Как один человек менял вид спорта
Фото: Reuters
Текст: Денис Козлов

Матрица, революция. Как один человек менял целый вид спорта

Спринт от кенгуру, юла в секторе и прыжки задом наперёд – спортивные революционеры редко находили понимание коллег. Вспомним, как это было.
12 мая 2015, вторник. 13:15. Другие
В спорте, как и в жизни, тоже не обходится без революций. Иногда болельщикам предстоит узнать о роли личности в истории, если на горизонте появляются люди, подобные Майклу Фелпсу или Бьорну Дэли. Порой революция приходит извне – как в случае с новыми двигателями в автоспорте или чудо-комбинезонами в плавании. А бывают случаи, когда находится такой новатор, что может полностью поменять многолетние устои в своем виде спорта.

Подражая кенгуру


Ровно 128 лет назад, 12 мая 1887 года, на студенческих соревнованиях в США Чарльз Шерилл впервые применил низкий старт в спринтерском беге, чем изрядно удивил и болельщиков, и судей. Ему даже несколько раз предлагали встать, но Шерилл вместе с тренером остались непреклонными. Спортсмен выиграл этот турнир и стал родоначальником нового стиля. Причём ни он сам, ни его тренер Мерфи не были его изобретателями. Путешествуя по Австралии, они наблюдали за кенгуру и увидели, как низко пригибаются животные перед прыжком. Такой стремительный бросок вперёд помогает выиграть драгоценные доли секунды. В спринте они важны, как ни в каком другом виде лёгкой атлетики.

V – значит победа


В конце 80-х годов прошлого века имя прыгуна с трамплина Яна Боклёва было известно лишь специалистам и очень большим любителям этого вида спорта. Швед явно не хватал звёзд с неба, барахтаясь в третьем десятке общего зачёта Кубка мира. Всё изменилось с того момента, когда, тренируясь на трамплине в Фалуне, он заметил, что разведённые носки лыж, когда прыгун в полёте напоминает букву V, дают преимущество в аэродинамике и увеличивают дальность полёта. Когда он отточил свой стиль до совершенства, успех был ошеломительным – в сезоне-1988/89 Боклёв одержал пять побед на этапах Кубка мира и досрочно завоевал «Большой хрустальный глобус». Триумфу не помешало даже то, что судьи, борясь с новатором и его «грязной» техникой, ставили крайне низкие технические оценки – дальность полёта играла главную роль.

Увы, триумф Боклёва был очень краток. На ЧМ-1989 он не справился с нервами, заняв лишь 10-е место, а в следующем сезоне, когда ведущие прыгуны переняли новую технику, он потерял единственный фактор, дававший ему преимущество, и вернулся к надцатым местам.

Что русскому хорошо, то американцу отлично


До середины 70-х годов в толкании ядра доминировали американцы. Доминировали абсолютно и окончательно, за 40 лет мировой рекорд улучшался 33 раза – и все 33 рекорда на счету толкателей из США. Но великий советский тренер Виктор Алексеев положил конец гегемонии «звёздно-полосатых», изобретя новый метод толкания – «круговой мах». Теперь спортсмен делал в секторе не пол-оборота, как раньше, а полтора. Выполняя толчок этим стилем, наш Александр Барышников запустил ядро на 22 метра, обновив высшее мировое достижение на 15 см. Данный метод не стал общим, до сих пор ведутся споры о том, какой из стилей эффективнее. Но что интересно, методика Алексеева наиболее подошла… спортсменам из Штатов. Сейчас в России большинство толкателей имеют классическую технику, а все американцы уже давно практикуют стиль кругового маха.

Кто же был первым?


В вопросе, кто в лыжном спорте первым стал применять коньковый ход, спор порой разгорается не менее сильный, чем в вопросе о первом изобретателе радио. Некоторые отводят роль пионера нового стиля великому шведу Гунде Свану. Четырёхкратный олимпийский чемпион знаменит не только своими победами, но и постоянным стремлением к совершенству техники хода. В частности, в начале 1980-х он пробовал бегать не с двумя, а с одной длинной палкой, отталкиваясь ей по очереди на манер весла в каноэ. Но эта инновация не принесла прибавки в скорости, чего не скажешь о коньковом ходе.

В то же время независимо от Свана развивали технику конькового хода по другую сторону океана. Американец Билл Кох, астматик и серебряный призёр ОИ-1976, хотя и не сумел выиграть домашние Игры в Лейк-Плэсиде, не справившись с давлением прессы и родных зрителей, зато благодаря коньковому стилю смог завоевать Кубок мира. В конце концов FIS, поняв, что новый стиль даёт слишком большое преимущество, разграничила коньковые и классические гонки.

«2.20 у плюгавого канадца…»


«…канадец этот прыгает спиной». Владимир Высоцкий в своей песне о прыжках в высоту так отметил Дика Фосбери, поразившего всех на ОИ-1968 в Мехико. Правда, на самом деле Фосбери не канадец, а американец. И вряд ли бы он стал изобретать новый стиль прыжка, если б ему хорошо удавался «перекидной», бывший основным стилем того времени. Но даже «ножницами» юный Дик прыгал выше, и ему ничего не оставалось, как задуматься о новой, более эргономичной технике. Уже в 16 лет он сформировал «фосбери-флоп», которым прыгают теперь во всём мире.

Думаете, технику Фосбери встретили восторженно? Ничуть не бывало. Его прыжок называли «шлепком» и «падением в лужу», а несколько пренебрежительная характеристика Высоцкого была далеко не самой грубой. Да и после олимпийской победы стиль американца далеко не сразу стал доминирующим – уж слишком некрасиво выглядел спортсмен при приземлении, как тогда считалось. Тем более что рекорд планеты Валерия Брумеля, показанный «перекидным», в Мехико устоял. Ещё в конце 70-х многие прыгали при помощи старой техники и даже устанавливали мировые рекорды. И только после Олимпиады в Москве все легкоатлеты перешли на стиль Дика Фосбери.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 11
11 декабря 2016, воскресенье
Верите ли вы, что 12 российских призёров Сочи-2014 употребляли допинг?
Архив →