Дмитрий Малышко и Екатерина Тихонова
Текст: «Чемпионат»

Дмитрий Малышко и его главный талисман

Олимпийский чемпион Сочи Дмитрий Малышко вместе со своей девушкой Екатериной Тихоновой ответил на наши вопросы.
5 марта 2014, среда. 15:00. Другие
В прошедшие выходные компания аdidas поздравляла олимпийцев в одном из торговых центров Москвы. Наблюдая за торжественным мероприятием, среди зрителей я замечаю знакомое лицо — это же Екатерина Тихонова, бывшая биатлонистка, настоящая русская красавица, девушка Дмитрия Малышко.

Пообсуждав итоги сочинских Игр, я уговариваю Катю на совместное интервью с Димой. Она очень долго сопротивлялась, объясняя, что настоящий герой Дима и она не хочет тянуть одеяло в свою сторону, но в итоге согласилась. После официальной части Малышко ещё целый час раздавал автографы, не отказав никому из присутствующих болельщиков. Наконец-то он закончил, и мы смогли уединиться втроём и поговорить.

— Дима, для тебя Олимпиада началась не очень удачно. Как тебе удалось собраться и сконцентрироваться перед эстафетой?

Дмитрий Малышко:
Для меня Олимпиада началась провально. Я не ожидал такого результата, наверное, очень сильно хотел победить. Стрельба получилась, а ходом не блистал. Но я прекрасно понимал, что это просто ошибка в подготовке. Когда спортсмен спускается с гор и промахивается с пиком формы, то нужно просто сконцентрироваться, потренироваться, где-то отдохнуть и непременно результат придёт. Судя по стартам, я понимал, что чувствую себя всё лучше и лучше. На эстафету я бросил уже все свои силы. Мне очень хотелось хорошо отстрелять и не использовать дополнительные патроны. Моё чутьё меня не подвело. Мы много общались с тренерами, и всё шло к тому, что на эстафете я буду уже в оптимальной форме.

— Когда ты передал Антону Шипулину свой этап, то упал без сил. Отдышавшись, ты сильно нервничал или решил не смотреть конец гонки?

Д.М.:
Безусловно нервничал, это ожидание было самым долгим и тяжёлым в моей жизни. Когда я передал свой этап, очень долго не мог придти в себя, потому что выложился по полной. До сих пор на тренировках у меня побаливают лёгкие. Меня никогда так не гнали, как на последнем круге, мне казалось, что тренеры буквально стоят на каждом метре, они гнали меня к финишу, не давая схалтурить.

После финиша я упал и очень долго лежал, когда же пришёл в себя и зашёл в финишный домик, где можно было переодеться, Антон уже шёл на последнюю стрельбу. Я тогда подумал про себя, что гонка ещё только началась и всё впереди. Конечно, мы с ребятами очень сильно переживали. На стрельбе стоя у Антона была, наверное, просто гробовая тишина, и мы все, конечно, очень рады что все получилось.

— Наша сборная по биатлону на Олимпийских играх была самая закрытая команда из всех. Вас отгородили от остального мира, не впуская и не выпуская. Скажи, тебе как удобней готовиться, когда ты ото всех закрыт или когда есть возможность общаться, с кем захочешь?

Д.М.:
Конечно, хочется отвлекаться во время подготовки. Тут каждый спортсмен должен найти золотую середину и сам для себя всё понять. Полностью закрываться тоже плохо — начинают одолевать какие-то мысли об Олимпиаде, это сильно гложет и сбивает. Надо менять обстановку, учиться как-то отдыхать, отдыхать психологически. На Олимпиаде очень хотелось сменить это напряжение, пообщаться с родными и близкими, чтобы они присутствовали. Но таких возможностей было очень мало, мы буквально жили за забором в Олимпийской деревне, куда никто попасть не мог.

Лично для меня лучше, чтобы мои родные присутствовали рядом со мной, были на трибунах. Мне нужно с ними общаться и делиться эмоциями. Это возможность переключиться от спорта, отстраниться от соревновательной деятельности и всех этих спортсменов и просто психологически сбавить обороты.

— Я знаю, что Катя все твои старты провела на стадионе. Ты чувствовал её поддержку?

Д.М.:
Я знал, что она на трибунах. Мы виделись очень мало, всего два раза по 10 или 15 минут. Мне очень хотелось пообщаться и поделиться впечатлениями, особенно после неудачных гонок. Я провожал её до подъёмника, мы делились впечатлениями, мне нужно было послушать взгляд со стороны и поделиться эмоциями. Мне это очень помогло.
Дмитрий Малышко и Екатерина Тихонова

Дмитрий Малышко и Екатерина Тихонова


— Катя, ты мастер спорта по биатлону и знаешь все нюансы не понаслышке. Ты даёшь Диме советы?

Екатерина Тихонова:
Конечно даю. Я ему каждый день столько советов даю (смеётся).

Д.М.: Советов и правда много, но со стороны же виднее. Когда находишься в команде, постоянно вращаешься в одном круге, что-то притирается. Начинаешь не замечать уже совсем банальные ошибки, их может заметить даже далёкий от спорта человек. Я когда сосредоточен, порой не замечаю то, что лежит около меня, так у всех людей.

Мы очень много общаемся с Катей, она мне много подсказывает, тем более как бывший спортсмен она меня прекрасно понимает. Кате не надо объяснять, что такое старты и напряжение, её поддержка очень сильно помогает.

— Вы когда находитесь дома, что она готовит для тебя? Какое любимое блюдо?

Д.М.:
Блюд довольно много, и они все разные. Мне очень запомнился торт, который она сделала летом. Он был настолько вкусный, что я съел его один и ни с кем не поделился.

Е.Т.: Это был шоколадный торт, называется "Мишка". Дима — сладкоежка, ему бесполезно готовить мясо, он его ест как маленький котёнок. А сладкого он может съесть много. Я в последняя время перестала готовить нормальную еду. Конечно, у меня всегда есть мясо, чтобы мой мужчина был сыт. Но больше всего пеку ему всякие сладости: торты и пироги. Ему нравится.

— Недавно Вик Уайлд признался, что Алена Заварзина его личный стилист. У вас кто отвечает за гардероб?

Д.М.:
У нас вкусы совпадают. Даже когда я дарю ей какие-то подарки в плане одежды, потом смотрю и замечаю, что она их всё-таки носит (оба смеются). Они не валяются на полках, и меня это очень радует. Её подарки тоже всегда попадают точно в цель, мне они очень нравятся, и ношу я их с удовольствием.

— Наверное, вам болельщики не дают прохода в Питере? Вы не устаёте от них?

Д.М.:
Безусловно, иногда хочется отдохнуть, наверное, такое напряжение было после эстафеты, когда я элементарно не мог поспать пару дней. Тогда очень хотелось закрыться и отгородиться от всего. Приехал домой, отдохнул и сейчас легко общаюсь с болельщиками и даю автографы. Это часть моей работы, и когда люди поддерживают на протяжение всей твоей спортивной карьеры, отворачиваться будет очень неправильно и просто некрасиво.

Мы вместе с Катей получали машину на Красной площади, и когда повезли её в Питер, это было нечто неповторимое. Всю дорогу нам сигналили, кричали, хлопали, просили автографы, особенно в пробках. Конечно, сложно было отказать, и если я не был занят дорогой, то с радостью отвечал людям. В Питере до сих пор заглядывают в салон и машут руками, атмосфера праздничная.

— Катя, ты не ревнуешь Диму?

Е.Т.:
Нет, я ему доверяю. Наши отношения построены на доверии. Мы с Димой понимаем друг друга с полуслова, я всегда знаю, что он думает. А может, мне так кажется (смеётся). Если нет доверия, зачем вообще быть вместе? Понимаете, о чем я?

— Конечно, это правильная позиция. Давайте вернёмся к биатлону. В течение этого сезона на вас оказывалось колоссально давление, вся страна ждала результата. Сейчас ты выдохнул? На следующий этап поедешь уже со спокойной душой?

Д.М.:
Мы чувствовали накал и знали, что болельщики от нас требуют и ждут этих медалей. Вся команда была уверена, что мы способны добиться медалей. Так получилось, что их всё нет и нет, чего-то постоянно не хватало. Поэтому когда завоевали золото в эстафете, огромный камень упал с плеч.

Сейчас я начал относиться к спорту с положительными эмоциями, а не как к работе, на которой мне надо кому-то что-то доказать. Всё получилось. Все болельщики рады, и на следующие Кубки уже можно ехать более раскрепощённым, бежать в своё удовольствие.

— Скажи, а ты веришь в приметы? У тебя есть талисманы?

Д.М.:
Главный мой талисман конечно рядом со мной сидит (кивает на Катю). У меня больше верит мама во все приметы. Есть кое-какие талисманы, я их возил с собой на протяжении всего сезона. Но на Олимпиаду приехал без всего. Когда не было побед, мне уже начали звонить и говорить, чтобы я их забрал. Мама собрала мне пакет, привезла его, и я расставил их у себя в Сочи. Не знаю, совпадение или нет, но мы выиграли золото в эстафете. Наверное, сработало и помогло.

— Это была настоящая победа нашего биатлона. Тебе сейчас не хочется задрать нос и подколоть кого-то из соперников?

Д.М.:
Я думаю, соперники спуска не дадут. Можно было бы, конечно, расслабиться и пошутить, но впереди три этапа Кубка мира. В Питере сейчас снега нет, я каждый день езжу в спортзал и не прекращаю тренировок. Хочу вернуться в топ-10 как минимум и побороться за топ-5. Я поставил себе цели до конца сезона, расслабляться не собираюсь.

Мужская сборная России по биатлону

Мужская сборная России по биатлону

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 6
5 декабря 2016, понедельник
Что вы думаете о победе Антона Бабикова в Эстерсунде?
Архив →