Михаил Прохоров
Фото: РИА Новости
Текст: Александр Круглов

Как Крым помешал России победить на выборах IBU

Михаил Прохоров и Сергей Кущенко ушли из СБР попытавшись сохранить лицо и подтвердив готовность передать все свои наработки в хорошие руки.
16 апреля 2014, среда. 16:30. Другие

В ОЖИДАНИИ ВЗРЫВА

Накануне назначенной на 16 апреля конференции поползли слухи, что она станет последней для нынешнего руководства СБР Михаила Прохорова и Сергея Кущенко. Тандем напоследок должен был отчитаться за работу в прошедшем четырёхлетии, а затем под гром аплодисментов объявить, что система в биатлоне выстроена и теперь его можно передать в другие руки. Мрачное небо и противный мелкий дождик, начавшийся за несколько часов до эпохального выступления, словно подтверждали грядущие перемены. Однако небо вряд ли оплакивало предстоящий уход двух знаковых для российского биатлона реформаторов, так как главные задачи и обещания в спорте высших достижений ими не были выполнены.

Кущенко: основная деятельность спортивной федерации — системное развитие, а вовсе не спорт высших достижений.

СИСТЕМНОЕ РАЗВИТИЕ

Собравшимся в зале журналистам раздали брошюрки с перечислением многочисленных достижений руководства СБР. Факты были подобраны так, чтобы произвести впечатление колоссальной работы, однако сопоставления и анализа было минимум. К примеру, говорилось о 299 медалях на различных международных соревнованиях. Сколько из них было выиграно на каждом конкретном уровне, не уточнялось. А сколько было в предыдущем четырёхлетии, где одних только подиумов Кубка мира было вдвое больше? Однако для непрофильных СМИ такая цифра отдавала солидностью и говорила о том, что в спорте высших достижений у нас полный порядок. Сергей Кущенко, не отрывая глаз от бумажки, привёл и другие достижения и отметил, что «основная деятельность спортивной федерации — системное развитие, а вовсе не спорт высших достижений».

«Была реализована программа поддержки школ и спортивных комплексов, — продолжил исполнительный директор, — Раздали 700 тысяч винтовок, были сданы под ключ три спортивные школы. Были проведены программы повышения квалификации, семинары для тренеров. Специалисты отметили высочайший уровень проведения соревнований в Сочи. Совместно с РусАДА мы проводили антидопинговую программу, брали до 250 дополнительных проб в год на всех уровнях соревнований. Полностью поддерживали юношескую сборную страны. Было построено 10 биатлонных центров при консультации с СБР».

СРАЗУ УБИЛ ИНТРИГУ

После того как коллега закончил перечислять достижения СБР и поставил сам себе хорошую оценку, Михаил Прохоров решил сразу убить всю интригу, а заодно и задал тон для дальнейшей дискуссии. «Мы с Сергеем Кущенко приходили в биатлон как единая команда и приняли решение вместе уйти из нашего биатлона, — огорошил он многих присутствовавших. — Основные задачи, которые перед нами стояли, мы выполнили. Мы исправили системные ошибки 90-х годов, и больших задач перед нами не осталось. Мы готовы отчитаться и передать дело в другие руки. Это обдуманное решение, и мы не хотим давать никаких рекомендаций. Сильных людей, способных возглавить биатлон, достаточно». Кого именно он имел в виду, Михаил Дмитриевич уточнять не стал, заметив лишь, что на посту первого вице-президента IBU Сергея Кущенко мог бы сменить Виктор Майгуров.

Благодаря Крыму можно будет оправдать любой провал в международной федерации, судейские ошибки и отклонённые протесты.

ОТДАМ В ХОРОШИЕ РУКИ

Главной причиной для беспокойства биатлонной общественности стало возможное сворачивание Программы-2020, по которой детские школы и спортивные центры получали финансовую поддержку от главы СБР и за прошедшую пятилетку смогли серьёзно поправить своё положение. Сам Прохоров не исключил, что поддержка будет продолжена, если его преемником станет единомышленник: «Скажу откровенно, моё участие в продолжении поддержки российского биатлона будет зависеть от того, кого выберут президентом СБР. В таком случае у нас будет нормальное сотрудничество. Способных кандидатов много, но я не хотел бы никак влиять на выбор региональных федераций, а потому не буду называть их поимённо».

Сергей Кущенко и Михаил Прохоров

Сергей Кущенко и Михаил Прохоров

ПОЛУОСТРОВ РАЗДОРА

О том, что у Сергея Кущенко нет реальных шансов стать президентом СБР и что западные страны не поддержат его кандидатуру, Александр Тихонов говорил сразу после Олимпиады, когда его кандидатура была озвучена в СМИ. С тех пор выяснилось, что и Андерс Бессеберг не собирается добровольно уходить в отставку, и что реальная альтернатива ему придёт скорее из центральной Европы, нежели с Востока. Некстати скончался и многолетний российский союзник на международной арене чех Вацлав Фиржтик.

Михаил Прохоров озвучил и ещё одну причину, по которой любой российский кандидат будет непроходным: «Сейчас у России мощные позиции на международной арене, и если бы не геополитическая ситуация, были бы все шансы занять пост президента IBU. Работать же очередной цикл первым заместителем Сергею Кущенко уже не интересно. У нас было достаточно голосов для победы, но ряд коллег откровенно сказали, что не могут поддержать российского кандидата по политическим причинам из-за присоединения Крыма». Это ноу-хау стоит срочно взять на вооружение всем российским спортивным чиновникам. Благодаря ему можно будет оправдать любой провал в международной федерации, судейские ошибки и отклонённые протесты.

ЗАВИСТЬ НОРВЕЖЦЕВ И НЕМЦЕВ

Выигравшие четыре олимпийских золота норвежцы, по словам Прохорова, завидуют системе, выстроенной в СБР. Пока мы проигрываем им в результатах, но вот-вот наши 18-летние вундеркинды вытеснят с помоста Фуркадов и Свендсенов. О том, что Йоханнес Бё проигрывал этим «вундеркиндам» на юношеском уровне, а сейчас сражается с Фуркадом реально, а не виртуально, президент предпочёл умолчать. «Самый большой успех — система организации российского биатлона, самая современная и успешная в мировом биатлоне, — скромно заметил Прохоров. — Мы начинали с другой базы, нежели той, где находились немцы и норвежцы.

Прохоров: в нашей дружной биатлонной семье любовь и ненависть всегда были рядом. Это очень эмоциональный вид спорта, о приходе в который я не жалею. Теперь буду таким же обычным биатлонным болельщиком, как и все.

Сейчас они с завистью смотрят, как организован наш процесс. Я максималист и всегда рассчитываю на большее. Для меня всегда есть только одно место – первое.

Нашим Домрачевым, Бьорндаленам и Фуркадам по 18-19 лет. Их надо довести до первой сборной, и тогда они способны будут стать мировыми звёздами. За шесть лет мы сумели их найти, оснастить тренеров методиками и создали базу для их дальнейшего роста. Очень важно в детском и юношеском возрасте заложить правильную технику».

ТЕПЕРЬ ПРОСТО БОЛЕЛЬЩИК

О своих дальнейших спортивных проектах Михаил Прохоров предпочёл умолчать, но обнадёжил болельщиков и журналистов, что вскоре сообщит им о начале новой истории в другом виде спорта. На вопрос вашего покорного слуги, как изменилось за шесть лет его отношение к биатлону, Михаил Дмитриевич ответил: «Я очень любил биатлон как болельщик. Когда я столкнулся с глубиной его проблем, то начал его тихо ненавидеть. Когда же проблемы стали решаться, я вновь его полюбил, но уже на другом уровне. Это можно сравнить с семейной жизнью. Есть период ухаживания за девушкой, затем притирка и долгая любовь до конца жизни. О последнем процессе я могу судить только с чужих слов, так как пока не женат. Но люди, желающие мне семейного счастья, поделились этим. В нашей дружной биатлонной семье любовь и ненависть всегда были рядом. Это очень эмоциональный вид спорта, о приходе в который я не жалею. Теперь буду таким же обычным биатлонным болельщиком, как и все».

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 2
29 июня 2017, четверг
28 июня 2017, среда
27 июня 2017, вторник
Партнерский контент
Загрузка...
Ждёте ли вы возвращения Юлии Липницкой в сборную России?
Архив →