Олимпиада-2014
Фото: Getty Images
Текст: Лев Россошик

«Бог помогает батальонам, которые хорошо стреляют»

По горам с лопатой, засолка снега впрок, секретный рецепт варки льда – для успешной подготовки к Олимпиаде-2014 все средства были хороши.
5 февраля 2015, четверг. 15:00. Другие
Часть 1 — Заявка Путина. Как именно Россия получила Олимпиаду в Сочи
Часть 2 — «Глубина трясины 80 метров? Здесь и построим олимпийский парк»


В рамках проекта «Год после Игр» обозреватель «Чемпионата» продолжает вспоминать о том, как шла подготовка к Олимпийским играм в Сочи. Главной проверкой сделанного стали тестовые турниры, которые проводились на всех спортивных объектах верхнего и нижнего кластеров в 2012 и 2013 годах. И прошли они практически безукоризненно. Об этом – в третьей части рассказа Льва Россошика.

«Полевые учения» перед главным сражением


В начале декабря 2011 года я в очередной раз брал интервью у Дмитрия Чернышенко в московском офисе Оргкомитета «Сочи 2014» (оно, кстати, было опубликовано в первые дни января 2012-го). В самом конце беседы с президентом оргкомитета раздался звонок от заместителя министра спорта Юрия Нагорных, который приглашал на серьёзный разговор: последовало предложение возглавить пресс-службу первых тестовых соревнований в Горном кластере будущих Игр. Удивительное совпадение. Разумеется, я согласился, не задумываясь. Собственно свою журналистскую карьеру примерно за полвека до этого начинал с работы в пресс-центре Спартакиады народов РСФСР ещё 1963 года. Потом приходилось трудиться и возглавлять многочисленные подобные службы для журналистов не только в нашей стране, но и за рубежом. Кстати, и перед московской Олимпиадой опять-таки призвали на аналогичную работу.

Так что мне было очень интересно выступить «запевалой» нового дела. Тем более что речь шла о совершенно новом для России спортивном событии: мужском и женском этапах Кубка мира по горным лыжам, никогда прежде в наших горах не проходивших.

Ещё до приезда на Красную Поляну, к месту непосредственной работы, испытал своеобразный прессинг от пока незнакомой мне Рикки Ракич, «маленькой финки замужем за хорватом», как мне её описали представители ФИС. Она руководила пресс-офисом Международной федерации лыжного спорта и требовала чуть ли не ежедневных отчётов о проделанной работе.

Поскольку все шло по плану и никаких претензий при подготовке пресс-центра и всех необходимых для этого служб ни от кого не поступало, то поначалу я вообще не отвечал на истеричные послания, кричавшие, что я фактически срываю важнейшее мероприятие. В конце концов, заочная атака мне надоела, и я перешёл к ответным контратакующим действиям, объяснив (в письменном виде, разумеется) хорватской финке, с кем она имеет дело и что опыта организации пресс-центров на международных соревнований любого ранга у меня, скорее всего, ничуть не меньше, а скорее всего больше, чем у неё.

Ракич отстала. Тем более что уже было не до неё: за пять дней до первого официального старта в сочинском аэропорту должны были с разницей в несколько минут приземлиться три чартера с 240 пассажирами, в числе которых было 86 спортсменов и 46 моих клиентов — представителей пишущей и снимающей братии, входящей в так называемый пул ФИС. Но для того чтобы в аэропорту все прошло без сучка и задоринки, накануне были проведены специальные ученья. И работники аэровокзального комплекса, и пограничники, и таможенники, и большая группа волонтёров — все сработали на ура.

Единственное, что смущало накануне прилёта главных действующих лиц — не совсем благоприятный прогноз погоды накануне основных тренировок: в горах ожидалось похолодание: в зоне старта скоростного спуска температура могла опуститься до минус 17 градусов, а в зоне финиша — до минус 7. Но мороз — ещё полбеды. Гораздо хуже для горнолыжных соревнований снег, свежая пороша.
Дело в том, что белый «пух» мешает спусковикам — трассу для них покрывает ледяная корочка, позволяющая развивать высокую скорость, снег же — тормоз. И его приходится убирать вручную, так как ратраки на гусеничном ходу могут повредить столь желанный наст. Так что под рукой организаторов любых стартов в горах всегда наготове команды горноспасателей, которые выходят с обыкновенными лопатами для расчистки трассы на всем ею протяжении в два с лишним километра.

Вот почему на ежевечерних заседаниях штаба все с нетерпением каждый раз ждали выступления синоптиков. Потому что только погода могла помешать проведению важнейших тренировок и стартов. Все остальные службы были готовы, о чём с уверенностью и говорил накануне первых соревнований австриец Вольфганг Миттер, заместитель председателя оргкомитета по проведению тестовых соревнований по горным лыжам: «Нисколько не сомневаюсь, что нас ждут два замечательных уик-энда. Потому что все заинтересованные в этом структуры потрудились на совесть, причём дружно, согласованно, со знанием дела — министерство спорта, профильная федерация, региональные и городские власти, специалисты курорта „Роза Хутор“ и Оргкомитета „Сочи 2014“. Многие из них набрались опыта, поездив по европейским горнолыжным курортам и посмотрев, что и как надо делать в процессе подготовки и проведения этапов Кубка мира».

Когда гора задаёт темп


С Риккой Ракич познакомился уже после проведения первых стартов — она появилась на Красной Поляне вместе с участницами женских этапов — знаменитая Линдси Вонн и Ко прилетели в Сочи вторым заходом, когда представители сильного пола покинули трассы «Роза Хутора». Ракич оказалась на удивление милым хрупким созданием, не высказала ни слова претензий — все её устроило. Да собственно с нашей стороны накладок не было. Более того, сочинские организаторы, обеспечивавшие журналистов питанием, даже перестарались: завезли несколько ящиков прекрасного сухого вина из подвалов Абрау-Дюрсо. И те из коллег, кто засиживался в пресс-центре дольше обычного, мог по завершении напряжённой работы позволить себе расслабиться. Причём французские коллеги, более искушённые в предложенном продукте, высоко оценили «произведение» краснодарских виноделов.

Разве что неожиданно нагрянувший вслед за первым лицом государства президентский пул из полусотни коллег мог просто-напросто не уместиться в палатке пресс-центра, но, что ещё хуже, мощность заготовленных для бесперебойной работы Интернета роутеров, которые были рассчитаны на примерно 120 одновременных пользователей, теперь могла оказаться слишком незначительной. Пришлось принимать спешное решение с прикреплёнными к пресс-службе специалистами «Ростелекома». И никто из коллег даже не почувствовал каких-то неудобств: дополнительные аппараты изыскали в соседнем палаточном офисе, предназначенном для спортсменов — им было не до Интернета, их больше интересовала приготовленная для них трасса.

И тут мнения разошлись. Скажем, американцу Боде Миллеру, специалисту как раз в скоростном спуске, сочинская дистанция показалась слишком простой, ему не хватало сложности, риска, адреналина. А вот коллеги из крупнейших австрийских изданий со слов своих спортсменов заключили, что «трасса в хорошем состоянии, но очень сложная». Впрочем, опять-таки, как утверждали журналисты горнолыжного пула, сей факт вовсе не противоречил правилам, а даже напротив — повышал требования к мастерству спортсменов и вызывал здоровую конкуренцию между ними.

Но, наверное, лучше остальных высказался двукратный чемпион мира норвежец Аксель Лунд Свиндал: «Эта трасса и есть суть горных лыж — здесь гора как бы сама задаёт темп. Если бы надо было спускаться прямо с вершины, мы бы убились через 20 секунд. Так что я рад, что организаторы добавили несколько поворотов. Вот только с водой они немного переборщили на верхней части дистанции, из-за чего покрытие оказалось слишком твёрдым».

А первым победителем тестовых стартов стал швейцарец Беат Фейц, которому прямо в день его победы — 11 февраля 2012-го — исполнилось 25 лет!

— Вы думаете, я вправе критиковать организаторов в день своей победы? — вопросом на вопрос журналистов ответил улыбчивый парень. — Единственное, что мог бы порекомендовать постановщикам трассы — немного изменить место расположения ворот, особенно в нижней части. А вообще я поражён, что здесь смогли сделать за какие-то три года — создали настоящий горный курорт.

Самые лестные слова про соревновательные условия услышал и от уже упоминавшейся выше красотки Вонн, которая буквально накануне приезда в Сочи одержала свою 50-ю победу на этапах Кубка мира. И пообещала обязательно вернуться в Кавказские горы в феврале 2014-го. Но ровно за год до Игр в первый же день чемпионата мира в австрийском местечке Шладминге на трассе супергиганта упала и получила разрыв крестообразных связок колена, а в конце декабря того же 2013-го вновь повредила правое колено и с сожалением объявила, что пропустит сочинские Игры…

Уже после горнолыжников свои тестовые турниры провели будущие олимпийцы и паралимпийцы в лыжных гонках и биатлоне на плато Псехако, состоялись первые спуски саночников и бобслеистов на только что построенном слайдинговом комплексе «Санки», свои первые полёты совершили летающие лыжники. Олимпиада приближалась.

Японское нашествие в «Айсберге»


Ещё на стадии строительства оценил уникальность сборно-разборного металлического каркаса сооружения необычной формы, получившего название «Айсберг», но всей красоты этой арены, предназначенной для соревнований по фигурному катанию и шорт-треку, особенно в тёмное время представить не мог. И впрямь впечатляло — действительно получилась огромная, свободно плавающая в океане, то бишь, в Олимпийском парке, ледяная глыба. Это снаружи.

Внутри же буквально за день до начала главного тестового турнира — финала Гран-при по фигурному катанию в декабре 2012-го — этакое броуновское движение: все куда-то бегут, куда-то звонят, кого-то вызывают по рации, проводят нужные и ненужные заседания, задают друг другу массу вопросов, многие из которых ответов не требуют. Это вокруг самого катка. На льду же — плановые тренировки.

Но, согласитесь, так бывает всегда и везде накануне любого старта. А уж если речь идёт об Олимпийских играх, то тут, поверьте на слово, нервное напряжение зашкаливает.

При этом по сравнению с моим предыдущим визитом сюда каких-то пару недель до того прогресс был очевиден: тогда только-только готовились к заливке льда, монтировали кресла на трибунах, тестировали табло, а на соседнем с основной ареной тренировочном катке мыли бетонную подушку. Сейчас же всё сверкало — и лёд, и кресла.

Попросил руководителя группы ледоваров поделиться, как удаётся быстро изготовить лет и поддерживать его в нужной кондиции долгое время. И получил отказ — оказалось, что это секретная информация, которая не предназначена для широкой огласки. Сообщили только, что работы у ледовой службы во время самих Игр будет более чем. Календарь олимпийских соревнований на «Айсберге» был составлен так, что дни соревнований представителей двух видов спорта чередовались. А требования к качеству льда у них разнились: фигуристам требовался более мягкий, шорт-трекистам — пожёстче.

Пресс-центр не только в дни тестовых стартов, но и накануне приходилось открывать ни свет, ни заря — первые тренировки участников юниорского Гран-при начинались в 7 утра, и к этому времени подтягивались первые японские коллеги. Тут всё просто объяснялось. Во-первых, разница во времени, во-вторых, среди главных спонсоров турнира — в основном японские компании, наконец, в-третьих, и это было самым важным, фигуристы из Страны восходящего солнца в одиночном катании как у мужчин и женщин, так и у юниоров значились в числе основных претендентов на награды. Потому из 159 аккредитованных на соревнованиях фото и пишущих коллег больше трети составляли именно представители различных японских СМИ. А их работоспособности, как известно, можно только поражаться: они появлялись в пресс-центре первыми, а покидали рабочие места последними, ближе к полуночи, а иногда и позже.

В Куршевель? Нет, на «Роза Хутор»!


Олимпийскую зиму по традиции встречал в конце декабря 2013-го на «Роза Хуторе». За предолимпийские годы успел буквально сродниться не только с этим красивейшим местом, но и с замечательными людьми, которые работали здесь едва ли не с первых дней строительства спортивного центра и курорта, которое, кстати, началось ещё до того, как МОК признал черноморскую здравницу в российских субтропиках столицей Олимпийских зимних игр 2014 года. И меня уже по традиции постоянно приглашали в этот уголок Кавказа на открытия и закрытия горнолыжных сезонов.

Но такого праздника, как на сей раз, прежде не бывало. Оно и понятно — до начала Игр оставались считаные дни, чуть больше месяца. Все гостиницы на обоих берегах быстроводной Мзымты горели огнями — они были переполнены. Торжественность момента ощущалась во всём. Повсюду разноцветье спортивных курток и сплошь улыбающиеся лица — Олимпиада на пороге!

Инициатором этого уникального новостроя в горах и человеком, который вложил в его освоение немалые средства, был известный бизнесмен и большой любитель спорта, в частности и горных лыж, Владимир Потанин. Владимир Олегович выкроил тогда несколько минут для общения.

— Как настроение в день традиционного открытия сезона?
— Замечательное. Посмотрите, как много людей приехало покататься, отдохнуть. С погодой на сей раз повезло. Небеса сжалились над всеми, кто все эти годы готовил большой зимний праздник. Снега много. Несколько лет нам мешала непогода, теплынь и дождь. Что же касается снега, который с прошлого года заготовили и хранили на случай, если и в олимпийский сезон возникнут проблемы с погодой, то к этому надо относиться так, как говаривал Наполеон: «Бог помогает батальонам, которые хорошо стреляют». Жаль только, что на этот праздник для людей отведено слишком мало времени — всего три недели перед Играми и примерно месяц после. По правилам МОК с 7 января по 17 марта на всех олимпийских объектах вводится особый режим, и приём отдыхающих будет временно приостановлен.

— Вы стояли у истоков сочинской заявки и во многом повлияли на то, что российский город получил право провести эти Игры. Сейчас, когда до их начала остаются считаные недели, с каким чувством вы приезжаете на «Роза Хутор»?
— Если говорить конкретно о сегодняшнем дне, то я благодарен тем, кто все это воздвиг. А перед самой Олимпиадой реально волнуюсь. Потому что речь идёт о двух вещах: как мы эти Игры проведём и как выступят наши спортсмены.

— Каково будущее курорта после Олимпиады?
— Должен сказать, ничего подобного в России не было и в ближайшее время вряд ли может появиться. Считайте, что из Альп или другого всемирно известного зимнего курорта отрезали кусок и перенесли в российские Кавказские горы. И я нисколько не сомневаюсь, что по своей популярности, возможности за короткое время добраться до места отдыха, «Роза Хутор» будет ещё долго оставаться в лидерах. Надеюсь, что и в коммерческом плане это будет вполне успешный проект при условии оказания определённых мер государственной поддержки в первые годы после Олимпийских игр.

Все опасения известного бизнесмена и филантропа оказались напрасными: и Игры были организованы безукоризненно, и российские спортсмены выступили блестяще, и государство согласилось капитализировать все дополнительные затраты и предоставило отсрочку для выплаты банковских кредитов…

Ну а я сегодня вновь отправляюсь в Сочи — праздновать год после старта грандиозного спортивного события, которое останется со мной навсегда. Как когда-то московская Олимпиада, которую даже спустя 35 лет вспоминаю с большой теплотой.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 14
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
Верите ли вы, что 12 российских призёров Сочи-2014 употребляли допинг?
Архив →