Екатерина Глазырина
Фото: Getty Images
Текст: Александр Круглов

Шитиков: Глазыриной решили сломать судьбу

Тренер Екатерины Глазыриной Валерий Шитиков рассказал, как его подопечная стала не нужна национальной команде, и о её приглашениях за рубеж.
12 марта 2014, среда. 21:00. Другие

С ноября по конец января нынешнего сезона екатеринбургская биатлонистка Екатерина Глазырина считалась одной из главных олимпийских надежд сборной России и по крайней мере живым доказательством эффективности тренерских методик Вольфганга Пихлера. Потом были падение, загадочная травма, срочный вояж в Москву и полная неопределённость на олимпийский турнир.

61-е место в индивидуальной гонке в Сочи обернулось потерей, казалось бы, железного места в эстафете. Далее загадочная фраза Глазыриной в одной из соцсетей и скорое заявление СБР о том, что Екатерина «отстранена от работы со сборной России за некорректные высказывания по отношению к олимпийской команде». По методам работы действующего тренерского коллектива это почти приговор. В чём дело? Почему спортсменка, три сезона подряд работавшая с немецким тренером и послушно выполнявшая все его указания, вдруг разом стала диссиденткой? За комментариями мы обратились к личному тренеру спортсменки Валерию Шитикову.

В тренерском штабе народу – по три-четыре человека на действующую спортсменку, а сообщить ей о том, что она не стартует, выходит, некому?

— Где сейчас Екатерина и чем она занимается?
— Катя сейчас в Москве, лечит травмированное плечо. Нужна операция. Сезон для неё был бы закончен после Сочи в любом случае. Но то, что это окончание будет вот таким громким и даже скандальным – этого, конечно, никто не мог предположить.

— И всё же это произошло. В чем дело?
— Дело в элементарной непорядочности тренерского штаба сборной команды. Человеческой или педагогической – уж как хотите думайте. Да, Катя из рук вон плохо пробежала индивидуальную гонку. Но ведь и все россиянки, за исключением Зайцевой, выступили в ней отвратительно. Конечно, Катя переживала, но готовилась к эстафете как к самому важному в жизни старту – тем более что и в предварительном составе её объявили. И вот вечером в самый канун гонки на официальном сайте появляется официальная заявка, и я вижу что моей спортсменки там нет. Ну нет и нет – тренерам сборной решать, кого ставить. Но Катя, думаю я себе, ведь переживает – в последний момент оказаться «за бортом». Звоню ей, и вдруг оказывается, что сама она про это не знает. Не сообщили. И представьте теперь её состояние! А моё представьте!

В тренерском штабе народу – по три-четыре человека на действующую спортсменку, а сообщить ей о том, что она не стартует, выходит, некому? Вы её навсегда из сборной списываете? В расход? Времени ни у кого не нашлось – прийти к девушке и поговорить, объяснить, помочь правильно отнестись к решению тренеров? Не запасная ведь, не случайный участник Олимпиады! Взять хотя бы тренера по стрельбе Павла Ростовцева. Когда в 2002 году в Солт-Лейк-Сити его уже совсем было утвердили знаменосцем сборной на параде открытия, а потом передумали – к нему ведь приезжали руководители делегации, тренеры с ним беседы проводили, убеждали в том, что ерунда, мол, всё это и ему же лучше будет, если не пойдёт он на парад открытия. А если б ему такую новость из дому сообщили в канун парада? Это, извините за громкие слова, судьбу человека сломать может. Вот Глазыриной, такое впечатление, как раз сломать решили.

— Она после этого пыталась сама поговорить с тренерами сборной?
— Конечно. Говорила с Владимиром Барнашовым. Спросила прямо – если вы не считаете нужным сообщать мне о неучастии в гонке, то, может, я вообще команде не нужна? И получила прямой, очень в духе Владимира Михайловича ответ – может, и не нужна! Если недовольна, можешь собирать вещи, ехать домой. Конечно, услышав такие слова, Катя вспылила, что она позволяет себе крайне редко. Поверьте, выдержать три года с Пихлером – надо иметь железную волю и выдержку. Ей ведь не раз советовали уйти от немца. Но мы твёрдо придерживались принятого ещё в 2012 году решения.

Вот и весной 2013-го решили, что «коней не меняют» — тем более что и сам Пихлер в личной беседе со мной пообещал, что изменит тренировочные планы и как-то скорректирует их лично для Кати. Ничего это он, конечно, не сделал. В итоге перетренированность и травма. Она ведь возмутилась именно тому, что в настоящих командах так с людьми не поступают и втайне их судьбу не решают – никогда такого на моей памяти в сборной России не бывало. А вышло, что Глазырина крайняя, что клевещет и вообще непорядочно себя ведёт. И что нам думать после этого?

Больно смотреть, как великая биатлонная держава превращается в сырьевой придаток мирового биатлона.

— В самом деле – что? Надо думать – если никаких радикальных изменений в тренерском штабе не произойдёт, то шансы попасть на централизованную подготовку у Глазыриной невелики. В подобных обстоятельствах многие наши биатлонисты и биатлонистки уезжали продолжать карьеру в других сборных.
— Ей тоже предлагали. Года три назад звали в Австрию. Она тогда советовалась со мной, и я очень твёрдо сказал: «Ты россиянка, и твоё место может быть только в сборной России». Острая конкуренция её никогда не пугала – вот и в этом сезоне своё право на место в сборной пришлось подтверждать на «Ижевской винтовке», где она выиграла спринтерскую гонку. Но что будет теперь? Если и в самом деле что-то решительно не изменится в руководстве сборной, спортсменка снова окажется перед выбором: бегать по российским стартам или искать счастья за рубежом. Сколько таких судеб прошло у нас перед глазами только в женской сборной? Булыгина, Денисова, Седова, Панфилова, да и Светлана Слепцова из их числа. Ещё вчера ты лидер команды, а сегодня уже никому не нужен по той причине, что тебя отжали до предела. И куда деваться?

Больно смотреть, как великая биатлонная держава превращается в сырьевой придаток мирового биатлона – из бывших россиянок скоро несколько эстафетных четвёрок можно будет собрать, а мы на домашней Олимпиаде головы ломаем, кого в эстафету ставить. Слава богу, финишировали вторыми! А не провались синхронно немки, француженки и белоруски – за что бы тогда боролись? Знаю, что сейчас пытаются представить наше выступление в Сочи как успех, как вклад в общую победу. Я согласен – спортсмены, безусловно, заслужили свои награды. Но с точки зрения работы тренеров сборной (я в первую очередь имею в виду тех, кто три-четыре года, несмотря на кадровую чехарду, остаётся в сборной – Вольфганга Пихлера, Павла Ростовцева) прошедший олимпийский цикл является глубоким провалом, каких история нашего биатлона ещё не знала. Нужны экстренные меры – иначе в 2018 году мы будем счастливы паре бронзовых наград.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 1
29 апреля 2017, суббота
28 апреля 2017, пятница
27 апреля 2017, четверг
Партнерский контент
Загрузка...
Кто, на ваш взгляд, должен усилить тренерский штаб женской сборной России по биатлону?
Анатолий Хованцев
361 (8%)
Николай Лопухов
90 (2%)
Дмитрий Губерниев
907 (20%)
Валерий Польховский
389 (9%)
Леонид Гурьев
71 (2%)
Павел Ростовцев
299 (7%)
Владимир Королькевич
152 (3%)
Виталий Мутко
702 (16%)
Александр Тихонов
428 (10%)
Магдалена Нойнер
1072 (24%)
Проголосовало: 4471
Архив →