Яна Романова
Фото: Артем Житенев РИА "Новости"
Текст: Александр Круглов

Романова: дом Пихлера всегда открыт для нас

Яна Романова рассказала о барьерах на пути в олимпийскую команду, о трогательном прощании с Пихлером и любви к омлетам.
30 марта 2014, воскресенье. 16:00. Другие

Четыре года назад Яна Романова одержала в Ханты-Мансийске свою единственную победу в Кубке мира, а затем в Увате стала абсолютной чемпионкой России и выиграла автомобиль. В этот раз победа в национальном первенстве стала приятным дополнением к серебряной олимпийской медали. Спецкор «Чемпионата» откровенно побеседовал с биатлонисткой о судьбоносном в её карьере сезоне.

— Яна, вы могли перед началом сезона представить, что не только отберётесь на Олимпиаду, но и завоюете медаль?
— Я боролась и верила в то, что выиграть олимпийскую медаль возможно. Я понимала, что у нас много спортсменов претендует на попадание в олимпийскую команду. Сначала проводились отборы на этапы Кубка мира, затем на Олимпиаду, потом в эстафетную четвёрку. Я рада, что мне удалось поэтапно пройти всё эти преграды. Выходя на каждый старт сезона, я понимала, что это определённая проверка, поэтому выдержала все испытания и реализовала себя по максимуму. Такие шансы выпадают несколько раз в жизни. Каждый из нас отработал эстафету почти на максимуме, что позволило нам занять второе место. На фоне общего выступления на Олимпиаде можно оценить сезон как удачный. Хорошо, что он закончился так.

— Вы согласны, что вам помогли несколько неожиданных эпизодов, например, внеплановая заявка на спринт в Антхольце?
— Всё в нашей жизни определяют случайности. Я благодарна судьбе за тот случай и Ольге Зайцевой, которая так удачно для меня заболела. Понятно, что в нашей российской команде нужно использовать любой шанс, иначе его дадут кому-то другому. Учитывая то, что у нас большой выбор спортсменов, эти шансы надо ценить. Я рада, что мне удалось это сделать.

— Какой момент в сезоне был самым сложным психологически?
— Пожалуй, ночь перед эстафетой, когда я поняла, что в шаге от своей мечты. Я много лет отдала подготовке, прошла массу отборов, чтобы попасть в олимпийскую эстафету на свой любимый этап. Я поняла, что если сделаю что-то не так, то девчонкам будет сложно бороться, а мне пришлось бы всю жизнь жить с сожалением, что подвела команду. В ту ночь были такие сильные эмоции, что я желала побыстрее пробежать эту эстафету.

— После Олимпиады попытаетесь закрепить успех в следующем сезоне или возьмёте паузу?
— У меня есть разные мысли, пока не могу решить, что и как. Окончательное решение я приму позже.

— С чем связаны эти мысли?
— Когда я была юниоркой, думала, что до 30 лет точно бегать не буду. Когда мне говорили, что моя Олимпиада в Сочи, я не верила, что добегаю до неё. Возраст этот мне казался слишком большим для спорта, но когда появляется результат, хочется продолжать. Думаешь, что получится что-то ещё. В то же время к концу сезона чувствую опустошение и уже хочу поскорее оказаться дома. Я с трудом нашла силы, чтобы приехать сюда. Но чемпионат России я никогда не пропускала и считаю его престижным соревнованием. Когда я была молодой спортсменкой, ждала приезда сборной, хотела сравнить с ними свои силы, поэтому понимаю и нынешних молодых спортсменок. Им хочется побороться с нами, показать себя и получить вдохновение. Наверное, это чувство долга и заставило меня выйти на этот старт. Неделю-то можно потерпеть и уехать отдыхать со спокойной совестью.

— Правда, что вы плакали, когда уезжал Вольфганг Пихлер?
— С Вольфгангом мы проработали три года и очень благодарны ему за работу, несмотря на массу критики в его адрес. У нас с ним тоже были споры, мы где-то не соглашались, но к нему, Павлу

Ростовцеву и Николаю Загурскому я отношусь с большим уважением. У нас была очень сплочённая команда. Не всё получалось, но это спорт. На память мы сфотографировались с Вольфгангом, вместе погрустили. Он очень интересный в работе человек. С ним было приятно работать, и он поддержал меня в самые трудные времена. Когда я бегала на всероссийских стартах, он помнил обо мне, писал письма, убеждал меня, что я ещё могу попасть на Олимпиаду и выиграть там медаль. Он будет скучать по нам, как и мы по нему. Ему было тяжело прийти в новую команду с другим менталитетом.

— Что было для него самым сложным?
— Многое в российском спорте отличается от европейского. Пока он вошёл в этот ритм, на это ушло время, а многие к нему изначально были настроены негативно. Тем не менее он всегда держался в позитивном русле перед спортсменками и умел нас настроить. Даже в безвыходных ситуациях он сохранял спокойствие и вселял эту уверенность в нас. Благодаря ему я пришла к своей главной цели – олимпийской медали.

— В Рупольдинге зайдёте к нему в гости?
— Конечно. Вольфганг сказал, что двери его дома всегда открыты для нас. Приятно, что и в Германии у нас есть родной дом.

— Вы что-то подарили Пихлеру на память?
— Мы попрощались, но ненадолго. Думаю, мы всё равно будем видеться и общаться.

— Ростовцев говорил о проблемах с питанием в команде, намекал, что спортсменки не соблюдают диету. Это справедливая критика?
— Я удивлена его словам, так как лично мне он никогда этого не говорил. Я не буду отрицать, что люблю омлет и могу его себе позволить (смеётся), но кока-колу у нас в команде точно никто не пьёт. Так что глобальных проблем с питанием я не вижу.

— В ходе сезона вы чувствовали конфликт Губерниева и Ростовцева?
— Мы старались не задумываться об этом, потому что в Европе не смотрели трансляций с комментариями Губерниева. Мы знали, что он выступает с критикой Вольфганга, но старались думать о своей работе, а не о чужих словах, да и Вольфганг ограждал нас от всего этого.

— Где хранится ваша медаль?
— Она ездит со мной по всем стартам. В аэропорту часто спрашивают: «Что у вас там такое круглое, тяжёлое и большое?» Приходится доставать медаль и показывать. После тюменских стартов я заеду в Курган, посещу своего первого тренера, родную школу. Поэтому медаль всегда со мной, так как я не знаю, когда туда поеду.

— Президентскую машину будете водить?
— Четыре года назад я выиграла на чемпионате России в Увате «Тойоту» RAV 4. Машина мне очень понравилась, я ездила на ней с удовольствием, но теперь решила всё-таки поменять. Новую машину перегнал из Москвы в Курган мой отец, в то время как я уезжала в Поклюку.

— Как вы собираетесь отдохнуть в межсезонье?
— Последние четыре года я никуда не ездила отдыхать. Для меня лучший отдых – просто поехать домой. Люди живут в одном ритме «работа-дом», поэтому для них интересны путешествия. Я же наездилась по городам и гостиницам и хочу побыть дома. Желания ехать на море у меня сейчас нет. Может быть, в мае съезжу на море перед началом подготовки.

— Одно время вы писали диссертацию. Удалось её защитить?
— Нет. Я не прошла апробацию, а мой срок учёбы в аспирантуре закончился. К тому же много времени занимала подготовка к Олимпийским играм. В будущем я бы хотела вернуться к своим научным разработкам и попробовать защититься. Тема стрелковой подготовки биатлонистов мне близка, и моя следующая цель — стать кандидатом педагогических наук.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 1
23 мая 2017, вторник
22 мая 2017, понедельник
21 мая 2017, воскресенье
Партнерский контент
Загрузка...
Кто, на ваш взгляд, должен усилить тренерский штаб женской сборной России по биатлону?
Анатолий Хованцев
361 (8%)
Николай Лопухов
90 (2%)
Дмитрий Губерниев
907 (20%)
Валерий Польховский
389 (9%)
Леонид Гурьев
71 (2%)
Павел Ростовцев
299 (7%)
Владимир Королькевич
152 (3%)
Виталий Мутко
702 (16%)
Александр Тихонов
428 (10%)
Магдалена Нойнер
1072 (24%)
Проголосовало: 4471
Архив →