Софья Великая
Фото: РИА Новости
Текст: Денис Козлов

Великая: при счёте 14:14 две мысли — «катастрофа» и «что делать»

Софья Великая – о старте «Московской сабли», большой тройке, статусе фаворита и извечном вопросе «что делать».
23 мая 2015, суббота. 21:30. Другие
— Софья, у вас нынешний сезон стал первым полновесным после возвращения. Ожидали, что его первая половина сложится так удачно?
— Нет, конечно. Надеялась, стремилась к такому результату, но не могла даже подумать, что всё начнёт получаться прямо с первого турнира.

— Важен ли тот факт, что вы провели предсезонную подготовку вместе со всеми?
— Это ключевой момент. В прошлом году я вернулась в команду в середине сезона, и было видно, что мне не хватает практики. Рейтинг у меня был нулевой, пришлось всё начинать сначала: на этапах Кубка мира я вылетала во втором круге, на чемпионате Европы тоже не сложилось. А вот на ЧМ я уже была в восьмёрке. Кто-то скажет: ну что это за результат? Но в той ситуации четвертьфинал действительно был для меня успехом. Это помогло мне понять, что я на верном пути и для возвращения на прежний уровень требуется лишь время. Как только я провела всю предсезонку с остальными девочками, почувствовала, что нахожусь в нужных кондициях.

— Ваш сын в прошлом году был вместе с вами на тренировках и некоторых этапах КМ. Сейчас традиция продолжается?
— Нет, в этом году такая надобность отпала. Сын подрос, и теперь уже можно не возить его по сборам и турнирам, а оставить дома. За ним смотрит моя мама — его бабушка, а я могу посвящать все время тренировкам и соревнованиям.

— Перед этим сезоном были ли какие-то новые упражнения от маэстро Бауэра (генеральный менеджер сборной России. – Прим. ред.)?
— Сложный вопрос. Дело в том, что Бауэр постоянно привносит нечто новое, что-то оставляет на вооружении, что-то отбрасывает. А через какое-то время может вернуться к прежнему. Все годы, что он тренирует нашу команду, мы движемся по такой спирали. Поэтому если сравнивать два различных сезона, то приёмы, которые нам преподаёт наставник, будут точно отличаться друг от друга. А новые они или хорошо забытые старые, трудно сказать. Да и воплотить их все на дорожке не всегда получается.

Сын подрос, и теперь уже можно не возить его по сборам и турнирам, а оставить дома. За ним смотрит моя мама.
— Кристиан Бауэр сильно изменился за пять лет в России?
— Повлияла ли российская действительность на его мировоззрение? (смеётся). Думаю, это лучше у него спросить.

— Знаете ли вы, что можете побороться за победу в общем зачёте Кубка мира?
— Скажем так: догадываюсь. Я пристально за ситуацией в таблице не слежу, но понимаю, что исходя из результатов первой части сезона, шансы на победу есть. Для меня победить в Кубке — не самоцель. Есть чемпионаты Европы и мира. Чего скрывать, выиграть общий зачёт — значит, показать свою стабильность на протяжении всего сезона. Это дорогого стоит. Но «личка» — хорошо, а команда — лучше: в Рио-то мы отбираемся по результатам командного зачёта КМ.

— Кстати, почему не всё пока получается в командном турнире?
— Есть много факторов, и главный из них — очень часто менялись люди в команде. В разное время то один, то другой человек покидал состав, и только в последнее время он стабилизировался. Сейчас в команде все саблистки очень высокого уровня. С Катей Дьяченко и Юлией Гавриловой я фехтовала ещё в прошлом олимпийском цикле, теперь добавилась Яна Егорян. С такими партнёршами можно бороться за победу на любом турнире. Второй момент — не хватает концентрации. В этом сезоне мы то лидируем с большим преимуществом, которое потом разбазариваем, то, наоборот, весь поединок догоняем, сравниваем счёт, а концовку упускаем. Надеюсь, на Европе и мире все карты сложатся верно.

Для меня победить в Кубке — не самоцель. Есть чемпионаты Европы и мира.
— Украинка Ольга Харлан — одна из главных ваших соперниц. Повлияла ли нынешняя политическая ситуация на отношения с ней?
— Спорт — это мир, дружба и праздник. Из-за политики изменить отношение к своим друзьям, с которыми ты делаешь много лет одно общее дело, просто недопустимо.

— В мировой сабле существует большая тройка: вы, Харлан и американка Загунис. Есть ли на горизонте кто-то, кто может достичь вашего уровня?
— Самое интересное, что я не могу сказать, что наш уровень так уж сильно выше уровня остальных. Несмотря на то что мы в этом году постоянно в полуфинале, все, кто входит в топ-8 мирового рейтинга, примерно равны по классу. Просто мы оказываемся чуть точнее, чуть удачливее. Если говорить о молодёжи, которая способна потеснить опытных спортсменов, то это венгерка Анна Мартон и наша Яна Егорян. А в последнее время возвращается на свои позиции и олимпийская чемпионка Лондона Ким Чжи Ён.

— Значит, спокойной жизни у лидеров не будет?
— Какое тут спокойствие, когда год до Рио! Все желают выигрывать, всем на Олимпиаду хочется. Например, со сборной Японии сейчас корейский тренер работает. Прошло совсем немного времени, а уже можно видеть, как девчонки подтягиваются.

— Вы относитесь к числу спортсменов, про которых говорят: «Ну этот уж точно фаворит!». Тяжело ли выходить на дорожку с таким грузом?
— Ни капельки. Я уже привыкла. За свою карьеру я уже столько раз выходила на дорожку и в статусе фаворита, и в статусе «тёмной лошадки», что все эти моменты я воспринимаю без напряжения.

В 2011 году я выиграла домашний турнир на глазах у родных и друзей. У меня такая эйфория была, словно я чемпионкой мира только что стала.
— Ближайший турнир — домашний для россиян этап Гран-при «Московская сабля». Какой момент за все время вам больше всего запомнился?
— Первая победа. Я на московском этапе выступаю очень давно, а выиграть никак не могла. Причём от имени соперника это не зависело. Шли годы, менялись люди на пьедестале, стабильным было только одно — мои вторые-третьи места. Кому я только за это время не проигрывала! И вот, наконец-то, в 2011 году я выиграла домашний турнир на глазах у родных и друзей. У меня такая эйфория была, словно я чемпионкой мира только что стала (смеётся).

— Дома легче фехтовать?
— Дело даже не в том, легче или тяжелее. Побеждать дома гораздо приятнее. Когда знаешь, что на тебя будут смотреть сотни россиян, испытываешь вдохновение.

— И последнее. Всегда интересовал вопрос, о чём думает фехтовальщик при счете 14-14?
— Первая мысль: «Катастрофа!». А вторая — как у Чернышевского.

— «Что делать?»
— Точно!

— То есть чувство юмора в подобной ситуации тоже присутствует?
— А без него при таком счёте вообще никак!
Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 4
26 февраля 2017, воскресенье
25 февраля 2017, суббота
Партнерский контент
Загрузка...
Довольны ли вы итогами чемпионата мира по биатлону для сборной России?
Архив →