом году была рулёжка, то в следующем это может быть контактная борьба со своими особенностями. Буду больше заявляться в Пирогово на гонки выходного дня, чтобы чувствовать контакт.

— Что отличает регату «Кубок чемпионов» от других регат?
— Эта регата мне очень нравится тем, что кроме спортивной составляющей тут много всего другого интересного. Здорово в конце дня на парусе катамарана просматривать фотки за день, сами видели, сколько народа собирается, да и смотрели не по одному разу. Такого нет нигде. Тот же просмотр футбола на стене жилого дома в Милне, очень круто было. Кроме того, ребята из банка внесли живую струю — организовали призовой фонд за победу, дополнительно мотивировав нас. Кроме того, тематические мастер-классы – это очень важно лично для меня. На гонках «Навигатора» чувствуется, то организаторам не наплевать на тебя, нет такого, что собрали деньги и забыли, как на некоторых регатах. Олегу Гусеву не всё равно, он постоянно что-то пытается придумать и видно, что он заинтересован в том, чтобы росло всё больше шкиперов. Леонид Дубейковский с фотографиями и семинарами по метеорологии – просто находка. Стремление Олега развиваться похвально, такие, как я, будут приводить не только друзей и знакомых, но и отдавать своих детей в парусный спорт. Это здорово.

— Ваши дети уже начали заниматься яхтингом?
— Мы планируем, что в том году моя дочь начнёт заниматься этим видом спорта. Ей сейчас девять лет, но детишек приводят с семи лет, при том в ДЮСШ вся матчасть выдаётся абсолютно бесплатно. Летом, весной гоняют, осенью и зимой не прекращают с ними заниматься — бассейн, лыжи. Работают, в общем.

— Яхтинг – любовь на всю жизнь?
— Однозначно. Планы строятся на два года вперёд. Сейчас моя основная задача — закончить сезон, подвести итоги и начинать строить планы на следующий год, подготовить график для ребят, ознакомить экипаж с ним. Будем гоняться!

Комментарии (0)
Партнерский контент